Адвокат спецсубъект

Дополнительные гарантии неприкосновенности

Адвокат спецсубъект

26 мая 2020 г. 18:57

Предложено уточнить порядок ведения уголовных дел в отношении судей, депутатов, адвокатов и других спецсубъектов

Законопроект «О внесении изменения в статью 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» внесло в Государственную Думу ФС РФ Законодательное собрание Ленинградской области.

Авторы документа считают, что он должен устранить правовые противоречия между статьями УПК, так как в настоящее время «право следователей на самостоятельное вынесение новых постановлений о привлечении в качестве обвиняемых спецсубъектов уничтожает институт неприкосновенности данных лиц».

Как полагает советник ФПА РФ, член НКС ФПА РФ Евгений Рубинштейн, «адвокатскому сообществу такая детализация закона пойдет только на пользу, поскольку устранит возможность циничного толкования указанной нормы».

В пояснительной записке к законопроекту утверждается, что он направлен на устранение правового противоречия, касающегося производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 447 Уголовно- процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ).

Главой 52 УПК РФ предусмотрены особенности уголовного преследования членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и региональных парламентов, членов выборных органов местного самоуправления, руководителей следственных органов, следователей, адвокатов, членов избирательных комиссий, а также ряда других должностных лиц. Таким образом, подчеркивают авторы законопроекта, указанным лицам предоставляются дополнительные гарантии, связанные с их защитой от необоснованного привлечения к уголовной ответственности в связи с выполнением ими определенных государственных, служебных и общественных функций.

Частью 1 ст. 448 УПК РФ установлена особая процедура принятия решений о возбуждении в отношении указанных лиц уголовных дел или о привлечении их в качестве обвиняемых, если уголовные дела были возбуждены в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Данные решения могут приниматься только председателем Следственного комитета РФ (далее – СКР), лицом, исполняющим его обязанности, руководителем следственного органа СКР по субъекту Российской Федерации. В определенных случаях, предусмотренных ч. 1 ст.

448 УПК РФ, для принятия соответствующего решения требуется согласие или заключение законодательных или судебных органов государственной власти РФ, представление Президента РФ или Генерального прокурора РФ.

Однако, как отмечают авторы документа, «частью первой статьи 175 УПК РФ предусмотрена возможность вынесения самим следователем, производящим предварительное следствие по уголовному делу, нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого, если в ходе предварительного следствия появляются основания для изменения ранее предъявленного обвинения, в том числе и по уголовным делам в отношении лиц, указанных в части первой статьи 447 УПК РФ». При этом новые постановления о привлечении в качестве обвиняемых таких лиц, самостоятельно выносимые следователями на основании ч. 1 ст. 175 УПК РФ, «могут иметь в своей основе абсолютно иные доводы, в том числе и обвинение в этом же уголовном деле может быть перепредъявлено по другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации».

«Существующее право следователей на самостоятельное вынесение новых постановлений о привлечении в качестве обвиняемых по таким делам в соответствии с частью первой статьи 175 УПК РФ в принципе уничтожает институт неприкосновенности данных лиц», – говорится в пояснительной записке, поскольку «право следователя, производящего предварительное следствие по таким уголовным делам, на самостоятельное вынесение нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого не соотносится с содержанием гарантий, предоставленных ч. 1 ст. 448 УПК соответствующим категориям лиц».

Согласно внесенному в Госдуму законопроекту глава СКР или руководитель регионального СКР смогут принимать решения не только о привлечении депутатов всех уровней, сенаторов, судей, прокуроров, адвокатов, экс-президентов и других лиц, в отношении которых действует особый порядок производства по уголовным делам и которые уже находятся под следствием, но и выносить новые постановления о привлечении их в качестве обвиняемых при изменении и дополнении обвинения в ходе предварительного следствия.

Законопроектом предлагается дополнить ч. 1 ст.

448 УПК РФ положением о том, что председатель СК РФ или его регионального управления вправе принимать «решение не только о привлечении отдельных категорий лиц в качестве обвиняемых, но и о вынесении в отношении них новых постановлений о привлечении в качестве обвиняемых в случаях, предусмотренных частью первой статьи 175 УПК РФ, то есть при изменении и дополнении обвинения в ходе предварительного следствия».

В настоящее время законопроект направлен в Комитет Государственной Думы по государственному строительству и законодательству для подготовки заключения. Его принятие, как сообщили авторы, не потребует изменения действующих законов и нормативных актов, а также дополнительных бюджетных расходов.

* * *

Законопроект о внесении изменения в ст. 448 УПК РФ прокомментировал советник Федеральной палаты адвокатов РФ, член Научно-консультативного совета ФПА РФ Евгений Рубинштейн. По его словам, предлагаемые изменения обусловлены правоприменительной практикой и направлены на уяснение содержания нормы, регламентирующей порядок предъявления и перепредъявления обвинения.

«По своей сути, это попытка устранить неправильное применение ч. 1 ст. 448 УПК РФ путем ее детализации.

Такой способ противодействия неправильного применения уголовно-процессуальной нормы сложен, дорого стоит, но, по всей видимости, иных возможностей заставить работников Следственного комитета РФ системно толковать закон и действовать в полном соответствии с таким толкованием нет», – считает эксперт.

«К глубокому сожалению, правоприменительные органы зачастую толкуют нормы уголовно-процессуального права, используя лексические пробелы в структуре нормы как предоставляющие им дополнительные права, – продолжил Евгений Рубинштейн.

– Тогда как концепция формирования процессуального статуса должностных лиц стороны обвинения основывается на правиле о дозволении совершать определенные действия и принимать решения только в том случае, если они прямо указаны в УПК РФ. В рассматриваемой ситуации ч. 1 ст.

448 УПК РФ предусматривает специального субъекта, который имеет право принимать решение о возбуждении уголовного дела или решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено по факту или в отношении других лиц.

Вполне естественно, законодатель не указал, что в случае необходимости перепредъявления обвинения это решение также принимает один и тот же специальный субъект, поскольку уровень гарантий в отношении отдельных категорий лиц не может понижаться при принятии аналогичных решений на всех досудебных стадиях уголовного процесса». Таким образом, по мнению советника ФПА РФ, «учитывая, что первоначальное решение о привлечении лица в качестве обвиняемого принимает председатель Следственного комитета РФ или региональный руководитель (в зависимости от статуса обвиняемого), то и изменять свое решение путем перепредъявления обвинения может то же самое должностное лицо, которое его и принимало. Иное толкование приводит к существенному искажению как смысла нормы о предоставлении отдельным категориям лиц специальных повышенных гарантий, так и ее системного толкования».

Между тем, как отметил Евгений Рубинштейн, «следственная практика пошла по иному пути.

Следователи полагают, что, поскольку отсутствует прямое указание на то, кто может перепредъявлять обвинение в отношении отдельных категорий лиц, то такое решение может принимать кто угодно – хоть следователь районного звена.

Именно в целях устранения очевидного нарушения закона законодатели Ленинградской области вышли с законодательной инициативой. Адвокатскому сообществу такая детализация закона пойдет только на пользу, поскольку устранит возможность циничного толкования указанной нормы».

Константин Катанян

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/dopolnitelnye-garantii-neprikosnovennosti-/

Адвокат как специальный субъект уголовной ответственности

Адвокат спецсубъект

Чуприков Роман Александрович 4 курс Юридического института

Сибирского Федерального университета.

Законы должны иметь для всех одинаковый смысл.
(Шарль Луи Монтескье)

             Слово «Адвокат» произошло от латинского «advoco», что в переводе означает «приглашать»; согласно статье 1 Федерального закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (далее – Федеральный закон), это человек, который квалифицированную юридическую помощь на профессиональной основе физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Целью деятельности адвоката является законная защита прав, свобод и интересов граждан и юридических лиц, в том числе и в суде. Другими словами, в соответствии с Федеральным законом, адвокат – это независимый советник по правовым вопросам. При этом адвокат – это не любое лицо и даже не любой юрист, а только тот, который в соответствии с Федеральным законом получил статус адвоката.

              Однако, не смотря на повышенные требования к моральному облику граждан, обладающих статусом адвоката, среди них также встречаются лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. Например, дело в отношении адвоката И.

Кострова, обвиняемого в жестоком убийстве знакомого, которого он заколол ножницами насмерть в день празднования 9 Мая[1]. Или же, дело об убийстве И. Нарузберг, когда две женщины (одна из них адвокат в г. Челябинске) по предварительному сговору совершили ужасное, вопиющее преступление.

Суд признал адвоката виновным и назначил наказание в виде 14 лет лишения свободы[2]. Еще одним примером может служить инцидент, который произошел в Москве. На телеканале РЕН ТВ в телепрограмме «Шариатский суд идет» адвокат Д.

Хасавов заявил о том, что если в России, в частности в Москве, не будут введены суды шариата, то «мы зальем город кровью». 26 апреля Прокуратура г. Москвы объявила, что в словах участников данной телепрограммы, одним из которых был Хасавов, найдены признаки экстремизма[3].

Если обратиться к статистическим данным, то можно увидеть, что в России за 2008 год были привлечены к уголовной ответственности 136 адвокатов; в 2009 году уголовное преследование начато в отношении 168 адвокатов[4].

             Подобные истории, горячо обсуждаемые на различных форумах[5]  в Интернете, вызывают большую негативную реакцию общественности. Пользователи Интернет-ресурсов не могут понять, каким образом «советник по правовым вопросам» может совершить преступление, и почему на начальных этапах проведения следственных действий он остается «на свободе».

Кроме того, если обратиться к Кодексу профессиональной этики адвоката (Далее – Кодекс), который устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, можно увидеть, что пункт 1 статьи 4 ясно говорит о том, что «Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии», а так же согласно статье 8, адвокат должен: 

  1. честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом;
  2. уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.

            Однако в действительности данные нормы могут не соблюдаться недобросовестным гражданином, имеющим статус адвоката, а ведь, когда дело касается защиты потенциального субъекта юридической ответственности для вынесения справедливого решения по делу, моральный облик защитника, его репутация и человеческие качества играют большую роль.

Ведь если сам адвокат не является воплощением справедливости и надёжности, вряд ли он сможет хорошо выполнить свою работу. Т.е.

«независимый советник по правовым вопросам», возможно даже не является таким уж независимым и, возможно, даже не может являться советником, раз он не может даже соответствовать тем требования, которые предусмотрены Кодексом.

            Если адвокат совершает преступление, то он должен быть привлечен к уголовной ответственности.

            В статье 447 УПК РФ, говорится о том, что адвокат, наравне с прокурором, судьей, относится к категориям лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам.

            Как лицо, имеющее особый статус, адвокат обладает определенными уголовно-процессуальными гарантиями при расследовании возбужденного против него уголовного дела:

                             а) при возбуждении уголовного дела, необходимо учитывать специальный статус, который предоставляет адвокату п. 8 ч. 1 ст. 447УПК РФ, а также учитывать особенности производства по уголовному делу в отношении специального субъекта;

                            б) уголовное дело возбуждается в отношении адвоката, согласно п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации;

                            в) необходимость получения судебного решения при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката (абз. 1 п. 3 ст. 8ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” и ч. 2 ст. 29УПК РФ).[6]

             Однако, на практике существует огромное количество ситуаций, когда дело в отношении адвоката возбуждается исключительно для отстранения его от какого-либо процесса, в котором адвокат выступает в качестве защитника. Так, например, дело против адвоката Ю.

Ермаковой в Ростовской области, вступившуюся за пенсионера, который не мог добиться российского гражданства.

Вскоре против Ермаковой было  возбуждено уголовное дело, Следственный комитет мотивировал это тем, что в ноябре 2010 года адвокат, находясь в зале судебного заседания Азовского городского суда, где рассматривалось гражданское дело, высказывала в адрес судьи оскорбительные реплики в нецензурной форме, чем проявила неуважение к суду, унизила честь и достоинство судьи. Таким образом, в связи с возбуждением уголовного дела, адвокат был отстранен от защиты пенсионера, т.е. одно дело затягивает другое.

            В связи с этим возникает вопрос, достаточно ли тех гарантий, которые предоставляются адвокату в соответствии со статьей 447 УПК РФ? Могут ли они защитить адвоката в том случае, если существует подозрение, что уголовное дело против адвоката возбуждается только для того, чтобы затянуть другой процесс, или же вовсе исключить адвоката из процесса? На наш взгляд, гарантий указанных в законодательстве не совсем достаточно.

           Несмотря на то, что адвокат, является единственным независимым субъектом оказания квалифицированной юридической помощи, защищенным предоставленным законом адвокатским иммунитетом, адвокатской тайной, гарантиями невмешательства в профессиональную деятельность[7].

Так же адвокат, с виду защищенное лицо, является уязвимым перед следователем, у которого не исключен скрытый корыстный мотив возбуждения уголовного дела, а именно – возбуждение уголовного дело для устранения адвоката из другого процесса, как видно из вышеприведенного примера, в котором он выступает в качестве защитника.

           Таким образом, следователь, который проводит следственные действия, а так же руководитель следственного органа субъекта РФ, дающий согласие на возбуждение уголовного дела против адвоката, по закону, находятся на одной, противоположной от адвоката, стороне обвинения.

Поэтому, мы считаем, что у них (руководителя следственного органа субъекта РФ и следователя) существует возможность, может не совсем явная, злоупотребить своими правами, возбуждая уголовное дело без законных оснований для облегчения работы следователя по иному уголовному делу, где этот адвокат является защитником.

            Получается, что лицо, которое наделено полномочиями осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, при неправильном раскрытии преступления, при заведомо ложном обвинении лица в совершении преступления, ставит крест на его карьере (в нашем случае карьере адвоката), а может и на его жизни[8]. В связи с этим, думаем, что необходимо в УПК РФ закрепить возможность возбуждать уголовное дело в отношении адвоката только с разрешения  квалификационной комиссии адвокатов.

            Не исключено, что можно подумать о возникновении риска, который заключается в том, что квалификационная комиссия адвокатов в отношении адвокатов не будет разрешать возбуждать уголовные дела, например, из-за профессионального сопереживания, сочувствия, корпоративного интереса. Но, в связи с тем, что в состав комиссии входят не только адвокаты, а также судьи, представители Министерства юстиции, представители законодательного органа субъекта РФ – все эти «стражи законности» априори исключают возможность принятие незаконного решения по данному вопросу. К примеру, в квалификационную комиссию Красноярского края входят: 6 адвокатов, 2 представителя Управления Министерства Юстиции по Красноярскому краю, 2 судьи, а так же 2 представителя законодательного Собрания Красноярского края.

           При этом комиссия должна проверить наличие повода и основания для возбуждения уголовного дела, правильность уголовно-правовой квалификации деяния.

Следователь, в свою очередь, должен представить комиссии доказательства, подтверждающие совершение, либо возможность совершения, преступления именно этим адвокатом.

Например, протокол осмотра места происшествия, протокол задержания адвоката.  

           Кроме того считаем, что необходимо закрепить такую гарантию, как  не исключение адвоката из процесса в случае, если против него возбуждается уголовное дело. А так же предоставить адвокату возможность участия в процессах, где он уже выступает защитником, если против него возбуждено уголовное дело, или же вообще вынесен приговор суда.

           Данные гарантии, по нашему мнению, помогут адвокату продолжить осуществлять защиту граждан, не смотря на возбуждение в отношении него уголовного дела, что будет косвенно добавлять уважение общества к адвокатуре, которая сейчас, в связи с некоторыми событиями, по нашему мнению, занимает довольно шаткое положение в обществе. Также данные гарантии будут противодействовать фабрикации против адвокатов уголовных дел с целью исключениях их из процесса, в которых они выступают в качестве защитников.

[4]Богданов В., Борисов Т. Тайны следствия // Рос. газета. 2009. 12 февр.; Интервью заместителя Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации В.И. Пискарева // Известия. 2010. 3 марта.

[6]Карпова Т.М. Ответственность адвоката – юридическая ответственность специального субъекта // Адвокатская практика. 2011. N 1. С. 27 – 32.

[7]Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» // СЗ РФ. — 2002.) // СПС КонсультантПлюс.

[8] Ямшанов, Б.Колючие проволочки. — Российская газета, № 5150 (71), 6 апреля 2010 года. В исправительных учреждениях в 2009 году скончалось 4150 человек, в СИЗО — 521 чел.

Источник: https://www.krasadvpalata.ru/pyblikacii/51.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.