Действие уголовно процессуального закона во времени означает

Действие уголовно-процессуальных нормативных правовых актов во времени, пространстве и по кругу лиц

Действие уголовно процессуального закона во времени означает

В соответствии со ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК РФ.

Действующим является закон, который вступил в силу и не утра­тил ее к моменту выполнения определенного процессуального дейст­вия. Вступление уголовно-процессуального закона в силу регулиру­ется

Уголовно-процессуальному закону свойственно только немед­ленное действие во времени (распространяет свое действие лишь на те общественные отношения, которые возникли после его вступления в силу). Это означает, что уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет, хотя такой термин в тексте УПК РФ, в отличие от материального уголовного закона (ст. 10 УК РФ), отсутствует.

В соответствии со ст. 10 УК РФ все три случая действия уголовного закона с обрат­ной силой связаны только с тем или иным улучшением положения лица, совершившего преступление. Но в уголовном судопроизвод­стве

    1. всегда затрагиваются интересы двух сторон — обви­нения и защиты;
    2. уголовно-процессуальные нормы — это нормы процедурного характера, которые устанавливают лишь бо­лее простой или более сложный порядок производства по уголовно­му делу, в подавляющем большинстве случаев не имеют конкретных санкций и не устанавливают никаких видов ответственности и нака­заний за нарушение этого порядка (исключение — денежное взыска­ние, предусмотренное ч. 4 ст. 103, ст. 117 УПК РФ). Поэтому отсут­ствует надежный критерий, позволяющий однозначно определить, какая процедура — прежняя или новая — ухудшает или улучшает по­ложение сторон или иных участников уголовного судопроизводства. 

Утрата уголовно-процессуальным законом силы означает, что закон прекращает свое действие, и его нормы не применяются к тем отношениям, которые возникли после этого. Это может произойти в результате

    • официальной отмены закона;
    • замены (фактической отме­ны) закона.

Замена уголовно-процессуального закона обычно выражается в том, что законодатель принимает новый закон, регулирующий те же общественные отношения, что и прежний, но при этом офици­ально не отменяет его действие.

В подобной ситуации бывает сложно определить, в какой мере новый акт отменяет прежний.

Это устанав­ливается путем толкования, что не исключает возможности приня­тия необоснованных решений, поэтому интересам прочного право­порядка более соответствует указание самим законодателем на акты, утратившие силу.

Отмена уголовно-процессуального закона предполагает его упразднение компетентным государственным органом, фиксируе­мое в законодательном акте путем:
    1. издания самостоятельного за­кона, устраняющего юридическую силу другого закона;
    2. издания перечня законов, утративших юридическую силу в связи с приняти­ем нового уголовно-процессуального закона;
    3. указания на отме­ну в новом законе, заменяющем предыдущий;
    4. указания на отмену в законе о порядке введения в действие вновь принятого уголовно-процессуального закона. 

Во всех случаях при отмене четко, ясно и однозначно фиксирует­ся то обстоятельство, что конкретный закон или норма теряют свою юридическую силу.

Особую роль в утрате уголовно-процессуальным законом юри­дической силы играют постановления Конституционного Суда РФ, признающие те или иные нормы закона не соответствующими Кон­ституции РФ.

Определенную специфику имеет действие уголовно-процес­суального закона в ночное время, под которым понимается про­межуток времени с 22 до 6 часов по местному времени (п. 21 ст. 5 УПК РФ), причем переход на летнее или зимнее время не влияет на исчисление ночного времени. В ночное время, в частности,

    • запре­щается производство привода (ч. 5 ст. 113 УПК РФ) и следственных действий (ч. 3 ст. 164 УПК РФ), за исключением случаев, не терпя­щих отлагательства,
    • присяжные заседатели вправе прервать совещание для отдыха (ч. 3 ст. 341 УПК РФ).

В уголовно-процессуальном законе используются и такие понятия, как рабочее время (ч. 2 ст. 298, ч. 3 ст. 341 УПК РФ), рабо­чий день (ч. 2 ст. 298 УПК РФ), нерабочее время и нерабочий день (ст. 128 УПК РФ).

Действие уголовно-процессуального закона в пространстве

Юрисдикция, осуществляемая в пределах государственной террито­рии, называется территориальной. Именно она закреплена в ч. 1 ст. 2 УПК РФ, согласно которой независимо от места совершения престу­пления производство по всем уголовным делам на территории РФ во всех случаях ведется в соответствии с УПК РФ, если международным договором не предусмотрено иное.

Территория России зафиксирована ее Конституцией в соответ­ствии с нормами международного права и включает в себя террито­рии субъектов РФ, внутренние воды и территориальное море, воз­душное пространство над ними (ч. 1 ст. 67 Конституции РФ).

Про­странственный предел действия государственного суверенитета РФ определяет Государственная граница, представляющая собой линию и проходящую по этой линии вертикальную поверхность, устанав­ливающие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) России.

К объектам, приравненным к государственной территории, от­носятся водные (морские и речные) и воздушные судна, приписан­ные к портам РФ.

В связи с этим производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных на таких судах, находящихся за преде­лами территории России, под флагом или с опознавательным знаком России, если они приписаны к порту нашей страны, осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ (ч. 2 ст. 2 УПК РФ).

Российские военный корабль или военное воз­душное судно считаются территорией РФ, где бы они ни находились, а иностранное военное судно — соответственно, территорией госу­дарства флага.

Принцип территориальности имеет исключение — экстеррито­риальность, т.е. внеземельность.

Это юридическая фикция, согласно которой определенные части территории государства (здания ино­странных посольств, миссий и их средства транспорта) имеют осо­бый правовой режим, в том числе касающийся и уголовного судо­производства.

Какие бы то ни было посягательства на здание посоль­ства приравниваются к посягательствам на территорию государства и рассматриваются как факт нарушения международного права. Иног­да это исключение называют дипломатическим, или правовым, им­мунитетом.

Иммунитет распространяется на территории посольств и дипло­матических представительств, а также — на основании международ­ных договоров — на места расположения иностранных воинских со­единений на территории другого государства.

Замечание: УПК РФ, регламентируя действие уголовно-процессуального за­кона в пространстве, не упоминает о наличии иммунитета дипло­матических и консульских помещений от юрисдикции России.

В законе появилось понятие «труднодоступная местность» (ч. 3 ст. 170 УПК РФ), где следственные действия могут производиться без участия понятых. Это понятие в самом тексте закона не раскры­то, поэтому вопрос об отнесении местности к категории труднодо­ступной должен решаться органами уголовного судопроизводства с учетом конкретных обстоятельств проведения следственного дейст­вия.

Существуют также уголовно-процессуальные нормы, кото­рые действуют на строго определенной территории России и лишь в условиях объявленного на ней чрезвычайного или военного поло­жения, т.е.

при наличии сразу двух предпосылок — временной и про­странственной, поскольку они могут применяться только в период введения данных особых правовых режимов и лишь на строго опре­деленной территории. Так, согласно ч. 3 ст.

35 Федерального консти­туционного закона «О чрезвычайном положении» и ч. 3 ст.

16 Феде­рального конституционного закона «О военном положении» в случае невозможности осуществления правосудия судами, действующими на территории, на которой введено чрезвычайное или военное поло­жение, по решению Верховного Суда РФ в соответствии с его ком­петенцией может быть изменена территориальная подсудность дел, рассматриваемых в судах.

Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц

Часть 1 ст. 3 УПК РФ устанавливает, что производство по уголов­ным делам о преступлениях, совершенных иностранными граждана­ми или лицами без гражданства на территории РФ, ведется в соот­ветствии с правилами, установленными УПК РФ.

Согласно ч. 2 ст.

3 УПК РФ процессуальные действия, преду­смотренные уголовно-процессуальным законом, в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от таких действий в соответствии с об­щепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ, производятся с согласия ино­странного государства, на службе которого находится или находи­лось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной орга­низации, членом персонала которой оно является или являлось. Ин­формация о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммунитета, предоставляется Министерством иностранных дел РФ.

Вместе с тем, в действующем УПК РФ отсутствуют ссылки на конкретные нормы международного права, наделяющие неприкос­новенностью от уголовно-процессуальной юрисдикции государ­ства пребывания определенные категории лиц. Эти нормы закре­плены Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 г., Венской конвенцией о консульских сношениях 1963 г.

, Положе­нием о дипломатических и консульских представительствах ино­странных государств на территории СССР от 23 мая 1966 г., Вен­ской конвенцией о представительстве государств в их отношени­ях с международными организациями универсального характера 1975 г., Конвенцией ООН о привилегиях и иммунитетах Объеди­ненных Наций 1946 г.

и другими международными договорами и соглашениями.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепри­нятых принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что в круг лиц, поль­зующихся иммунитетом, входят:

    • главы дипломатических представи­тельств, члены представительств, имеющие дипломатический ранг, и члены их семей, если последние не являются гражданами государ­ства пребывания;
    • главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического предста­вительства, осуществляющие административно-техническое обслу­живание представительства, члены их семей, проживающие вместе с указанными лицами, если они не являются гражданами государ­ства пребывания или не проживают в нем постоянно;
    • другие лица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным до­говорам РФ.

Дипломатические иммунитеты начинают действовать в от­ношении лица, имеющего право на их предоставление, с момен­та вступления его на территорию государства пребывания при сле­довании для занятия своего поста или, если оно уже находится на этой территории, с того момента, когда о его назначении сообщает­ся министерству иностранных дел или другому министерству, в от­ношении которого имеется договоренность. Действие иммунитета прекращается в тот момент, когда соответствующее лицо оставляет страну, или по истечении разумного срока для того, чтобы это сде­лать, или с момента отказа ему в иммунитете аккредитующим госу­дарством.

Среди российских граждан также выделяется круг лиц, на кото­рых действие уголовно-процессуального закона распространяется не в полной мере, несмотря на закрепленный в ст. 19 Конституции РФ принцип равенства всех перед законом и судом. Производство в от­ношении этих лиц ведется в особом порядке, предусмотренном в гл. 52 УПК РФ.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/deystvie-ugolovno-protsessualnich-normativnich-pravovich-aktov-vo-vremeni-prostranstve-i-po-krugu-lits

Уголовно-процессуальный закон и его действие в пространстве, во времени и по кругу лиц

Действие уголовно процессуального закона во времени означает
Замечание 1

Уголовно-процессуальный закон (УПЗ) включает нормативные акты, действующие во времени, в определенном пространстве и в соответствующем кругу лиц.

Действие уголовно-процессуального закона во времени обусловлено тем, что любой уголовно-процессуальный закон РФ в соответствии с установленными правилами может вступить в силу на территории нашего государства по истечении десяти дней с момента официального его опубликования или с того времени, которое указано в самом законодательном акте.

Статья 4 УПК содержит положение, что не зависимо от времени, когда произошло совершение преступления, в случае производства по уголовному делу должны использоваться нормы уголовно-процессуального права, которые вступают в действие на стадии совершения процессуального действия (принятия процессуальных решений). Подобную трактовку закона можно объяснить принятыми в обществе мнениями, что новый процессуальный закон более совершенен, чем предыдущий.

Замечание 2

Предполагается, что его нормы в большей мере дают гарантию на осуществление законных прав и интересов граждан, которые участвуют в уголовном судопроизводстве. Для уголовно-процессуального закона не предусмотрена обратная сила.

Действие УПЗ в пространстве

Порядок действия уголовно-процессуального закона в пространстве характеризуется особенностями, которые содержит в себе ч. 1 ст. 2 УПК.

Закон гласит, что производство по уголовным делам на территории нашей страны необходимо осуществлять, используя нормы российского процессуального права.

Это не зависит от места совершения преступного деяния, если иное не установил международный договор. «Территория России» определена в Конституции РФ.

Порядок действия уголовно-процессуального закона в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства может определяться в соответствии с общими правилами. Требование ч. 1 ст.

3 УПК включает информацию о том, что производство по уголовному делу по преступным деяниям, которые совершили иностранцы или лица без гражданства на территории РФ, должно осуществляться по правилам отечественного уголовного судопроизводства.

Опиши задание

Действие УПЗ по отношению к лицам, которые пользуются правом дипломатической неприкосновенности

В соответствии с ч. 2 ст. 3 УПК любое процессуальное действие, которое предусматривает УПК, может быть совершено по просьбе или с согласия лиц, использующих право дипломатической неприкосновенности. Подобные согласия (просьбы) оформляет МИД России.

С соответствующими оговорками нормы УПК используются и по отношению к некоторым российским гражданам, включая лиц, которые занимают определенные должности.

Таких лиц в силу статуса неприкосновенности можно привлечь к уголовной ответственности только при соблюдении некоторых правил, которые содержатся в уголовно-процессуальном праве и в других его источниках.

Это законодательное положение не представляет собой персональную привилегию, оно должно обеспечивать установленному кругу лиц независимое положение в случае осуществления государственных функций.

Пример 1

В случае отправления правосудия судье необходима независимость для принятия решений без определенного внешнего влияния. Подобное положение способно предоставить возможность принимать законные, обоснованные и справедливые решения. Статус независимости судей в этом примере проявляется в виде определенных гарантий в отношении действующих судей и тех, кто находится в отставке.

Если рассматривать пределы действия УПЗ, то необходимо обратить внимание на аналогию в уголовно-процессуальном праве. Так, действующие положения УПК не закрепляют институт аналогии. Это отрицательным образом отражается на правоприменительной практике.

Например, проблема выделения дела в отдельное производство или объединение нескольких уголовных дел в одно производство, раньше мог быть решен судом при использовании ст. 26 УПК РСФСР.

Сегодня процессуальным законом не упоминается суд в качестве участника этих правоотношений. Тем не менее, для судебной практике часто характерно возникновение этих вопросов. Есть мнение, что суды не должны осуществлять процессуальные действия, которые связаны с объединением или выделением уголовных дел, так как это представлено обвинительной функцией.

Замечание 3

Представляется, что такая постановка проблемы не может являться аргументом в споре, поскольку выделение уголовного дела в отдельное производство, включая объединение нескольких дел, никаким образом не связано с обвинительной функцией, а является организационно-правовым вопросом. В одном случае происходит обеспечение правы на законный состав суда, а в другом происходит обеспечение разумных сроков рассмотрения любого уголовного дела в судах.

Не без оснований в одном из решений Конституционного Суда РФ содержится информация о том, что пробелы процессуального законодательства необходимо восполнять, используя процессуальную аналогию. Кроме этого, теорией уголовного процесса допускается процессуальная аналогия.

Понятие «аналогия» в уголовном процессе не используется до конца. Это объясняется несовершенством законодательства и существованием пробелов в нем.

Также необходимо помнить, что законодательная власть не всегда может успеть за быстро развивающимися отношениями в обществе, включая уголовно-процессуальные.

По этой причине появляется потребность практически заполнить процессуальные пробелы с помощью уголовно-процессуальной аналогии, а также судейского усмотрения. В этой ситуации необходимо стремление к тому, чтобы результат аналогии и судейского усмотрения не смог создать нормативную новизну.

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/ugolovno-protsessualnoe-pravo/ugolovno-protsessualnyj-zakon-i-ego-dejstvie/

Действие уголовно-процессуального закона во времени, в пространстве и по кругу лиц | Студент-Сервис

Действие уголовно процессуального закона во времени означает

Действие уголовно-процессуального закона во времени УПК РФ, как и другие законы РФ, в соответствии с действующим порядком вступает в силу на территории РФ одновременно по истечении десяти дней после опубликования в официальных средствах информации, если в самом законе не указана дата вступления его в силу.

Так, например, УПК РФ был опубликован 22 декабря 2001 года, а большая часть его норм вступила в действие с 1 июля 2002 года. Такой порядок был необходим для подготовки к работе в новых правовых условиях следователям, дознавателям, прокурорам, судьям.

Официальным опубликованием закона считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете», «Собрании законодательства РФ» или первое размещение (опубликование) на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru). Уголовно-процессуальный закон, в отличие от уголовного закона (ст. 10 УК РФ), не имеет обратной силы.

В производстве по уголовным делам руководствуются тем законом, который на момент принятия процессуальных решений или проведения процессуальных действий имеет юридическую силу.

Уголовно-процессуальный закон утрачивает силу в полном объеме с принятием нового закона, а в части – ввиду изменения, дополнения или исключения отдельных норм. Кроме того, закон может быть отменен специальным законом, в котором указывается отмена первого.

Действие уголовно-процессуального закона в пространстве означает, что производство по уголовным делам на территории России во всех случаях ведется в соответствии с российским УПК независимо от места совершения преступления (ч. 1 ст. 2 УПК РФ), если международным договором РФ не установлено иное.

Согласно Конституции РФ к территории Российской Федерации относится территория ее субъектов, внутренние воды, территориальное море и воздушное пространство над ними. Кроме того, Российская Федерация осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и исключительной экономической зоне РФ в порядке, определяемом ФЗ и нормами международного права.

Континентальный шельф включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориального моря Российской Федерации на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка.

Исключительная экономическая зона РФ – это морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным Федеральным законом, международными договорами РФ и нормами международного права.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

При совершении преступления на российском корабле в море или в самолете, находящемся в воздухе, судопроизводство также осуществляется в соответствии с российским уголовно-процессуальным законом, если указанное судно приписано к порту РФ (ч. 2 ст. 2 УПК РФ).

Исполнение поручения судов или органов расследования иностранных государств осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным законом России. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрено законом, применяются правила международного договора.

Воздушное пространство также обладает всеми признаками суверенитета. В международном праве пока нет конкретного правового документа, устанавливающего высоту государственного воздушного столба. Принято считать, что эта цифра ориентировочно составляет 100-110 км.

Именно с такой высоты могут осуществлять полеты спутники и подобного рода космические тела, не нарушая суверенитета государств.

Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных на территории Российской Федерации, по общему правилу осуществляется в соответствии с российским уголовно-процессуальным законом как в отношении граждан своей страны, так и в отношении иностранцев и лиц без гражданства.

Исключения распространяются на лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности. К их числу относятся главы дипломатических представительств, члены дипломатического персонала (советники, атташе и др.), а также лица, которые согласно законодательству России и общепризнанным нормам международного права пользуются привилегией личной неприкосновенности.

Неприкосновенность распространяется и на помещения, занимаемые указанными лицами. В их числе:

  • помещения дипломатических представительств;
  • резиденция главы дипломатического представительства;
  • жилые помещения дипломатического персонала и др.

Законом установлено, в частности, что процессуальные действия, предусмотренные УПК РФ, в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от таких действий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, производятся с согласия иностранного государства, на службе которого находится или находилось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной организации, членом персонала которой оно является или являлось (ч. 2 ст. 3 УПК РФ). Информация о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммунитета, предоставляется Министерством иностранных дел РФ.

Источник: https://student-servis.ru/spravochnik/dejstvie-ugolovno-protsessualnogo-zakona-vo-vremeni-v-prostranstve-i-po-krugu-lits/

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Действие уголовно-процессуального закона во времени, пространстве и по кругу лиц

Действие уголовно процессуального закона во времени означает

Уголовно-процессуальный закон – нормативный правовой акт высшего представительного (законодательного) органа государства, регулирующий общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства. В теории уголовного процесса и в уголовно-процессуальном законодательстве различают действие закона во времени, в пространстве и в отношении конкретных лиц.

Действие закона во времени определяется тем, что при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено процессуальным законом (ст. 4 УПК). Такой подход определяется тем, что новый уголовно-процессуальный закон, в отличие от уголовного закона, не имеет обратной силы даже в тех случаях, когда он предусматривает более благоприятные условия для участников уголовного процесса.

Действие уголовно-процессуального закона в пространстве определяется “принципом почвы”, т.е. территориальным принципом.

Это означает, что независимо от места совершения преступления уголовное судопроизводство на территории РФ осуществляется на основе ее уголовно-процессуального законодательства, если международным договором РФ не установлено иное.

Нормы российского уголовно-процессуального закона применяются также при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами территории РФ под ее флагом, если указанное судно приписано к порту РФ (ст. 2 УПК).

Действие уголовно-процессуального закона в отношении конкретных лиц определяется единством порядка уголовного судопроизводства и принципом равенства граждан перед законом и судом.

Поэтому действие уголовно-процессуального законодательства распространяется на граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства (апатридов).

Исключение из этого правила составляют только лица, обладающие дипломатической неприкосновенностью (ст. 3 УПК).

Кроме того, неприкосновенностью от уголовной ответственности с различной степенью охраны их прав, свобод и законных интересов обладают лица, перечисленные в ст. 447 УПК.

Структура уголовно-процессуального закона не только взаимосвязана со структурой уголовного судопроизводства, но и определяет последнюю. Уголовно-процессуальный закон вполне определенно делится на Общую и Особенную части.

Общую часть уголовно-процессуального закона составляют процедуры, регулируемые ст. 1 – 139 УПК.

В этой части уголовно-процессуального закона устанавливаются принципы и назначение уголовного судопроизводства; даются понятия участников уголовного процесса и излагаются их права, обязанности и ответственность; закрепляются правила процессуального доказывания; предусматриваются меры процессуального принуждения к участникам уголовного судопроизводства и т.д.

В самом общем виде можно констатировать, что в Общей части УПК сформулированы правила, имеющие то или иное отношение ко всем нормам Особенной части уголовно-процессуального закона. Общая часть закона состоит из шести разделов. Эти разделы включают в себя 18 глав.

Особенную часть уголовно-процессуального закона составляют процедуры, регулируемые ст. 140 – 474 УПК.

В этой части регулируются порядок возбуждения уголовного дела и производства следственных действий; приостановление производства по уголовному делу; виды окончания предварительного расследования; формы назначения судебного разбирательства и общие условия его проведения; порядок исполнения судебных решений; производство в различных контрольных стадиях и т.д. Особенная часть закона состоит из 13 разделов. Эти разделы включают в себя 38 глав.

В действующем законодательстве значительный теоретический и практический интерес представляют особые производства, которые, с одной стороны, не разрушают принципиального единства уголовно-процессуальной формы, а с другой – являются выражением ее дифференциации.

Особое производство в уголовном процессе – урегулированная процессуальным законом и базирующаяся на общих правилах (принципах, условиях и т.д.

) уголовного судопроизводства специфическая форма правоотношений и деятельности участников судопроизводства, обусловленная характером и степенью тяжести преступлений, социально-правовым статусом или мнением обвиняемых либо социально-психологической и психической характеристикой лиц, подлежащих уголовной ответственности, и т.д.

В правовой литературе к особым производствам традиционно относят порядок расследования и судебного разбирательства уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, и общественно опасных деяниях, совершенных лицами, страдающими психическими расстройствами, а также лицами, заболевшими душевной болезнью (психическим расстройством) после совершения преступления.

Источник: https://studopedia.ru/5_14688_ugolovno-protsessualniy-kodeks-rossiyskoy-federatsii-deystvie-ugolovno-protsessualnogo-zakona-vo-vremeni-prostranstve-i-po-krugu-lits.html

Действие уголовно-процессуального закона во времени, пространстве и по кругу лиц

Действие уголовно процессуального закона во времени означает

Статья 4. Действие уголовно-процессуального закона во времени

1. При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Действующим является закон, который вступил в силу и не утратил ее к моменту выполнения определенного процессуального действия. Вступление уголовно-процессуального закона в силу регулируется общим нормативным актом — Федеральным законом от 14 июня1994 г.

№ 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания», а также специальным Федеральнымзаконом «О введении в действие Уголовно-процессуального кодексаРоссийской Федерации».

Уголовно-процессуальному закону свойственно только немедленное действие во времени, хотя в теории уголовного процессаиногда пытаются обосновать необходимость придания уголовно-процессуальным нормам обратной силы.

Принцип немедленногодействия означает, что вступивший в силу закон действует только«вперед» и распространяет свое действие лишь на те общественныеотношения, которые возникли после его вступления в силу.

Это правило — необходимый фактор стабильности, поскольку не позволяет бесконечно пересматривать и переоценивать уже принятые в рамках действующего закона процессуальные решения. Важно отметить,что сам закон никаких исключений, связанных с действием его положений во времени, так и не установил. Это означает, что уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет, хотя такой терминв тексте УПК РФ, в отличие от материального уголовного закона(ст. 10 УК РФ), отсутствует.

Уголовно-процессуальный Закон утрачивает свою силу с момента принятия нового Закона или с даты, указанной в новом Законе.

Особую роль в утрате уголовно-процессуальным законом юридической силы играют постановления Конституционного Суда РФ,признающие те или иные нормы закона не соответствующими Конституции РФ.

Определенную специфику имеет действие уголовно-процессуального закона в ночное время, под которым понимается промежуток времени с 22 до 6 часов по местному времени (п. 21 ст. 5 УПК РФ), причем переход на летнее или зимнее время не влияет на исчисление ночного времени.

В ночное время, в частности, запрещается производство привода (ч. 5 ст. 113 УПК РФ) и следственныхдействий (ч. 3 ст. 164 УПК РФ), за исключением случаев, не терпящих отлагательства, а присяжные заседатели с наступлением ночного времени вправе прервать совещание для отдыха (ч. 3 ст. 341 УПК РФ).

По месту

Статья 2 УПК РФ

1. Производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с настоящим Кодексом, если международным договором Российской Федерации не установлено иное.

2.

Нормы настоящего Кодекса применяются также при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами территории Российской Федерации под флагом Российской Федерации, если указанное судно приписано к порту Российской Федерации.

Территория России зафиксирована ее Конституцией в соответствии с нормами международного права и включает в себя территории субъектов РФ, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними (ч. 1 ст. 67 Конституции РФ).

Пространственный предел действия государственного суверенитета РФопределяет Государственная граница, представляющая собой линиюи проходящую по этой линии вертикальную поверхность, устанавливающие пределы государственной территории (суши, вод, недр ивоздушного пространства) России.

Иммунитет распространяется на территории посольств и дипломатических представительств, а также — на основании международных договоров — на места расположения иностранных воинских соединений на территории другого государства.

По кругу лиц

Статья 3 УПК РФ

1. Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами или лицами без гражданства на территории Российской Федерации, ведется в соответствии с правилами настоящего Кодекса.

2.

Процессуальные действия, предусмотренные настоящим Кодексом, в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от таких действий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, производятся с согласия иностранного государства, на службе которого находится или находилось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной организации, членом персонала которой оно является или являлось. Информация о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммунитета, предоставляется Министерством иностранных дел Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 октября 2003 г.

№ 5 «О применении судами общей юрисдикции общепринятых принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что в круг лиц, пользующихся иммунитетом, входят главы дипломатических представительств, члены представительств, имеющие дипломатический ранг,и члены их семей, если последние не являются гражданами государства пребывания. К иным лицам, пользующимся иммунитетом, от-носятся главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического представительства, осуществляющие административно-техническое обслуживание представительства, члены их семей, проживающие вместе с указанными лицами, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, а также другиелица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнаннымпринципам и нормам международного права и международным до-говорам РФ.

Источник: https://crimlib.info/%D0%94%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B5_%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D1%83%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0_%D0%B2%D0%BE_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8,_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5_%D0%B8_%D0%BF%D0%BE_%D0%BA%D1%80%D1%83%D0%B3%D1%83_%D0%BB%D0%B8%D1%86.

Комментарий к СТ 4 УПК РФ

Действие уголовно процессуального закона во времени означает

Статья 4 УПК РФ. Действие уголовно-процессуального закона во времени

Комментарий к статье 4 УПК РФ:

1. Комментируемая статья нередко понимается в том смысле, что уголовно-процессуальный закон никогда не имеет обратной силы, т.е.

не предполагает изменения путем применения норм нового закона правоотношений, а также их последствий, возникших в период действия закона прежнего; и новый закон обладает так называемым немедленным действием, когда он приводит к возникновению юридических последствий только в связи с теми фактами, которые возникли после его вступления в действие. Однако необходимо признать, что формулировка ком. статьи допускает и прямо противоположное буквальное толкование, не исключая производства заново процессуальных актов, совершенных по прежнему закону, но противоречащих требованиям нового закона, действующего в момент производства процессуальных действий или принятия решений. При этом важно подчеркнуть, что подобная интерпретация данной темпоральной нормы применяется в судебной практике, в том числе Верховного Суда РФ.

Например, Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 25.01.1994 из материалов уголовного дела по обвинению членов ГКЧП были исключены как недопустимые доказательства протоколы допросов подсудимых, произведенных в 1991 г.

По мнению суда, неучастие защитников в ходе допросов подозреваемых явилось нарушением их права на защиту, делающим юридически ничтожными протоколы полученных допросов .

Другими словами, новый закон, действовавший на момент принятия решения судом, иначе урегулировал вступление в уголовное дело защитника, и Военная коллегия придала этому закону обратную силу, признав ранее собранные без участия защитника доказательства недопустимыми.

Вместе с тем в другом своем решении Президиум Верховного Суда РФ, напротив, признал допустимым протокол осмотра места происшествия, в котором участвовали несовершеннолетние понятые, так как на момент производства осмотра действовала ст. 135 УПК РСФСР 1960 г., которая не содержала запрета участия таких лиц в качестве понятых .

Это решение можно интерпретировать в том смысле, что Верховный Суд РФ придал перспективную силу старому закону, применявшемуся в момент проведения следственного действия. Однако подобный подход также имеет уязвимую сторону, ибо упраздненные законодателем процессуальные нормы ни в коем случае не должны применяться .

——————————–
См.: Российская юстиция. 1994. N 4. С. 52 – 53.

См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21.01.2004 // БВС РФ. 2004. N 8.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. 4-е изд. СПб., 1912. Т. I. С. 66 – 67.

Представляется, что разрешить указанное противоречие можно, лишь признав, что вопрос о существовании объективного права следует отличать от вопроса о пределах существования субъективного процессуального права, ранее уже приобретенного участником процесса. Здесь было бы полезно вспомнить старую, ныне почти забытую, но общепринятую прежде концепцию, созданную Ф.К.

Савиньи, развитую Ф. Лассалем и поддержанную И.Я. Фойницким.

Согласно ей субъективные права, однажды приобретенные, по общему правилу сохраняют свою силу и после изменения условий их получения – по той простой причине, что приобретение права уже состоялось и на его существование не могут оказывать влияния новые обстоятельства и нормы, порождающие или устанавливающие иные условия для приобретения данного права .

Другими словами, если лицо уже получило право, то последнее сохраняет свое значение и при таком изменении законодательства, при котором трансформируются условия его приобретения вновь, ибо эти новые условия (гипотеза нормы) неприменимы к правам уже приобретенным. Собственно говоря, это означает, что “закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет”.

Как следует из статьи 54 (часть 1) Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 18, 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), федеральный законодатель, осуществляя свои конституционные полномочия по введению в действие новых правовых норм и признанию утратившими юридическую силу прежних правовых норм, не вправе придавать обратную силу новым нормам, ухудшающим правовое положение обвиняемого, и неправомерно ограничивать субъективные процессуальные права, уже реализуемые в конкретных правоотношениях . Правда, обычно данное правило дополняют словами “если иное не оговорено законом”, что имеет явно позитивистский смысловой оттенок. Напротив, доктрина Лассаля-Савиньи делает попытку увести концепцию обратной силы закона из позитивистского русла, уточняя, когда законодатель получает естественное право “оговорить иное”, т.е. упразднить субъективные права. Предполагается, что это может иметь место лишь в исключительных случаях: во-первых, когда государство решается вообще упразднить то или иное право либо, во-вторых, так радикально преобразует условия его функционирования, что меняется самая сущность этого права. При этом законодатель воздействует уже не на субъективные права отдельного индивида, но стесняет сами пределы его свободы в определении субъективных прав. Только при этих условиях все ранее возникшие правоотношения подчиняются новой норме, а права, ранее приобретенные, утрачиваются, т.е. ухудшающий закон все же получает обратную силу. Таким образом, предлагался дифференцированный подход к приданию закону обратной силы в зависимости от масштаба и глубины юридических преобразований. Однако подобный подход, пытаясь освободиться от уз позитивизма, тем не менее продолжает платить ему некоторую дань, ибо оставляет без ответа важный вопрос: попадает ли “в точку” законодатель, упраздняя новым законом то или иное право, т.е. сумеет ли он сам поступить достаточно обоснованно и правомерно?

——————————–
См.: Там же. 1996. С. 58 – 59.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2010 N 8-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2010. N 3.

Вместе с тем, оставаясь в рамках юридического анализа, судить о легитимности поведения законодателя под углом зрения эффективности и целесообразности его действий некорректно, ибо нельзя выходить за пределы юридических дефиниций, вторгаясь в область политологии, экономики или социологии и пытаясь объяснять юридические следствия неюридическими причинами.

Связующим звеном права с политикой, экономикой, социологией служит понятие правовой типологии, которое позволяет улавливать естественную связь права с этими внешними для него факторами, причем не выходя за рамки юридических категорий.

Так, выделение типов процесса внутри наиболее крупного разделения порядков судопроизводства на состязательный и инквизиционный опосредованно отражает меру их связи с либерально-демократическим и деспотическим типами политических режимов.

Понятие состязательного типа уголовного процесса выражается через институты равенства сторон, независимого и беспристрастного суда, презумпции невиновности, непосредственности исследования доказательств, свободы оценки доказательств, устности и гласности судопроизводства.

Инструментом выявления типологической сущности правовых явлений служит понятие правового института, под которым обычно понимают обособленную группу юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую отрасль права.

Основным свойством понятия правового института является его системный характер, в силу которого изъятие из соответствующей отраслевой системы любого из естественно составляющих ее правовых институтов либо их типологическое перерождение неизбежно меняют и типологическую принадлежность данной отрасли права, а значит, опосредованно и ее метаправовую, социально-политическую сущность.

И напротив, сохранение должных институтов при прочих изменениях правового содержания не угрожает типологической чистоте отрасли. Таким образом, появляется возможность для корректного суждения о социально-политической сущности и силе актов законотворчества, остающегося в пределах юридических представлений.

Из этого следует, что для прекращения субъективного права вследствие изменения законодательства должно иметь место не просто упразднение отдельного объективного права, но и типологически мотивированные отказ либо решительное преобразование всего правового института, который включал в себя данное право.

Если же правовой институт в целом устоял, то отмена законодателем отдельного права или полномочия имеет значение лишь на будущее, т.е. новый закон не имеет обратной силы, а обладает только немедленным действием. При этом сохранение, ликвидация или трансформация правового института важны не сами по себе, а лишь как индикатор состояния типологической сущности права.

Только изменение последней может оправдать прекращение и благоприобретенных субъективных, в том числе процессуальных, прав.

Так, в одном из упоминавшихся выше случаев изменение новым законом требования к возрасту понятых, принимавших участие в следственном действии, не означает еще ликвидации самого института следственных действий, а главное, не меняет типологическую оценку уголовного процесса.

Поэтому приобретенное стороной уголовного преследования по старому закону субъективное право проводить предъявление для опознания с понятыми, еще не достигшими совершеннолетия, сохранилось за ней и после введения в действие закона, который предусматривал такое участие, а полученные при этом доказательства будут считаться допустимыми. В этом смысле положение этой стороны не могло быть ухудшено новым законом. С другой стороны, допуск новым законом защитника к участию в первом допросе подозреваемого во многом восстанавливает на предварительном расследовании равенство сторон, а значит, существенно сдвигает индекс развития процесса в сторону от инквизиционного к состязательному типу. Таким образом, можно сделать вывод, что Верховный Суд РФ в приведенном ранее примере (дело ГКЧП) принял абсолютно правильное решение, признав недопустимыми показания подозреваемых, полученные согласно прежнему закону, без участия защитника. Ранее приобретенное субъективное полномочие следователя осуществлять допрос без защитника не могло в этом случае сохраняться, так как изменилось само типологическое значение института допроса.

Источник: http://UPkod.ru/chast-1/razdel-1/glava-1/st-4-upk-rf/kommentarii

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.