Действие международного уголовного права во времени

Действие норм международного уголовного права во времени

Действие международного уголовного права во времени

Действие международных уголовно-правовых норм во времени осуществляется на основе общих принципов уголовного права. В соответствии с ними преступность деяния определяется международными уголовно-правовыми нормами, действующими в момент совершения этого деяния.

Временем совершения преступного деяния считается время осуществления преступного деяния (действия/бездействия) независимо от времени наступления общественно опасных последствий.

Данное положение закреплено общим Принципом права и, в частности, в ч. 2 ст. 9 УК РФ. В ней установлено, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствия. Это правило является универсальным вне зависимости от конструкции состава преступления (усеченный, формальный или материальный).

Преступление может быть совершено не одним лицом, а несколькими в соучастии. При этом деяния, выполняемые соучастниками, чаще всего осуществляются в разное время.

В международном уголовном праве ответственность соучастников наступает в соответствии с общими принципами права.

В российском праве этот принцип состоит в том, что к каждому соучастнику применяется закон, действовавший в момент выполнения им своих функций.

Согласно Римскому Статуту Международного уголовного суда 1998 г. уголовная ответственность лица наступает, когда оно:

– совершает такое преступление индивидуально, совместно с другим лицом или через другое лицо, независимо от того, подлежит ли это другое лицо уголовной ответственности;

– с целью облегчить совершение такого преступления пособничает, подстрекает или каким-либо иным образом содействует его совершению или покушению на него, включая предоставление средств для его совершения и т.д.

Таким образом, ответственность лица предусматривается международно-правовыми нормами, действующими во время совершения его деяния, вне зависимости от того, что другие лица по каким-либо причинам не подлежат уголовной ответственности.

Положение о том, что преступность деяния определяется международно-правовыми нормами, действующими в момент его совершения, закреплено многими международными документами. В Конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» от 20 декабря 1988 г.

отмечается, что каждый участник Конвенции принимает такие меры, которые могут потребоваться, с тем чтобы привлечь виновных к уголовной ответственности за преступления, которые он признал таковыми в соответствии с положениями данной Конвенции в тех случаях, например, когда данное преступление совершено на борту судна, несущего его флаг, или воздушного судна, зарегистрированного согласно его законам в момент совершения правонарушения[35].

Согласно ст. 11 Римского Статута Международный уголовный суд обладает юрисдикцией только в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу этого Статута.

Если какое-либо государство становится участником Статута после его вступления в силу, Суд вправе осуществлять свою юрисдикцию лишь в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу этого Статута для такого государства.

Кроме того, Международный уголовный суд может распространить свою юрисдикцию и на преступления, совершенные до вступления в силу для государства этого Статута, если только это государство признает юрисдикцию Суда согласно п. 3 ст. 11 Римского Статута.

Правило о том, что преступность и наказуемость деяния определяется международно-правовыми нормами, действовавшими во время совершения преступления, имеет одно исключение в виде обратной силы.

Общее правило заключается в отсутствии обратной силы международно-правовых норм, т. е. в невозможности их распространения на деяния, совершенные до вступления в силу соответствующих международно-правовых норм.

Об отсутствии обратной силы говорится во многих международных документах. Международный Пакт о гражданских и политических правах 1966 г. гласит:

Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-то действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления (ч. 1 ст. 15).

В этой же части предусматривается, что закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу, т. е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника (ч. 1 ст. 15). Похожие положения закреплены в Европейской Конвенции о гражданских и политических правах (ст.

15), Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (ст. 7) и др.

Обратную силу имеют международно-правовые нормы, не только смягчающие наказание. Обратной силой обладает закон, декриминализирующий деяние. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание или ответственность за него устранена, применяется новый закон (ст. 7 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека).

В ч. 2 ст. 24 Римского Статута Международного уголовного суда дается следующее понимание обратной силы закона: «В случае внесения изменения в закон, применимый к данному делу до вынесения Окончательного решения, применяется закон, более благоприятный для лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным».

Обратной силой обладают те международно-правовые нормы, которые любым образом улучшают положение лица, виновного в совершении преступления. В России обратная сила уголовного закона предусмотрена ч. 1 ст. 10 УК РФ.

Она устанавливает, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т. е.

распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Некоторыми учеными неправильно раскрывается обратная сила уголовного закона. Например, характеризуя принцип индивидуальной ответственности за международное преступление, С. В.

Черниченко отмечает: «Если какое-либо лицо использует государство в качестве орудия совершения международного преступления, оно должно нести уголовную ответственность даже в том случае, если в момент совершения таким лицом соответствующих действий, они не признавались преступными по законодательству заинтересованных государств.

Таким образом, правило о недопустимости придания уголовным законам обратной силы в подобных ситуациях не действует[36]. Заблуждение указанного ученого состоит в том, что он видит действие обратной силы закона в ситуации, когда этого действия нет.

На самом деле деяние индивидуума признается преступлением не вследствие придания нормам обратной силы, а потому, что в момент совершения этого деяния таковое являлось преступлением в соответствии с нормами международного уголовного права, действующими на момент его совершения.

Преступность и наказуемость деяния в соответствии с международным уголовным правом определяются нормами, действующими в момент совершения этого деяния. При этом данные нормы могут предусматриваться как международными документами, так и быть обычными нормами.

Как уже отмечалось, вопрос о действии норм международного уголовного права возникал во время привлечения к уголовной ответственности военных преступников Германии и Японии.

В решении о признании этих деяний преступными подчеркивалось, что указанные деяния являлись в момент их совершения военными преступлениями согласно нормам международного права.

Часть 2 ст. 15 Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 г.

устанавливает: «Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом».

В данной статье Пакта под общими принципами права, очевидно, нужно понимать конкретные нормы международного права, предусмотренные каким-либо источником международного уголовного права.

К вопросу о действии норм международного уголовного права во времени относится и наступление уголовной ответственности за международное преступление, непосредственно не предусмотренное уголовным законом государства, осуществляющего преследование виновного.

Такое положение возможно, в частности, при совершении преступления международного характера, признаваемого таковым во время его совершения международным уголовным правом.

Однако имплементация этого преступления в национальное уголовное законодательство еще не осуществлена.

Государство, законодательство которого допускает прямое действие международно-правовых норм, осуществляет уголовную юрисдикцию в соответствии с этими международными нормами. В РФ, где ответственность может наступать исключительно по нормам УК, виновного следует привлекать за такое преступление, признаки которого имеются в совершенном преступлении международного характера.

В соответствии с Международной Конвенцией по охране подводных телеграфных кабелей 1884 г. «разрыв или повреждение подводного кабеля, произведенные умышленно или по преступной оплошности, могущие иметь последствием перерыв или приостановку, вполне или отчасти, телеграфных сообщений, подлежат наказанию, независимо от гражданского иска о вознаграждении издержек и убытков» (ст. 2)[37].

Статья 205 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. устанавливала ответственность за указанное преступление[38]. В УК РФ нет специальной нормы об ответственности за рассматриваемое преступление. Однако отсутствие такой нормы не означает, что совершение подобных деяний в настоящее время в Российской Федерации не наказуемо.

Умышленное или неосторожное повреждение подводного телеграфного кабеля должно влечь ответственность по УК РФ на основании общих норм за умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, соответственно, по ст. 167 или 168 УК. Применение последних норм не имеет никакого отношения к аналогии закона.

По аналогии закона наступает ответственность за деяние в том случае, когда не все существенные признаки этого деяния закреплены в уголовно-правовой норме, по которой квалифицировано указанное деяние. В вышеприведенном примере с повреждением телеграфного кабеля подобная аналогия не имеет места.

Действительно, все существенные признаки этого посягательства предусмотрены нормами об умышленном и неосторожном уничтожении либо повреждении имущества.

Родовое понятие «имущество» охватывает видовое «подводный телеграфный кабель», поэтому существенный признак, предмет преступления в виде указанного кабеля, предусмотрен в законе об уничтожении имущества в обобщенном понятии «чужое имущество».

В случае совершения при аналогичных условиях преступления против мира и безопасности человечества вопрос об ответственности лица следует решать иначе.

Государства, допускающие прямое действие международно-правовых норм, законодательство которых не содержит указанного международного преступления, будут привлекать к уголовной ответственности виновное лицо, непосредственно ссылаясь на международно-правовой акт.

Когда же уголовная ответственность лица может наступить только на основании внутреннего права, а имплементация нормы о международном преступлении еще не осуществлена, то рассматриваемый вопрос, видимо, можно решить двумя способами.

Первый состоит в том, что государство выдает виновное лицо другому государству, гражданином которого это лицо является, для привлечения к уголовной ответственности, либо передает для уголовного преследования Международному уголовному суду. При этом конкуренция запросов о выдаче виновного лица согласно международному уголовному праву решается в пользу государства (ст.

14 римского Статута Международного уголовного суда) либо Международного уголовного суда (ст. 9 Международного трибунала по Югославии).

Второй способ касается ответственности собственного гражданина. Общепризнанным принципом международного уголовного права является невыдача своих граждан другому государству для уголовного преследования.

Поэтому выдача своего гражданина правоохранительным органам другого государства, даже если на территории последнего и было совершено международное преступление, не согласуется с этим общепризнанным принципом.

В рассмотренной ситуации привлечь к уголовной ответственности виновного, видимо, должен Международный уголовный суд.

Отсутствие в национальном уголовном законодательстве соответствующей нормы за международное преступление не позволяет привлечь к ответственности виновного по внутреннему праву. Очевидно, что любое преступление по национальному праву не сравнимо по степени тяжести и опасности с международным преступлением против мира и безопасности человечества.

Источник: https://studopedia.ru/7_48236_deystvie-norm-mezhdunarodnogo-ugolovnogo-prava-vo-vremeni.html

Действие международного уголовного права во времени

Действие международного уголовного права во времени

Проблема действия международного уголовного права — одна из самых сложных и спорных в науке. Она включает в себя два основных компонента: действие во времени и действие в пространстве.

В соответствии с принципом «нет преступления без указания на то в законе», преступность деяния определяется только той нормой международного уголовного права, которая имела юридическую силу на момент совершения данного деяния. Это положение является общепризнанным в отечественной и зарубежной теории.

Гораздо более сложным представляется вопрос о том, каково действие во времени самого акта международного уголовного права. Решение этого вопроса ставится в зависимость от того, какой по своей юридической природе акт может быть применен для юридической оценки содеянного.

Основной перечень источников международного уголовного права сводится, по существу, к следующему:

А) договорная норма (международный договор);

Б) принципы международного права;

В) нормы обычного права;

Г) решение международной организации (включая прецедент международного суда).

Действие того или иного акта международного уголовного права во времени зависит от его юридической формы.

Исходя из предлагаемого нами понимания источниковой базы международного уголовного права, по существу можно говорить о действии во времени международного договора и решения международной организации.

В литературе действие международного договора во времени обычно связывается с действием всего договора в целом. При этом подчеркивается, что действие отдельной договорной нормы может существенным образом отличаться от действия договора в целом.[1]

Началом действия международной договорной нормы следует считать момент, когда такая договорная норма сформулирована субъектами международного права в тексте договора. Но формулирование правовой нормы вовсе не означает придание ей юридической силы. С момента появления договора «на свет» субъекты международного права могут, но не обязаны руководствоваться ею.

Обязанность руководствоваться нормой международного права (в том числе и уголовного) возникает в тот момент, когда сама эта норма приобретает обязательную силу. Международный договор вообще может не вступить в силу, но это может не препятствовать действию во времени правовых норм, содержащихся в нем.[2]

Эта позиция основана на следующей посылке: действие договорной нормы связано непосредственно с ее реализацией, и начинается оно с возникновением договорной нормы, когда то или иное юридическое правило сформулировано участниками договора. Так как международно-правовые нормы создаются государствами и международными организациями, то соглашение между ними (т. е. подписание договора) является решающим моментом начала действия этой нормы.

Но имеются противники этой позиции, которые считают, что международная норма действует «с момента вступления ее в силу до момента утраты силы».[3]

Принятие нормы и вступление этой нормы в силу — разновременные акты.

В большинстве международных договоров содержатся строго оговоренные условия, при которых принятая международная норма вступает в юридическую силу для государств, ее подписавших.

Обычно юридическая обязательность нормы международного права возникает с момента ее ратификации оговоренным в самом договоре количеством государств-подписантов.

[attention type=yellow]
Так как нормы международного уголовного права по своей сути носят всегда императивный характер, то надо признать, что их обязательность возникает только в тот момент, когда сам договор вступает в силу.
[/attention]

Это положение подтверждается Венской Конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года.

[4] Согласно установленному в Конвенции правилу, до вступления договора в официальную силу государства, которые подписали договор или обменялись документами, образующими договор, должны «воздерживаться» от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели.

Однако вступление в силу международного договора еще не означает автоматической обязательности его для заключившего госу­дарства. Действительно, в международном договоре, как правило, устанавливается «кворум» — ратифицировать его должно опреде­ленное количество государств.

При этом в ситуации, когда государ­ство — участник договора еще его не ратифицировало, а сам договор приобрел юридическую силу, последний не будет иметь характера обязательного для такого государства.

При этом действие вступившего в силу договора, выражающего «согласованную волю» государств, не прекращается из-за его игнорирования каким-либо участником договора.

Как известно, вступление в силу международного договора России может производиться после его официального признана ратификации и одобрения.[5] Если международный договор в России не прошел процедуру ратификации, то нормы, содержащиеся в нем, не подпадают под действие ч 4 ст. 15 Конституции России.

То есть такие нормы не становятся составной частью правовой системы нашего государства и не имеют приоритета перед национальным законодательством (п.

5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»)[6] Аналогичное понимание момента вступления в силу международного договора характерно для конституционного законодательства многих стран. Например, подобные предписания содержатся в ст. 96 Конституции Испании: «Законно заключенные и официально опубликованные в Испании международные договоры составляют часть ее внутреннего законодательства».

Наиболее четкая регламен­тация применения норм международного права как источников внутреннего законодательства характерна для Конституции Франции (ст.

55): «Договоры или соглашения, должным образом ратифи­цированные и одобренные, имеют силу, превышающую силу внутренних законов, с момента опубликования при условии применения каждого соглашения или договора другой стороной».[7]

Таким образом, нормы международного уголовного права начинают иметь юридическую силу после вступления самого договора в силу в соответствии с условиями, указанными в самом договоре. С другой стороны, для государства-участника такой договор становится обязательным при прохождении им процедуры внутреннего утверждения (обычно — ратификации).

Возможна еще одна ситуация — когда договор ратифицирован государством, но сам по себе он не вступил в законную силу.

Сам факт отсутствия у договора как «согласованной воли» государств обязательной юридической силы вряд ли позволяет говорить об обязательности такого договора для всех государств, подписавших договор.

Только наличие двух условий — вступления самого договора в силу и его внутреннее подтверждение государством-участником — делает такой договор обязательным.

Если же государство присоединяется к уже вступившему в силу международному договору, то он становится обязательным для этого государства только после вступления в силу для последнего.[8]

С другой стороны, практика международного права знает ситуации «временного действия» международного договора до его вступления в законную силу.

Так, например, Россия может временно применять международный договор или часть договора до его вступления в силу, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими договор.

[9] Но исключительность этого правила подтверждается тем, что при «временном применении» международного договора последний может утратить силу для государства, если оно уведомит о своем намерении не ратифицировать договор.

Прекращение действия международного договора возможно по нескольким основаниям.

Во-первых, такой договор может заключаться на определенный срок, и по его истечении такой международный акт теряет юридическую обязательность для участников.

Во-вторых, бессрочный договор может утратить силу вследствие его замены новым договором. При этом моментом прекращения действия такого договора следует считать время вступления в силу нового договора (но не момент принятия последнего).

В-третьих, государство-участник обычно имеет право на выход из договора. Представим ситуацию, когда из договора вышли все участники или в договоре осталось меньшее количество государств, которое требовалось для вступления его в законную силу.

Будет ли сохранять такой договор обязательную силу? Думается, что нет. Однако в теории права было высказано мнение, что правило, содержащееся в утратившем силу международно-правовом акте, может сохранить действие во времени в качестве обычной нормы.
[10]

В-четвертых, в соответствии с Венской Конвенцией о праве ме­ждународных договоров 1969 года, действие международного договора (или его части) может быть отменено по причине его противоречия основополагающим принципам международного права.[11]

Таким образом, действие норм международного уголовного права в целом подчиняется правилам, общим для всей системы международного права.

Действие во времени решения международной организации. Принятие и вступление в силу решений международных организаций (в том числе прецедентов международных судов) имеет свою специфику.

Во-первых, такое решение не требует «согласования воль» государств, так как принимается от лица организации. Следовательно, момент вступления в силу решения международной организации определяется ею самой в принятом решении.

Во-вторых, решение международной организации со времени вступ­ления его в силу автоматически становится обязательным для всех участников этой организации, Так, например, обстоит дело с признанием странами — членами Совета Европы решений Европейского Суда по правам человека («Страсбургских прецедентов»). Примечательно, что игнорирование внутренним законодательным и правоприменительным органом Страсбургского прецедентного права может привести к применению в отношении таких государств международно-правовых санкций,[12] равно как и несоблюдение действующей норм международного права (в том числе и уголовного). Соответственно у государства, являющегося членом международной организации, нет права выхода из решения этой организации. Такое решение может быть осуществлено только в силу выхода государства из самой организации.

В остальном действие во времени решения международной ор­ганизации совпадает с действием нормы международного права.

Если в соответствии с международным уголовным правом применяется норма национального уголовного права, то ее действие во времени также определяется согласно правилу «преступность и наказуемость деяния определяется законом, действовавшим на момент совершения деяния» (ч. 1 ст. 9 УК РФ, § 1 и ч. 1 § 2 УК Германии, ч. 1 ст. 1 УК Испании и др.).

Источник: https://studopedia.su/10_127520_deystvie-mezhdunarodnogo-ugolovnogo-prava-vo-vremeni.html

Современное международное уголовное право

Действие международного уголовного права во времени

Проблема действия международного уголовного права – одна из самых сложных и спорных в науке. Она включает в себя два основных компонента: действие во времени и в пространстве. Анализ действующих норм позволяет предложить следующие принципы действия международного уголовного права.

В соответствии с принципом «нет преступления без указания на то в законе», преступность деяния определяется только той нормой международного уголовного права, которая имела юридическую силу на момент совершения данного деяния. Это положение является общепризнанным в отечественной и зарубежной теории.

Гораздо более сложным представляется вопрос о том, каково действие во времени самого акта международного уголовного права. На наш взгляд, решение этого вопроса ставится в зависимость от того, какой по своей юридической природе акт может быть применен для юридической оценки содеянного.

Как мы уже говорили, основной перечень источников международного уголовного права сводится, по существу, к следующему: договорная норма (международный договор), принципы международного права и нормы обычного права (в случае нормативного оформления последних), решение международной организации (включая прецедент международного суда). Действие того или иного акта международного уголовного права во времени зависит от его юридической формы.

Исходя из предлагаемого нами понимания Источниковой базы международного уголовного права, по существу можно говорить о действии во времени международного договора и решения международной организации.

Действие во времени норм международного уголовного права. В литературе действие международного договора во времени обычно связывается с действием всего договора в целом.

При этом подчеркивается, что действие отдельной договорной нормы может существенным образом отличаться от действия договора в целом.[205]205  Обзор точек зрения по этому вопросу см.: Капустина М. А.

Действие норм международных договоров во времени: теоретико-правовой анализ // Правоведение. 1998. № 2. С. 51–52.

[Закрыть]

Следует согласиться с высказанной позицией о начале действия международной договорной нормы с того момента, когда такая договорная норма сформулирована субъектами международного права в тексте договора.[206]206  Greig D. W. International Law. London, 1976. P. 462.

[Закрыть]

Но формулирование правовой нормы вовсе не означает придание ей юридической силы. С момента появления договора «на свет» субъекты международного права могут, но не обязаны руководствоваться ею.

Обязанность руководствоваться нормой международного права (в том числе и уголовного) возникает в тот момент, когда сама эта норма приобретает обязательную силу.

Международный договор вообще может не вступить в силу, но это, по мнению А. Н. Талалаева, не будет препятствовать действию во времени правовых норм, содержащихся в нем.[207]207  Талалаев А. Н.

Право международных договоров: действие и применение договоров. М., 1985. С. 35–38.

[Закрыть]

Эта позиция основана на следующей посылке: действие договорной нормы связано непосредственно с ее реализацией, и начинается оно с возникновением договорной нормы, когда то или иное юридическое правило сформулировано участниками договора. Так как международно-правовые нормы создаются государствами и международными организациями, то соглашение между ними (т. е. подписание договора) является решающим моментом для начала действия этой нормы.

Но всегда были и противники этой позиции. Так, Д. Анцилотти указывал, что международная норма действует «с момента вступления ее в силу до момента утраты силы».[208]208  Анцилотти Д. Курс международного права. Т. 1. М.,1961. С. 101.

[Закрыть]

Как известно, принятие нормы и вступление этой нормы в силу – разновременные акты.

В большинстве международных договоров содержатся строго оговоренные условия, при которых принятая международная норма вступает в юридическую силу для государств, ее подписавших.

Обычно юридическая обязательность нормы международного права возникает с момента ее ратификации оговоренным в самом договоре количеством государств-подписантов.

[attention type=yellow]
Так как нормы международного уголовного права по своей сути носят всегда императивный характер, то надо признать, что их обязательность возникает только в тот момент, когда сам договор вступает в силу.
[/attention]

Это положение подтверждается и Венской Конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года,[209]209  Ведомости Верховного Совета СССР. 1986. № 37. Ст. 772.

[Закрыть]

согласно которой до вступления договора в официальную силу государства, которые подписали договор или обменялись документами, образующими договор, под условием ратификации, принятия или утверждения или выразившие согласие на обязательность для них договора до его вступления в силу, должны только «воздерживаться» от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели.

Однако вступление в силу международного договора еще не означает автоматической обязательности его для заключившего государства. Действительно, в международном договоре, как правило, устанавливается «кворум» – ратифицировать его должно определенное количество государств.

При этом в ситуации, когда государство – участник договора еще его не ратифицировало, а сам договор приобрел юридическую силу, последний не будет иметь характер обязательного для такого государства.

При этом действие вступившего в силу договора, выражающего «согласованную волю» государств, не прекращается из-за его игнорирования каким-либо участником договора.

Как известно, вступление в силу международного договора для России может производиться после его официального признания, ратификации и одобрения.[210]210

Источник: https://iknigi.net/avtor-aleksey-kibalnik/108597-sovremennoe-mezhdunarodnoe-ugolovnoe-pravo-aleksey-kibalnik/read/page-9.html

§ 5. Принципы действия международного уголовного права во времени и пространстве

Действие международного уголовного права во времени

Проблемадействия международного уголовногоправа — одна из самых сложных и спорныхв науке. Она включает в себя два ос­новныхкомпонента: действие во времени и впространстве. Анализ действующих нормпозволяет предложить следующие принципыдействия международного уголовногоправа.

Действиемеждународного уголовного права вовремени. Принцип ratione temporis

Всоответствии с принципом «нет преступлениябез указания на то в законе», преступностьдеяния определяется только той нормоймеждународного уголовного права, котораяимела юридическую си­лу на моментсовершения данного деяния. Это положениеявляется общепризнанным в отечественнойи зарубежной теории.

Гораздоболее сложным представляется вопрос отом, каково действие во времени самогоакта международного уголовного права.На наш взгляд, решение этого вопросаставится в зависимость от того, какойпо своей юридической природе акт можетбыть приме­нен для юридической оценкисодеянного.

Какмы уже говорили, основной переченьисточников междуна­родного уголовногоправа сводится, по существу, к следующему:договорная норма (международный договор),принципы междуна­родного права инормы обычного права (в случае нормативногооформления последних), решениемеждународной организации

136___________________________Глава II

(включаяпрецедент международного суда). Действиетого или ино­го акта международногоуголовного права во времени зависит отего юридической формы.

Исходяиз предлагаемого нами пониманияисточниковой базы международногоуголовного права, по существу можноговорить о действии во временимеждународного договора и решениямежду­народной организации.

Действиево времени норм международного уголовногоправа. В литературе действие международногодоговора во времени обычно связываетсяс действием всего договора в целом. Приэтом подчер­кивается, что действиеотдельной договорной нормы можетсущест­венным образом отличаться отдействия договора в целом.205

Следуетсогласиться с высказанной позицией оначале действия международной договорнойнормы с того момента, когда такаядо­говорная норма сформулированасубъектами международного права втексте договора.206 Но формулированиеправовой нормы вовсе не означает приданиеей юридической силы. С момента появлениядо­говора «на свет» субъектымеждународного права могут, но необя­заны руководствоваться ею.

Обязанностьруководствоваться нормой международногоправа (в том числе и уголовного) возникаетв тот момент, когда сама эта нормаприобретает обязательную силу.Международный договор вообще может невступить в силу, но это, по мнению А. Н.Талалае-ва, не будет препятствоватьдействию во времени правовых норм,

207r-i „

содержащихсяв нем.

Jra позиция основана на следующейпосыл­ке: действие договорной нормысвязано непосредственно с ее реали­зацией,и начинается оно с возникновениемдоговорной нормы, ко­гда то или иноеюридическое правило сформулированоучастниками договора. Так какмеждународно-правовые нормы создаютсягосу­дарствами и международнымиорганизациями, то соглашение между ними(т. е. подписание договора) являетсярешающим моментом для начала действияэтой нормы.

205Обзор точек зрения по этому вопросусм.: Капустина М. А. Действие норммеждународных договоров во времени:теоретико-правовой анализ // Правоведение.1998. №2. С. 51-52.

206GreigD. W. International Law. London, 1976. P. 462.

207Тапалаев А. Н. Право международныхдоговоров: действие и применениедо­говоров. М., 1985. С. 35-38.

Отраслевыепринципы международного уголовногоправа_________137

Новсегда были и противники этой позиции.Так, Д. Анцилотти указывал, что международнаянорма действует «с момента вступле­нияее в силу до момента утраты силы».208

Какизвестно, принятие нормы и вступлениеэтой нормы в си­лу — разновременныеакты.

В большинстве международныхдого­воров содержатся строго оговоренныеусловия, при которых приня­таямеждународная норма вступает в юридическуюсилу для госу­дарств, ее подписавших.

Обычно юридическая обязательностьнормы международного права возникаетс момента ее ратификации оговореннымв самом договоре количествомгосударств-подпи-сантов.

Таккак нормы международного уголовногоправа по своей сути носят всегдаимперативный характер, то надо признать,что их обя­зательность возникаеттолько в тот момент, когда сам договорвсту­пает в силу.

Этоположение подтверждается и ВенскойКонвенцией о праве международныхдоговоров от 23 мая 1969 года,209 согласнокоторой до вступления договора вофициальную силу государства, которыеподписали договор или обменялисьдокументами, образующими до­говор,под условием ратификации, принятия илиутверждения или выразившие согласиена обязательность для них договора доего вступления в силу, должны только«воздерживаться» от действий, которыелишили бы договор его объекта и цели.

Однаковступление в силу международногодоговора еще не оз­начает автоматическойобязательности его для заключившегогосу­дарства. Действительно, вмеждународном договоре, как правило,устанавливается «кворум» — ратифицироватьего должно опреде­ленное количествогосударств.

При этом в ситуации, когдагосудар­ство — участник договора ещеего не ратифицировало, а сам дого­ворприобрел юридическую силу, последнийне будет иметь харак­тер обязательногодля такого государства.

При этом действиевступившего в силу договора, выражающего«согласованную волю» государств, непрекращается из-за его игнорированиякаким-либо участником договора.

208Анцилотти Д. Курс международного права.Т. 1. М.,1961. С. 101.

209Ведомости Верховного Совета СССР. 1986.№ 37. Ст. 772.

138________________________________________ГлаваII

Какизвестно, вступление в силу международногодоговора для России может производитьсяпосле его официального признания,ратификации и одобрения. 21° Еслимеждународный договор в Рос­сии непрошел процедуру ратификации в ФедеральномСобрании РФ, то нормы, содержащиеся внем, не подпадают под действие ч. 4 ст.

15 Конституции России— т. е. такие нормыне становятся со­ставной частьюправовой системы нашего государства ине имеют приоритета перед национальнымзаконодательством (п. 5 Постанов­ленияПленума Верховного Суда РФ № 8 от 31октября 1995г.

«О некоторых вопросахприменения судами Конституции Россий­скойФедерации при осуществлении правосудия»).211

Аналогичноепонимание момента вступления в силумеждуна­родного договора характернодля конституционного законодатель­ствамногих стран. Например, подобныепредписания содержатся в ст.

96 КонституцииИспании: «Законно заключенные и официальноопубликованные в Испании международныедоговоры составляют часть ее внутреннегозаконодательства». Наиболее четкаярегламен­тация применения норммеждународного права как источниковвнутреннего законодательства характернадля Конституции Фран­ции (ст.

55):«Договоры или соглашения, должнымобразом ратифи­цированные и одобренные,имеют силу, превышающую силу внут­реннихзаконов, с момента опубликования приусловии применения

««     212

каждогосоглашения или договора другой стороной».

Такимобразом, нормы международного уголовногоправа начи­нают иметь юридическуюсилу после вступления самого договорав силу в соответствии с условиями,указанными в самом договоре. С другойстороны, для государства-участникатакой договор становит­ся обязательнымпри прохождении им процедуры внутреннегоут­верждения (обычно — ратификации).

Возможнаеще одна ситуация — когда договорратифицирован государством, но сам посебе не вступил в законную силу. Самфакт отсутствия у договора как«согласованной воли» государств

Источник: https://studfile.net/preview/7402116/page:9/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.