Арест следователем имущества

Снятие ареста с имущества наложенного по уголовному делу

Арест следователем имущества

В ходе расследования уголовного дела, по ходатайству следователя, суд может наложить арест  на имущество обвиняемого и третьих лиц, которые связаны с ним.  Третьи лица могут  снять  такой арест в гражданском процессе и вывести имущество, так как они не являются участниками уголовного дела. Как это сделать?

Во-первых, необходимо выбрать правовое основание для снятия ареста.

Для освобождения имущества в исковом производстве третьи лица следует руководствоваться  постановлением  Пленума ВС СССР от 31.03.

1978 № 4 «О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)».

В нем ВС разъяснил, что  такие споры суды рассматривают по правилам искового производства независимо от того, наложен ли арест в порядке применения мер обеспечения иска, обращения взыскания на имущество, во исполнение решения либо приговора суда.

Также нужно ссылаться на общие правила ч. 2 ст. 442 ГПК РФ, в которой закреплено, что спор, заявленный лицами, не привлеченными к участию в деле, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового судопроизводства. В связи с этим имеется процессуальная возможность освобождения имущества от ареста в рамках гражданского процесса.

Во-вторых  нужно доказать обоснованность снятия ареста. Обращение в суд с иском о снятии ареста эффективен, когда  арест  был наложен на имущество третьих лиц на основании ч. 3 ст. 115 УПК РФ, то есть, имущество получено в результате преступных действий. Подсудимому освободить имущество от ареста по  не получится.

Следует заметить, что предметом иска в таких случаях  является требование об освобождении имущества от ареста, а не отмена ареста имущества согласно п. 9 ст. 115 УПК РФ. Именно поэтому дело подлежит рассмотрению в гражданском процессе.

Основными доказательствами  по таким делам  является материалы уголовного дела. Если в приговоре суда установлено, что имущество приобретено третьим лицом фиктивно, за счет обвиняемого, то шансов снять арест почти нет.

В- третьих, заявитель должен обосновать свою позицию, например,тем, что  он не является участником уголовного дела, а арест мешает распоряжаться имуществом. Вот примеры такого обоснова

ния:

  1. истец к уголовной ответственности в качестве подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу не привлекался, причастность к преступной деятельности приговором суда не установлена;
  2. приговором суда факты, свидетельствующие о том, что имущество приобретено преступным путем, не установлены;
  3. истец в качестве гражданского ответчика к участию в уголовном деле не привлекался.

Следует помнить, что  арест отменяется не по факту принадлежности имущества иному лицу, а только когда отпадает необходимость в применении этой меры, так если виновное лицо уплатило штраф в рамках уголовного дела и полностью исполнило приговор, необходимость в аресте имущества отпадает.

Однако сам по себе довод о том, что арест подлежит сохранению до возмещения ущерба по гражданским искам, не является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска. В целях сохранения ареста истец может сослаться на другие обстоятельства, например:

  1. срок предварительного следствия по делу не истек;
  2. производство по уголовному делу не закончено, истребование материалов уголовного дела невозможно;
  3. установлен факт приобретения имущества в результате преступных действий обвиняемого, несмотря на принадлежность имущества иному лицу;
  4. отсутствие доказательств, подтверждающих право собственности на имущество;
  5. Также суды учитывают момент приобретения права собственности, например, на день подписания договора купли-продажи имущества арест был уже наложен в рамках уголовного дела.  (апелляционное определение Ростовского областного суда от 25.05.2016 по делу № 33–8470/2016).

Из сказанного следует вывод,  что для сохранения ареста в обязательном порядке необходимо приобщать материалы дела, подтверждающие взаимосвязь обвиняемого и третьего лица, а также общность их экономических интересов.

Кроме подачи названных исков может можно  инициировать иные судебные иски, например, об оспаривании сделки, по которой третье лицо получило спорное имущество. Это позволит приостановить рассмотрение спора, поскольку суд не сможет установить собственника имущества.

Следует заметить, что банкротство должника не приведет к автоматическому снятию ареста с имущества

По данной категории дел необходимо учитывать позиции судов против снятия ареста.

Применение положений постановления Пленума ВС СССР от 31.03.1978 № 4 спорно. Фактически ВС СССР допустил возможность обхода процедуры обжалования судебных актов, принятых в уголовном деле. В связи с этим многие суды отказываются применять указанные положения.

Источник: https://pershickow.ru/snyatie-aresta-s-imushhestva-nalozhennogo-po-ugolovnomu-delu/

Задержание машины, автомобиля и имущества по уголовному делу следственных органов | Суворов

Арест следователем имущества

Текущая ситуация повального банкротства предприятий, сопровождающаяся возбуждением уголовных дел по статье 159 «Мошенничество» и иным тяжким статьях Уголовного кодекса Российской Федерации (сокращенно УК РФ) приводит к розыску и изъятию движимого, в т.ч. автотранспорт и недвижимого имущества реализованного данными компаниями третьим лицам, в т.ч. через лизинговые и кредитные схемы.

Задержание и наложение ареста на имущество в уголовном процессе

К нам часто обращаются с непростым но актуальным для бизнесменов и граждан вопросом, а именно, что делать при задержании автотранспорта по рапорту следователя в рамках уголовного дела с целью признания вещественными доказательствами и наложению ареста на имущество через суд, до момента рассмотрения расследуемого уголовного дела в суде по существу.

Справочно: Мошенничество 159 УК РФ.

В один прекрасный момент на основании судебной экспертизы ваше имущество задерживается по рапорту успешного следователя следственного отдела МВД одного из районов Москвы или Московской области, с последующим признанием задержанного имущества в качестве вещественных доказательств и наложением судебного ареста до разрешения расследуемого уголовного дела по существу, и в обеспечение иска, а вы остаетесь с бумажкой от следствия, суда и упущенной выгодой, а в худшем случае с финансовыми обязательствами перед лизинговой компанией.

Из нашей практике: С декабря 2016 года пытаемся забрать имущество клиента. Имущество было задержано в рамках расследуемого уголовного дела №82560 по факту мошенничества из числа руководства Группы компаний СабиДом. Дело расследуется СО ОМВД Солнечногорского района. На 04.04.2017 года суд не принял решения, все решения принятые ранее, нами были оспорены в апелляции.

Основания применяемые для задержания автотранспорта

При задержании автотранспорта по рапорту следователя согласно Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (сокращенно УПК РФ) необходимо составить акт изъятия, как правило это не происходит, что делает невозможным установить наличие того или иного узла и агрегата на момент задержания и в дальнейшем подать на возмещение причиненного следствием ущерба, в т.ч. в случае воровства (что не редкость). При этом сроки с момента задержания до момента получения процессуальных документов документов исчисляются месяцами. В УПК РФ нет ограничений по срокам, ссылки на разумность не приводят к нужному результату.

По обычаю, в России законодательная власть распределяя и наделяя правами стороны уголовного процесса забыла дать формулировки используемым словам, фразам и выражениям в УК и УПК РФ.

Проблемы оспаривания постановлений следователей, прокуратуры и решений судов

  1. Согласно п. 4 ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации определение следствия и суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными, при этом, что обозначают данные слова: законность, обоснованность, мотивированность, в УПК и УК РФ вы не найдете.

  2. Если оспаривается правомерность процессуальных действий следователя, связанных с наложением ареста на имущество, признанием вещественным доказательством, или обжалуется постановление судьи о наложении ареста на имущество, то применяются те же процедуры обжалования, предусмотренные УПК РФ, и опять на предмет законности, обоснованности и мотивированности, а в случае принятия решения судом, то  суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, при этом не понятным остается, что означает «фактические обстоятельства», обстоятельства чего, как суд их устанавливает, если существует тайна следствия?
  3. Когда происходит обжалование действий следствия и прокуратуры по 125 УПК РФ, необходимо доказать, что ущемляются ваши конституционные права, при этом суд не имеет право предрешать вопросы уголовного дела, давить на следствие, указывать следствию, что нужно сделать. С учетом того, что правовая система в РФ отличается от Европейской или Американской отсутствием прецедентности и применение существующей судебной практики, ранее положительное решение по аналогичному делу для суда не играет никакой роли в принятии последним решения по вашей жалобе.

В 2005 году известному адвокату Павлу Астахову совместно другими юристами удалось доказать конституционному суду (сокращенно КС РФ), что суды нарушают конституционные права принимая решения в которых отсутствуют объяснение, в том числе в разрезе каждого довода заявителя. КС РФ указал, что не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

Подробнее: Читайте определение КС РФ №42-О от 25.01.2005 г.

Суд выносит необоснованное решение и оказывает в выдаче

Как правило, из вынесенного отказного решения суда, ничего не ясно, кроме самого решения и небольшой выдержки формулировок из АПК РФ, а не являясь стороной по уголовному делу Вам вообще ничего не известно о действиях стороны защиты (что может быть полезно) и выявленных следственных нарушений.

При этом оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или законного владельца того или иного имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу статей 81 и 82 УПК РФ, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий должностных лиц.

В чем ошибка суда

В действительности суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно.

В таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или законного владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества.

Мы считаем, что нет уникального решения по данному вопросу, необходимо разбираться в деталях уголовного дела и обстоятельствах приобретения автотранспорт, а так же других следственных и судебных моментах.

Дополнительно скажем, что подобная неопределенность приводит к коррупции

Хотел бы обратить внимание на принцип правовой определенности норм. Любая норма должна быть понятна, как ее исполнять. Любое произвольное регулирование противоречит закону о противодействии коррупции.

Даже если согласиться с доводами оппонентов, в какие сроки предоставлять ответ? Как они устанавливаются и кем? Вопрос довольно-таки сложный: это неделя, месяц? Как представлять эту информацию? Это информация ограниченного доступа. 

Ссылки по теме:

Уголовные споры

Текущая ситуация повального банкротства предприятий, сопровождающаяся возбуждением уголовных дел по …

Источник: https://suvorov.legal/zaderzhanie-i-arest-avtotransporta/

КС: Изъятие имущества в качестве вещдока должно быть обосновано. Конституционный Суд разъяснил применение норм УПК, позволяющих изымать имущество в качестве вещественных доказательств без решения суда

Арест следователем имущества

Как рассказал «АГ» адвокат АП Белгородской области Михаил Пустотин, представляющий интересы заявителя, поводом для обращения послужило то, что принадлежащее «Синклит» оборудование для производства сигарет постановлением следователя было приобщено в качестве вещественного доказательства по уголовному делу, возбужденному по п. «а» ч. 6 ст. 117.1 УПК РФ. В постановлении указано, что оборудование служило средством совершения преступления, может служить средством обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Компания пыталась обжаловать действия ведомства, в частности, «Синклит» настаивала на том, что арест ее имущества, приобщенного к делу в качестве вещественного доказательства, должен был производиться в порядке ст. 115 УПК РФ по санкции суда.

Однако суд первой инстанции указал, что следователь наделен правом, а не обязанностью обращаться в суд с ходатайством о наложении ареста. Апелляция поддержала это решение, добавив, что в порядке ст.

115 УПК РФ арест вещественных доказательств распространяется только на имущество, полученное в результате совершения преступления, как следует из положений п. 3.1. ч. 2 ст. 82 УПК РФ.

Адвокат рассказал, что суды первой и второй инстанций руководствовались действующими нормами УПК РФ, поэтому заявитель решил не обращаться в Верховный Суд, а просить КС РФ разъяснить обнаружившуюся неопределенность норм УПК.

В своем постановлении Конституционный Суд указал, что изъятие по уголовному делу имущества (в том числе в виде наложения на него ареста или признания его вещественным доказательством с режимом хранения, ограничивающим права владения и пользования имуществом), которое находится у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и не несущих по закону материальной ответственности за действия подозреваемого, обвиняемого, и использование которого в совершении преступления лишь предполагается, может иметь лишь временный характер и применяться при предоставлении таким лицам процессуальных гарантий защиты прав посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства.

В то же время Суд подчеркнул, что институт наложения ареста и институт изъятия и хранения вещественных доказательств имеют разное предназначение в уголовном процессе.

Тем обстоятельством, что изъятие имущества в качестве вещдока и его удержание при наложении ареста на основании судебного решения, принятого по ходатайству следователя или дознавателя, позволяют распространить на данные отношения предварительный судебный контроль за их законностью и обоснованностью, не предопределяется использование процедуры наложения ареста на имущество во всех случаях, когда соответствующие предметы используются в качестве вещественных доказательств для раскрытия преступления и разрешения уголовного дела, тем более при обеспечении возможности последующего судебного контроля.

Изъятие, по мнению Конституционного Суда, должно быть обосновано, в том числе при возникновении судебных споров по соответствующим вопросам. Обязанность по обоснованию при этом лежит на уполномоченных лицах органов предварительного следствия и дознания, причем одной только ссылки на то, что данный предмет обладает свойствами вещественного доказательства, недостаточно.

Как напомнил КС РФ, в Постановлении от 16 июля 2008 г. № 9-П он уже отмечал, что оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или владельца имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу ст.

81 и 82 УПК РФ, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий применяющих данную меру должностных лиц органов предварительного расследования.

Суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно.

В таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается данный вопрос, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или владельца и общества, а также возможные негативные последствия изъятия имущества.

В зависимости от указанных обстоятельств дознаватель, следователь и затем суд должны определять, подлежит ли это имущество изъятию либо в соответствии с подп. «а», «б» п. 1 ч. 2 ст.

82 УПК РФ оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено собственнику или владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу.

Конституционный Суд подчеркнул, что изъятие и удержание в качестве вещдоков в досудебном производстве по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности предметов, используемых при осуществлении предпринимательской деятельности и принадлежащих лицам, не являющимся в этих уголовных делах подозреваемыми, или обвиняемыми, или теми, кто несет материальную ответственность за их действия, несоразмерно конституционно значимым ценностям ограничивало бы право частной собственности. Тем более если для обеспечения сохранности таких вещественных доказательств не требуется их изъятия или допускается их незамедлительное возвращение последним на ответственное хранение после производства необходимых следственных действий.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемые положения УПК РФ не противоречат Конституции в выявленном данным постановлением конституционно-правовом смысле. Решения, вынесенные в отношении компании «Синклит», подлежат пересмотру.

Комментируя для «АГ» постановление КС РФ, Михаил Пустотин сообщил, что расценивает его положительно, – по его мнению, оно поставит препон незаконным действиям правоохранительных органов.«Суд разъяснил смысл действий оспариваемых нами статей УПК.

Это мнение является, по сути дела, законом и выражается в том, что нельзя изымать, а если изъято, то незамедлительно возвращать на ответственное хранение то имущество, которое задействовано в производственном цикле лиц, не являющихся обвиняемыми, подозреваемыми или по закону несущими материальную ответственность за их действие», – указал адвокат.

Адвокат заметил, что суды общей юрисдикции формально подходят к рассмотрению вопросов обоснованности изъятия имущества в качестве вещдоков: «Есть полномочия у следователя? Есть. Дальше они не вдаются в существо самой проблемы».

По мнению Михаила Пустотина, данное постановление является подходящим правовым механизмом для всех без исключения предпринимателей, в той или иной мере пострадавших от аналогичных действий правоохранительных органов.

Он отметил, что КС достаточно четко расписал, что такого рода ограничения не соизмеримы с другими конституционными ценностями, в частности, правом на труд, на использование своих способностей для незапрещенной экономической деятельности.

Так считает и научный консультант юридического бюро Legal Choice Кирилл Кавченков: «Вроде бы и УПК РФ, и разъяснения высших судов на стороне предпринимателей: установлены краткие сроки возвращения предметов, не признанных вещественными доказательствами по делам экономической направленности, а также указано на необходимость соблюдения интересов предпринимательского сообщества. Вместе с тем, реально столкнувшись с такой проблемой, предприниматель крайне ограничен в инструментах обжалования: жаловаться можно в прокуратуру, вышестоящий следственный орган и суд. Как показывает правоприменительная практика, к таким жалобам все вышеперечисленные инстанции подходят крайне формально, не вдаваясь на досудебной стадии в оценку доказательств».

Кроме того, эксперт пояснил, что на практике субъекты предпринимательской деятельности сталкиваются с произволом правоохранительных органов.

«Одними из форм такого произвола являются изъятие и длительное необоснованное невозвращение имущества индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, которое удерживается органами дознания и следствия, что препятствует осуществлению нормальной экономической деятельности и приводит к негативным последствиям в виде убытков и, зачастую, банкротству», – отметил он.

Однако, по мнению Кирилла Кавченкова, Конституционный Суд оставил данный вопрос без конкретного решения, в очередной раз обязывая и суды, и следствие с дознанием соблюдать баланс интересов сторон и не допускать нарушения прав предпринимателей. «Вот и появится очередной пункт в виде ссылки на данное постановление в жалобах грамотных адвокатов», – заключил эксперт.

Управляющий партнер АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда считает, что ситуации, подобные той, с которой столкнулся заявитель жалобы, – не редкость.

Он пояснил, что следователь или дознаватель, расследуя уголовное дело, в первую очередь заботится о своих интересах и интересах следствия (например, сохранности вещественного доказательства), и уже во вторую – об интересах третьих лиц, чьи права затронуты расследованием.

По словам Александра Забейды, бывают случаи, когда у следователя нет возможности в ходе осмотра места происшествия определить, необходимо ли ему изъятие оборудования или нет. «Он мог бы принять такое решение, посоветовавшись со специалистом или экспертом.

Но как быть, если такое лицо в производстве следственного действия не участвует, а обеспечить такое участие в короткие сроки не представляется возможным? Разумеется, при таких обстоятельствах следователь не будет рисковать и примет решение об изъятии оборудования.

Поэтому с этой точки зрения КС абсолютно прав», – поясняет адвокат.

В то же время он отметил, что бывает и так, что такого рода уголовно-правовые инструменты используются сторонами при бизнес-конфликтах. «Любая война – это, в первую очередь, деньги, то есть расходы.

Лишив своего оппонента источника средств на осуществление процессуального противостояния, недобросовестная сторона может легко добиться нужного ей результата, чем и пользуется в тех случаях, когда следователя или иное лицо, проводящее расследование, удается коррумпировать», – заключил Александр Забейда.

Уполномоченный по правам предпринимателей, заключенных под стражу, Александр Хуруджи считает, что КС РФ обоснованно признал, что предметы, проходящие по уголовным делам, не должны изыматься у собственников, если обеспечение их сохранности и проведение с ними необходимых следственных действий не требуют такого изъятия.

«По сути, этим решением он подтвердил соответствие Конституции уже давно сложившуюся практику.

Согласно ей, правоохранительные органы очень часто оставляют изъятое по уголовным (административным) делам имущество собственникам под их письменное обязательство обеспечить сохранность этого имущества как вещественное доказательство до вступления приговора суда в силу», – отметил эксперт.

Эксперт отмечает, что хранение вещдоков – процедура затратная, и в случае изъятия расходы ложатся на бюджет, поэтому правоохранительным органам выгодно передать такое имущество собственнику. Отказы в возвращении имущества собственникам весьма редки. «Впрочем, бывают случаи, когда изъятие используется как способ влияния на предпринимателей в коррупционных целях.

Касаясь этих аспектов, целесообразнее для устранения возможных нарушений при изъятии имущества актуализировать обзоры правоприменительной практики, адресованные, прежде всего, сотрудникам правоохранительных органов, а также усилить ведомственный и прокурорский надзор за такими процессуальными действиями, так как наибольшее количество нарушений при изъятии происходит не в судах», – заключил Александр Хуруджи.

Источник: https://pravo163.ru/ks-izyatie-imushhestva-v-kachestve-veshhdoka-dolzhno-byt-obosnovano-konstitucionnyj-sud-razyasnil-primenenie-norm-upk-pozvolyayushhix-izymat-imushhestvo-v-kachestve-veshhestvennyx-dokazatelstv-bez/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.