Актуальность реабилитации в уголовном процессе

Актуальные проблемы реабилитации в уголовном судопроизводстве россии

Актуальность реабилитации в уголовном процессе

Иркутск

11 мая 2018г.

Статья посвящена текущему положению института реабилитации лиц, претерпевших ограничения конституционных прав вследствие незаконных или не обоснованных мер процессуального принуждения правоохранительными органами. В статье указывается на существенные недоработки основных положений, регламентирующих институт реабилитации в Главе 18 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: уголовный процесс, уголовное судопроизводство, институт реабилитации, восстановление прав, возмещение вреда.

Batarshina O.A

Baikal State University

The article is about condition of Rehabilitation institute in Russian Criminal Proceeding Law nowadays. In the article are represented serious faults of basical therms & definitions, which regulate the institute of Rehabilitation in Chapter 18th of Russian Criminal Proceeding Law

Keywords: Criminal Proceeding Law, Criminal judgement, The Institute of Rehabilitation, Exculpation, indemnity of harm

С момента законодательного закрепления института реабилитации в УПК РФ, он претерпел значительные изменения. Проблемы, связанные с реазилацией реабилитации в уголовном судопроизводстве, были в центре внимания ученых-правоведов на протяжении нескольких десятков лет. Научные исследования актуальных проблем проводили российские ученые еще в период конца XIX – начала XX веков.

Однако, несмотря на все преображения, произошедшие в институте реабилитации за все годы его существования, на сегодняшний день присутствуют определенные пробелы в законодательстве, ввиду чего все чаще возникают спорные вопросы касательно применения на практике норм, которые закрепляют перечень оснований для реабилитации.

Необходимо рассмотреть ряд наиболее актуальных проблем, а также причины их возникновения.

Итак, п. 34 статьи 5 УПК РФ содержит понятие реабилитации, где сказано, что «реабилитация» – порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию и возмещения причиненного ему вреда. Исходя из ст. 133 УПК РФ, возмещение вреда подразумевает под собой возмещение в полном объеме.

В свою очередь, в п. 35 статьи 5 УПК РФ дается определение понятию «реабилитированный» – лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Исходя из определения этих понятий можно сделать вывод, что реабилитация — это процесс, имеющий своей целью возвращение невиновному лицу его первоначального состояния, в котором это лицо находилось изначально, т.е. до того как было подвержено необоснованному или незаконному уголовному преследованию, а также ликвидировать все возможные негативные последствия [5, с.194].

Размышляя об институте реабилитации, представляется, что при восстановлении нарушенных прав лица, в совокупности с возмещением вреда, причиненного органами государственной власти, получается максимально вернуть лицо в то правовое положение, в котором оно пребывало до уголовного преследования, поскольку восстановление прав и законных интересов подразумевает под собой не только отмену незаконно принятых решений правоохранительных органов, в связи с чем одним из элементов механизма реабилитации должны выступать, как отмена незаконного и необоснованного решения с признанием права на реабилитацию, так и устранение последствий, которые были причинены принятым неправомерным решением[2, с.44].

Дополнительную и достаточно весомую коллизионность придали отдельные акты Конституционного Суда Российской Федерации, которые не столько разъяснили конституционный смысл отдельных норм этого института, сколько создали серьезные препятствия к удовлетворению требований реабилитированного о максимальном возмещении вреда, связанного с незаконным уголовным преследованием [4, с.112].

Так, нельзя не обратить внимание на довольно актуальную проблему, касающуюся вопроса компенсации вреда в случае если уголовное преследование частично прекращено.

Конституционный Суд РФ помимо всего прочего разрешил данный вопрос определив тем самым, что ни в статье 133 УПК РФ, ни в другой законодательной норме нет положений, исключающих возможность возмещения и суд вправе принять решение о частичном возмещении вреда [1].

Еще одним проблемным моментом, представляющим интерес в виду особенностей правового регулирования реабилитации, является рассмотрение судом требования о возмещении морального вреда, который был причинен незаконным либо же необоснованным уголовным преследованием, в рамках гражданского судопроизводства, что в свою очередь отождествляется с исковым производством.

Это подразумевает под собой то, что лицо, желающее возместить причиненный ему моральный вред, должно обратиться с исковым заявлением в суд в соответствии правилами, предусмотренными ГПК РФ о возмещении ему морального вреда. В качестве основания для такого обращения выступает особый подвид деликта – вред, который причинен публично-правовым образованием [3, с.120].

Иными словами, лицо, которому причинен одновременно и имущественный, и моральный вред незаконным или необоснованным уголовным преследованием, вынуждено дважды обращаться в суд с целью истребовать возмещение соответствующего вреда. И это при учете того, что вред как имущественный, так и моральный был причинен лицу в рамках одного и того же незаконного или необоснованного уголовного преследования.

Необходимо отметить тот факт, что в содержании положений ГК РФ содержится очень важное изъятие: компенсации в рамках гражданского судопроизводства подлежит только тот моральный вред, который причинен исключительно незаконными действиями (бездействием), моральный вред, который причиненный законными, однако не обоснованными действиями, не подлежит компенсации. Этот факт можно считать существенным ограничением на фоне порядка возмещения имущественного вреда в соответствии с п. 34 ст. 5 и ст. 133 УПК РФ. Было бы верным отметить, что подобное ограничение должно возникнуть также при обращении лица в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском о возмещении имущественного вреда. Моральный вред УПК РФ однозначно определяет возможность рассмотрения требования только в рамках гражданского судопроизводства в качестве средства для разрешения спорного вопроса о компенсации вреда.

Все это, прежде всего, говорит о том, что гражданское законодательство не дает лицам, которым уголовным преследованием был причинен незаконный или необоснованный вред, равных возможностей для его возмещения, и более того, вполне необоснованно ограничивает его.

Список литературы

1)      По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко: Постановление Конституционного Суда РФ от 17.10.2011 № 22-П // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 43. – Ст. 6123.

2)      Дубровин В.В. Реабилитация в уголовном судопроизводстве России: восстановление нарушенных прав // О некоторых вопросах и проблемах современной юриспруденции: Сб. науч. трудов по итогам междунар. научно-практич. конф. Челябинск: Инновационный центр развития образования и науки, 2017. – С. 44-46.

3)      Дубровин В.В. Реабилитация в уголовном судопроизводстве России: недостатки правового регулирования // Проблемы и перспективы юриспруденции в современных условиях: Сб. науч. трудов по итогам междунар. научно-практич. конф. Казань: Инновационный центр развития образования и науки, 2017. – С. 120-123.

4)      Сидоренко М.В. Возмещение вреда в системе института реабилитации и правовых позиций Конституционного суда Российской Федерации // Вестник Томского государственного университета. – 2017. – № 24. – Ст. 112118.

5)      Триленко О.С. Проблемные вопросы института реабилитации в уголовном судопроизводстве // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: достижения и проблемы применения: сб. мат. III Междунар. студ. научно-практич. конф. Отв. ред. Т.К. Рябинина. Курск: Университетская книга, 2016.– С. 193-197.

Источник: https://izron.ru/articles/aktualnye-problemy-yurisprudentsii-i-puti-resheniya-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhdunarodno/sektsiya-7-ugolovnyy-protsess-kriminalistika-operativno-rozysknaya-deyatelnost/aktualnye-problemy-reabilitatsii-v-ugolovnom-sudoproizvodstve-rossii/

Актуальные проблемы обвинения и реабилитации в уголовном процессе

Актуальность реабилитации в уголовном процессе

При производстве по уголовным делам, несмотря на существующие законодательные гарантии, исключить случаи необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности невозможно. Необоснованное привлечение гражданина к уголовной ответственности приносит ему и его близким незаслуженные моральные и физические страдания..

Несмотря на то, что реабилитации уделена целая глава, наличие множества общих пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве не могло не сказаться на эффективности института реабилитации. В настоящее время по-прежнему существует немало проблем теоретического и практического характера, связанных с реализацией института реабилитации, далеко не все из них нашли свое решение.

На наш взгляд, неточным является и наименование ст. 134 УПК «Признание права на реабилитацию».

Возникает вопрос: если в процессуальном акте признается только лишь невиновность лица и ему разъясняется право на реабилитацию, то почему же с принятием процессуального акта сразу же появляется реабилитированный, которому направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда? При такой постановке вопроса очевидным становится наличие противоречий в законодательстве. Термин «право на реабилитацию», на наш взгляд, является нечетким и не позволяет определить, когда и с какого момента конкретно осуществляется реабилитация. Представляется необходимым изменить наименование ст. 134 УПК, изложив его в следующей редакции: «Порядок реабилитации». Необходимо также внести соответствующие изменения в ч. 1 ст. 134 УПК. Данную норму следовало бы изложить так: «Суд приговором, определением, постановлением, а прокурор, следователь, дознаватель постановлением признают оправданное лицо либо лицо, в отношении которого прекращено дело по реабилитирующим основаниям, реабилитированным. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием либо незаконным осуждением».

Таким образом, как с теоретической, так и с практической точек зрения будет правильным считать моментом признания лица реабилитированным момент признания его невиновным и непричастным к совершению преступления.

Все последующие восстановительные мероприятия являются последствиями уже состоявшейся реабилитации.

Надо также отметить недоработки законодателя в и самом Уголовно- процессуальном кодексе РФ, где содержится исчерпывающий перечень незаконных действий органа дознания, следствия, прокуратуры и суда, совершение которых дает право гражданину требовать возмещения вреда, и вызывает удивление, почему в указанный перечень не вошел вред, причиненный незаконными действиями в ходе оперативно-розыскных мероприятий, в том числе выполняемых после возбуждения уголовного дела по поручению лица, ведущего расследование, полное или частичное уничтожение имущества, бывшего объектом экспертного исследования.

Частичная отмена приговора по реабилитирующим основаниям дает право на реабилитацию не во всех случаях, а лишь когда лицо находилось под стражей или подвергалось любому виду наказания свыше срока или размера, назначенного по оставленному без изменения обвинительному приговору. Требуется законодательно определить перечень случаев ответственности государства при частичной отмене вступившего в законную силу обвинительного приговора.

Недостаточно разработанными представляются вопросы возмещения морального вреда. Так, не унифицирована форма принесения извинений гражданину от имени государства за незаконное уголовное преследование. Формулировка ст.

136 УПК РФ позволяет сделать вывод, что законодатель подразумевал принесение извинений в некой официальной обстановке, что на практике представить трудно ввиду беспрецедентности ситуации. В свете вышесказанного представляется разумным предусмотреть бланк документа, в котором будет отражено принесение прокурором официального извинения реабилитируемому за причиненный вред.

Такой документ должен быть заверен гербовой печатью. По нашему мнению, в официальных извинениях должен быть разъяснен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Еще одним дискуссионным вопросом является реализация положений ст. 139 УПК РФ. Согласно данной норме вред, причиненный юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, возмещается государством в полном объеме.

Дело в том, что юридическое лицо к уголовной ответственности привлечь невозможно. Даже те составы УК РФ, в которых упоминаются организации (например, ст.

199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»), предусматривают ответственность за преступления учредителей или должностных лиц организации.

В юридической литературе делается вывод, что в данном случае законодатель подразумевает причинение вреда имуществу или деловой репутации юридического лица. В общепризнанном значении репутация — это создавшееся общественное мнение о достоинстве и недостатках какого-либо физического или юридического лица.

Поэтому и понятие «репутация юридического лица» может иметь денежное выражение как материальный актив. Однако положение ст. 139 УПК РФ представляется трудно реализуемым на практике, поскольку причинная связь между необоснованным уголовным преследованием учредителя фирмы и наступившим ущербом не очевидна.

На основании вышесказанного, мы считаем, что назрела необходимость пересмотра и приведения действующего российского законодательства, регулирующего вопросы реабилитации в уголовном процессе в соответствие с Конституцией РФ и международным законодательством по вопросам возмещения вреда.

На наш взгляд, так же существуют и некоторые проблемы института обвинения. Особое место занимает сегодня институт частного обвинения, который в УПК РФ принудительно ограничивается рамками производства по делам частного обвинения (согласно ч.2 ст. 20 УПК к уголовным делам частного обвинения относятся только дела о преступлениях предусмотренных ст.115ч.1, 116 ч.1, УК.

), что не может быть признано оправданным, если учесть происходящие демократические преобразования. Вполне закономерно напрашивается необходимость расширения института частного обвинения и распространение его на производство по многим категориям уголовных дел.

Законом должна быть предусмотрена возможность для отстаивания потерпевшим своей позиции, если даже эта позиция чем-то отличается от позиции прокурора. Естественно, что не все потерпевшие пожелают возложить на себе бремя частного обвинителя, но лицам, желающим действовать в уголовном процессе активно, подобная возможность должна быть все-таки предоставлена.

В частности, я считаю, что дела частно-публичного характера могут быть рассмотрены в порядке частного обвинения, если сам потерпевший этого желает.

Источник: https://moluch.ru/archive/62/9510/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.