Декриминализация ст 159 ук рф

Статья 159 УК РФ – Новеллы правоприменения против бизнеса

Декриминализация ст 159 ук рф

Совсем недавно президент страны В. Путин снова озвучил слова о том, что он ждет от МВД и других силовых структур качественно новой работы, а также о том, что «кошмарить бизнес» со стороны правоохранительных структур все же пора заканчивать.

Вместе с тем, на практике, появляются все новые и новые тенденции правоприменения, которые позволяют правоохранителям всё также жестко и беcкомпромисcно «отрабатывать» бизнесменов различного уровня и достатка, заключая их под стражу при возбуждении уголовных дел, несмотря на все нормы, направленные законодателем на декриминализацию экономических статей УК РФ, в том числе, статьи 159 УК РФ.

При этом два самых ярких примера последнего времени – это квалификация любого занижения объемов/завышения контрактной цены или неисполнения обязательств по госконтрактам в качестве обычного мошенничества, то есть по статье 159 УК РФ. И второе – применение меры пресечения в виде заключения под стражу в рамках уголовных дел, где преступление явно совершено в сфере предпринимательской деятельности.

ПОД УДАРОМ  – ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКУПКИ !

Напомню читателям, что в настоящий момент существуют подсоставы мошенничества, то есть помимо общей ст.159 УК РФ, существует еще и статья 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), а именно «мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

При этом, максимальная санкция по ст.159.4 УК РФ – это 5 лет лишения свободы, а по ст.159 УК РФ – 10 лет, то есть преступление по ст.159.4 УК РФ даже не является тяжким, со всеми вытекающими из уголовного закона последствиями.

Даже при небольшом анализе понятно, что участниками отношений по исполнению госконтрактов (строительство, поставки и т.п.

) для государственных и муниципальных нужд являются субъектами предпринимательской деятельности. Почти всегда это ИП или юридические лица.

И суть возможных претензий правоохранительных органов в 99% случаев  связана с самими госконтрактами и денежными средствами, полученными при их выполнении.  

Между тем, за последние пол года сотрудники правоохранительных органов окончательно укоренились во мнении, что практически любые признаки хищения или неисполнения обязательств (при этом даже частичное неисполнение) в рамках заключенного государственного контракта, то есть там, где фигурируют бюджетные денежные средства, необходимо квалифицировать именно как обычное мошенничество.

Наиболее яркие примеры последнего времени, это уголовное дело против директора компании «Мостовик» Олега Шишова  (о деле можно почитать тут – http://top.rbc.ru/politics/21/11/2014/546f44f5cbb20f32cf241a71), и уголовное дело в отношении совладельца Уральского завода противогололедных материалов Рустама Гильфанова (о деле можно почитать тут – http://www.kommersant.ru/doc/2631110).

Виноваты ли фигуранты данных уголовных дел, конечно,  должно разобраться следствие. Вместе с тем, необходимо отметить, что они оба квалифицированы по ст.159 УК РФ и следствие до сих пор считает, что в данном случае признаки предпринимательства со стороны обвиняемых отсутствуют.

Таким образом, в настоящее время, любой бизнесмен, исполняющий государственный контракт (будь то строительство дорог, или возведение больницы и т.п.) всегда находится в зоне риска, связанной с возможными уголовными претензиями, да еще и по статье, не имеющей к сути претензий никакого отношения.

СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ ДО СУДА –  КАК НОРМА.

Всем моим коллегам, уверен, хорошо известно Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

В пункте 8 данного Постановления высший суд указал нижестоящим инстанциям следующее:  «…Разъяснить судам, что преступления, предусмотренные статьями 159 – 159.

6 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

 К таким лицам относятся … члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности…».

Говоря простым языком, если подозреваемый  и обвиняемый являются директором или учредителем компании или индивидуальным предпринимателем и если преступление связано с деятельностью этого юридического лица, например, по исполнению договорных отношений (в том числе, государственных или муниципальных контрактов), такое преступление следует считать совершенным в сфере предпринимательской деятельности.

Напомню также нормы п.1.1.  статьи 108 УПК РФ (заключение под стражу), которые гласят, что «…заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 – 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности…».

Не смотря на столь явные и однозначные указания Верховного суда РФ, «на местах» предпринимателей продолжают сажать без разбора, применяя меру пресечения в виде заключения под стражу там, где деяние явно совершено в рамках предпринимательской деятельности. Особенно «педантичны» и «последовательны» в этом смысле Тверской и Басманный районные суды Москвы, где и «закрывают» большинство бизнесменов по громким делам.

Следствие пишет ходатайства об избрани меры пресечения таким образом, чтобы максимально завуалировать признаки предпринимательской деятельности, а суды позволяют себе не вникать  в суть возбужденного уголовного дела и обеспечивают лишь формальный подход при избрании меры пресечения. 

По указанным мною выше уголовным делам оба бизнесмена тоже были взяты под стражу практически сразу после возбуждения уголовных дел, хотя обстоятельства позволяли (и практически всегда позволяют) избрать в отношении бизнесменов меру пресечения не связанную с лишением свободы. Например домашний арест, который сейчас четко регламентирован и является «достаточной» и «надежной для следствия» мерой пресечения.

В связи с этим, бизнесменам, с помощью моих коллег – адвокатов, приходится долго и упорно доказывать свою правоту и защищать свои права даже в вопросе избрания меры пресечения.

А в это время их бизнес останавливается, кредиторы начинают предъявлять претензии, сотрудников увольняют, а государство не получает налоги.

И это при том, что по официальной статистике только менее трети дел по статье 159 УК РФ доходят до суда и приговора.

К счастью, есть и положительные примеры такой борьбы, а грамотная и квалифицированная юридическая помощь повышает шансы бизнесменов на обретение свободы в разы. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/3/5/statya_159_uk_rf__novelly_pravoprimeneniya_protiv_biznesa

Декриминализация статьи 159.4 УК РФ

Декриминализация ст 159 ук рф

Постановлением от 11 декабря 2014 года N 32-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения как закрепляющие в системе норм, регулирующих уголовную ответственность за мошенничество, специальный состав преступления, а именно мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, и предусматривающие за данное деяние, совершенное в особо крупном размере, наказание в виде лишения свободы, максимальный срок которого не превышает пяти лет.

Конституционный Суд признал оспоренные законоположения соответствующими Конституции Российской Федерации, выявив их конституционно-правовой смысл.

Ими устанавливается специальный состав мошенничества, предполагающий виновное использование для хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием договора, обязательства по которому заведомо не будут исполнены (причем не вследствие обстоятельств, могущих обусловить их неисполнение в силу рискового характера предпринимательской деятельности), что свидетельствует о наличии у субъекта преступления прямого умысла на совершение мошенничества, и предусматривающий дифференциацию наказания за его совершение в зависимости от стоимости похищенного.

Указанные положения имеют целью отграничение уголовно наказуемых деяний от собственно предпринимательской деятельности, исключение возможности разрешения гражданско-правовых споров посредством уголовного преследования, создание механизма защиты добросовестных предпринимателей от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, конкретизацию регулирования уголовной ответственности за совершение субъектами предпринимательской деятельности противоправных мошеннических действий, равно как и исключение возможности ухода виновных лиц от уголовной ответственности под прикрытием гражданско-правовой сделки, и тем самым направлены на защиту отношений собственности и стимулирование законной предпринимательской деятельности, осуществляемой ее субъектами самостоятельно, на свой риск и основанной на принципах юридического равенства и добросовестности сторон, свободы договора и конкуренции.

Вместе с тем оспоренные нормативные положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они устанавливают за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если оно совершено в особо крупном размере, несоразмерное его общественной опасности наказание в виде лишения свободы на срок, позволяющий в системе действующих уголовно-правовых норм отнести данное преступление к категории преступлений средней тяжести, — в то время как за совершенное также в особо крупном размере такое же деяние, ответственность за которое без определения его специфики по субъекту и способу совершения применительно к тем или иным конкретным сферам предпринимательской деятельности предусмотрена общей нормой статьи 159 УК Российской Федерации, устанавливается наказание в виде лишения свободы на срок, относящий его к категории тяжких преступлений, притом что особо крупным размером похищенного применительно к наступлению уголовной ответственности по статье 159 УК Российской Федерации признается существенно меньший, нежели по его статье 159.4.

Таким образом, в соответствии Постановлением Конституционного Суда РФ от 11.12.2014 № 32-П, статья 159.4 УК РФ утратила силу .

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 31 июля 2015 года разъяснил, что в связи с тем, что статья 159.4 УК РФ с 12 июня 2015 года утратила силу, уголовная ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с указанной даты предусматривается статьей 159 УК РФ.

Что касается деяний, подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного статьей 159.

4 УК РФ, совершенных до 12 июня 2015 года, то, поскольку эти деяния не декриминализированы и не могут быть квалифицированы по статье 159 УК РФ, устанавливающей за них более строгое наказание, такие деяния, в соответствии со статьей 9 УК РФ, следует квалифицировать по статье 159.4 УК РФ.

Таким образом, несмотря на то, что статья 159.4 УК РФ утратила силу, однако, в случае если мошенничество было совершено до 12 июня 2015 года, мошенничество было связано с предпринимательской деятельностью и совершено в сфере предпринимательской деятельности, то ответственность, даже после указанной даты, может наступить исключительно предусмотренная ст. 159.4 УК РФ.

Источник: http://advokatmarkelov.ru/dekriminalizaciya-stati-159-4-uk-rf/

От гуманизации — к декриминализации

Декриминализация ст 159 ук рф

Прекратить “кошмарить” бизнес, защитить предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, амнистировать, декриминализовать. Эти задачи стоят давно, но решаются они противоречиво. Партнер юридической фирмы “Инфралекс” Артем Кукин и аналитик Ольга Плешанова уверены, что помочь может только системная реформа уголовного законодательства.

Подготовить до 1 декабря предложения по декриминализации отдельных деяний, совершенных предпринимателями, поручил недавно президент РФ Владимир Путин. Эти деяния могут быть переведены в категорию административных правонарушений. Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко отметила, что гуманизация уголовного законодательства не должна сказываться на безопасности граждан.

Число осужденных за экономические преступления в 2017 году, по подсчетам СМИ, выросло по сравнению с 2016 годом на 18,9% и составило 6364 человека. Это наибольший рост среди всех категорий преступлений.

Статистика по уголовным делам недавно опубликована Судебным департаментом при Верховном суде РФ (ВС), но точный подсчет затруднен: к преступлениям, связанным с предпринимательством, формально не относятся дела об “обычном” мошенничестве (части 1-4 ст. 159 УК РФ), по которым осуждены около 12 тыс. человек.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов, однако, считает, что дела о мошенничестве — это основная часть уголовных дел в сфере бизнеса (около 82%).

Уголовное преследование, нередко необоснованное, использовалось при рейдерских захватах, а подчас приводило к краху бизнеса. Самым громким стало банкротство “Арбат Престижа” — крупнейшего в России парфюмерно-косметического холдинга. Причиной стало уголовное дело по ч. 2 ст. 199 УК РФ об уклонении от уплаты налогов.

В январе 2008 года состоялся арест владельца холдинга Владимира Некрасова и его партнера Семена Могилевича, а также были арестованы счета фирм. Дело расследовалось около трех лет, дважды возвращалось судом в прокуратуру для исправления ошибок. В СИЗО бизнесмены провели около полутора лет.

18 апреля 2011 года уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления: арбитражный суд признал налоговые претензии к компании незаконными.

В итоге потребовался специальный режим уголовного преследования предпринимателей. Вначале была либерализация. Закон от 7 декабря 2011 года разрешил суду менять категорию преступления на менее тяжкую (ч. 6 ст. 15 УК) с более мягким наказанием.

Но суды этим почти не пользуются, а проект разъяснений ВС подготовил только сейчас. Тот же закон позволил освобождать от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК).

Для этого требовалось полностью возместить ущерб бюджету по нетяжким налоговым преступлениям, а по ряду других преступлений — возместить ущерб частным лицам и перечислить его пятикратную сумму в доход государства.

Примечательно, что другой закон, принятый в тот же день 7 декабря 2011 года, криминализировал создание фирм-однодневок (ст. 173.1 и 173.2 УК) с лишением свободы до трех-пяти лет.

В 2012 году по инициативе “Открытого правительства” и ВС были дифференцированы виды мошенничества со смягчением наказания за “предпринимательские” виды. В ноябре 2012 года в Уголовный кодекс были внесены ст. 159.1-159.6 о мошенничестве в сфере кредитования, страхования, при осуществлении инвестиционной деятельности.

2 июля 2013 года Госдума приняла постановление об амнистии осужденных за экономические преступления. Амнистия распространялась на лиц, впервые осужденных за нетяжкие преступления и возместивших убытки потерпевшему. На мошенничество по ст. 159 амнистия не распространялась, охватывая только предпринимательские виды по новым ст. 159.1 и 159.4 УК.

Возникла проблема переквалификации преступлений предпринимателей, осужденных по ст. 159 УК. В обзоре от 4 декабря 2013 года по применению амнистии ВС привел данные: за девять месяцев 2013 года по ст. 159.1 было переквалифицировано 539 деяний, по ст. 159.4 — 601.

Борис Титов просил продлить срок амнистии, полагая, что шести месяцев, отведенных Госдумой, для пересмотра приговоров недостаточно.

Всего же, по данным бизнес-омбудсмена на февраль 2014 года, амнистированы были 2324 человека, из них 2125 — после переквалификации, пик которой пришелся на январь 2014 года.

Другой проблемой стало возмещение убытков потерпевшим. В обзоре ВС говорится о 74 отказах в амнистии из-за неисполнения этой обязанности. Но даже возмещение ущерба амнистию не гарантировало: Юрий Шефлер из списка Forbes добился ее лишь в апреле нынешнего года после 16 лет уголовного преследования.

В конечном итоге Юрию Шефлеру инкриминировалась ст. 180 УК за незаконное использование товарных знаков на водку, права на которые признаны за “Союзплодоимпортом”. Несмотря на возмещение правообладателю ущерба в 200 млн рублей, господин Шефлер добивался амнистии через все возможные российские инстанции.

Вскоре после амнистии, 11 декабря 2014 года, Конституционный суд РФ (КС) признал ст. 159.4 УК неконституционной, посчитав недопустимым более мягкое наказание за мошенничество лишь потому, что преступление совершил предприниматель.

Статья утратила силу, однако была применена в 2017 году в деле владельца Mirax Group Сергея Полонского, осужденного за продажу в 2008 году московских квартир на этапе строительства с преднамеренным неисполнением договорных обязательств. Общий ущерб составил около 2,5 млрд рублей.

Суд приговорил бизнесмена к пяти годам лишения свободы, освободив от наказания в связи с истечением сроков давности. Прокуратура настаивала на применении ч. 4 ст. 159 УК о мошенничестве в особо крупном размере и ужесточении наказания, однако Мосгорсуд оставил приговор в силе, поддержав применение исключенной ст. 159.

4 УК, которой в 2008 году не существовало: она улучшала положение осужденного “по сравнению с уголовным законом, действующим на момент совершения преступления”.

Специальные нормы о мошенничестве в сфере предпринимательства вернул в УК закон от 3 июля 2016 года. В ст. 159 УК появились части 5-7, касающиеся преднамеренного неисполнения договорных обязательств.

Наказание может достигать 10 лет лишения свободы, как и в случае “обычного” мошенничества. Благоприятным для предпринимателей стали только повышенные пороговые значения причиненного ущерба: если для мошенничества в особо крупном размере по ч. 4 ст.

 159 УК достаточно ущерба в 1 млн рублей, то по ч. 7 ст. 159 УК необходимо 12 млн рублей.

Либерализация коснулась и уголовного процесса. С 2012 года оперативникам и следователям запрещено полностью изымать информацию, содержащуюся на электронных носителях. Постановление пленума ВС от 19 декабря 2013 года о мерах пресечения ограничило заключение предпринимателей под стражу.

Борис Титов признает, что сейчас предпринимателей чаще стали помещать под домашний арест и реже — в СИЗО.

Закон от 3 июля 2016 года разрешил арестованным бизнесменам общаться с нотариусом и выдавать ему доверенность на представление интересов в коммерческой сфере (кроме операций с арестованными активами).

Поправки от 3 июля 2016 года расширили основания для освобождения от наказания за экономические преступления (ст. 76.1 УК): число составов, по которым возможно освобождение, увеличилось, а пятикратные суммы ущерба, которые необходимо перечислить в бюджет, снизили до двукратных. Появилась также новая ст. 76.

2 УК “Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа”, предназначенная для лиц, впервые совершивших нетяжкие преступления (включая экономические) и возместивших ущерб.

Штраф (до половины максимальной суммы, предусмотренной УК для соответствующего вида преступления) не считается уголовным наказанием: не будет ни приговора, ни судимости.

Сейчас ВС предлагает сделать преступления небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишение свободы, уголовным проступком.

Лицо, совершившее его впервые, может быть освобождено от уголовного наказания, причем без возмещения ущерба потерпевшему — ущерб может быть взыскан в порядке гражданского судопроизводства, что явно затрудняет защиту прав потерпевших. В Госдуму законопроект пока не внесен.

Гуманизация уголовного законодательства в экономической сфере оказалась крайне противоречивой. Нет системного подхода к основным вопросам: о балансе прав правонарушителей и потерпевших, об определении общественной опасности тех или иных деяний, о соразмерности наказания. С ними КС уже столкнулся в 2014 году при проверке ст. 159.4 УК.

Судья КС Константин Арановский в особом мнении по делу прямо посоветовал “заново обдумать и обсудить уголовный закон в законодательной процедуре”. О том, что уголовное законодательство требует новой концепции, неоднократно говорил и председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Декриминализация экономических преступлений без этого точно не получится.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3628033

Как изменится уголовная ответственность для предпринимателей по новому закону?

Декриминализация ст 159 ук рф

ГосударственнаяДума на пленарном заседании во вторник, 18 декабря, приняла в третьем,окончательном чтении поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об освобождении от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба. Ихавтором стал Президент РФ Владимир Путин.

Инициатива направлена на дальнейшее формирование благоприятного делового климата, сокращение рисков веденияпредпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты бизнеса.

В соответствиис законом, уголовные дела в случаевозмещения ущерба, причиненного преступлением гражданину, организации илигосударству, будут прекращаться. Это коснется таких статей УК РФ, как:

  • мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорныхобязательств в сфере предпринимательской деятельности;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с мошенничеством в сферекредитования; в сфере страхования; в сфере компьютерной информации; с использованием электронных средств платежа; при получении выплат;
  • преступления небольшой тяжести, сопряженные с нарушением авторства и плагиатом;с нарушением изобретательских и патентных прав;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с причинением имущественного ущербапутем обмана или злоупотребления доверием; с присвоением или растратой;
  • преступления, связанные с невыплатой зарплаты, пенсий, стипендий, пособий илииных выплат.

Еслилицо, впервые совершившее такоепреступление, полностью возместило причиненный ущерб (погасилообразовавшуюся просроченную задолженность по зарплате, пенсии и т. п.) и выплатило соответствующую компенсацию, то онобудет освобождено от уголовной ответственности.

В свою очередь, поправками в УПК РФрасширяется перечень уголовных дел частно-публичного обвинения (когда уголовноедело возбуждается исключительно по заявлению потерпевшего и не подлежитпрекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым), включив в этотперечень уголовные дела о преступлениях, затрагивающих интересы толькопотерпевших, без причинения ущерба интересам третьих лиц или государству. Этоотносится к незаконному получению кредита; злостному уклонению от погашениякредиторской задолженности; злостному уклонению от раскрытия или предоставленияинформации, определенной законодательством о ценных бумагах; незаконномуиспользованию средств индивидуализации товаров (работ, услуг); злоупотреблениюполномочиями, а также преступлениям, связанным с необоснованным отказом в приемена работу или увольнением лиц предпенсионного возраста.

Также законом устанавливается запретзаключения под стражу подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиямив сфере предпринимательской деятельности (за исключением лиц, подозреваемых илиобвиняемых в незаконной организации, проведении азартных игр).

Наконец, при расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности устанавливается запрет на необоснованноеприменение мер, способных привести к приостановлению законной деятельностиорганизации или индивидуальных предпринимателей. Речь идет об изъятииэлектронных носителей информации — компьютеров, мобильных телефонов и т. д.

, за исключением случаев, когда вынесенопостановление о назначении их судебной экспертизы; когда изъятие производится на основании судебного решения или на данных носителях содержатся сведения,которые могут использоваться для совершения новых преступлений, а также есливладелец носителя не обладает полномочиями на хранение сведений или копированиесведений может привести к их утрате.

Закон ПрезидентаРФ вызвал много вопросов у читателей официального сайта ГД, а такжеу подписчиков официальных аккаунтов в социальных сетях. Мы попросилиответить на самые распространенные из них Председателя профильногоКомитета по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова.

Понесет ли нарушитель какое‑либо наказаниевообще, если уголовное дело будет прекращено? Или после полного возмещенияущерба с него будут сняты все обвинения?

Стоитотметить, что закон в данномслучае не вводит новых механизмов. Он дополняет действующую статью 76.

1Уголовного кодекса РФ, которой и сейчас предусмотрено освобождение от уголовнойответственности в случае возмещения ущерба по определенным преступлениям в сфере экономической деятельности.

Но только если преступление совершено впервыеи, помимо ущерба, причинного преступлением, выплачена двукратная компенсация в федеральный бюджет.

Законом расширяется переченьтаких преступлений за счет нетяжких составов, связанных с невыплатой денежныхсредств или имущественным ущербом, а также за счет преступлений, связанных с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Если ущерб от преступления будет возмещени выплачена соответствующая компенсация в федеральный бюджет, то нет смыслазапускать «репрессивную машину», преследовать человека, изолировать его от общества. В таком случае уголовное дело будет прекращено, обвинения сняты.

Но если деяние будет совершено повторно,то уголовной ответственности не избежать. Раз имел место рецидив, то можноговорить о злостном нарушителе, который должен понести наказание.

Не создастся ли ситуация, при котороймошенники смогут уходить от ответственности после возмещения ущерба? Если лицо,попавшее под действие этого закона, будет уличено повторно в том жепреступлении, будет ли с него снова снята уголовная ответственность послеочередного возмещения?

Злостно совершатьтакие преступления и, возместив ущерб, уходить от ответственности не получится. Поскольку этот механизм действует только при первоначальномправонарушении. 

В случае повторного совершения преступления уголовная ответственностьнеминуема, даже если ущерб будет возмещен.

Каким образом закон позволит защитить бизнес от давленияили незаконного уголовного преследования? Можете привести пример?

Напомню,что необходимость декриминализации норм Уголовного кодекса РФ по преступлениям,связанным с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательства,давно заявлялась бизнес-сообществом, Уполномоченным при Президенте РФ по защитеправ предпринимателей и обсуждалась в профессиональных кругах. Эти нормынередко используются для недобросовестных «конкурентных войн» между предпринимателямии возбуждения уголовных дел с целью разрушения или захвата бизнеса.

Например, такая ситуация. По заявлению в правоохранительные органы о неисполнении некой компании договорных обязательстввозбуждается уголовное дело. В начале на неустановленных лиц.

В ходе следствияпроводятся допросы сотрудников, руководства фирмы, партнерских организаций; проходятобыски в офисе компании с изъятием электронных носителей информации:компьютеров, телефонов, баз данных с документами и т. п. Затем руководителя переквалифицируютв подозреваемого или обвиняемого, назначая ему меру пресечения в видесодержания под стражей.

В результате деятельность фирмы приостанавливается. А к окончанию расследования может оказаться (и нередко так бывает), что составапреступления нет. Но к тому моменту бизнес уже разрушен, сотрудники фирмы — безработы, бюджет — без налогов от деятельности компании.

А руководитель отсиделмного месяцев в СИЗО, где условия сопоставимы с тюремными, при этом лишившисьбизнеса, команды сотрудников, партнерских отношений с другими организациями, а значит, лишившись источника дохода и оставив семью без обеспечения. При этом заявительдобился своего – конкурентная компания устранена.

К сожалению, такие ситуации пока не редкость в нашей правоприменительной практике. Предложенные законом меры должны повлиять на эту ситуацию и существенносократить риски, связанные с предпринимательством. 

На это направлены положенияо возможности прекращения уголовного дела после возмещения ущерба по деяниям в сфере предпринимательства; положения, ограничивающие случаи изъятия электронныхносителей информации в процессе следственных действий; запрет на заключение подстражу подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиями в сфере предпринимательской деятельности.

В совокупности с принятым летом 2018 года законом о коэффициентах зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания названия,эти меры позволят предоставить дополнительные гарантии предпринимателям от угрозы необоснованного уголовного преследования.

Будет ли закон распространяться на нецелевое расходованиесредств бюджета, если лицо возместит сумму расхода?

На практике деяния, связанные с нецелевым расходованием средств бюджета,квалифицируется как коррупционные составы, как преступления, совершенныедолжностными лицами, по которым предусмотрены специальные статьи Уголовногокодекса РФ.

В данном законе речь идет о преступлениях в сферепредпринимательской деятельности. Эти изменения направлены на минимизацию рисковведения бизнеса в России, создание дополнительных гарантий защитыпредпринимателей от необоснованного уголовного преследования, улучшение делового климата в стране.

Что понимается под «небольшой тяжестью» в данном случае? О каких суммах идет речь?

  • Ответственность по части1 статьи 146 и статье147 УК РФ (Нарушение изобретательских и патентных прав) наступает в случае причинения крупного ущерба. При этом ущерб, которыйможет быть признан судом крупным, в законе не указан, суды при его установлениидолжны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела. Например, из наличияи размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов,полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальнойдеятельности или на средства индивидуализации. Таким образом, прекращение уголовных делпо данным составам будет в случае возмещения ущерба, установленного судом.
  • По части 1 статьи 159.1 УК РФ (Мошенничество в сфере кредитования) дела будутпрекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 1 500 000 рублей (крупный ущерб), за исключениемгрупповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.2 УК РФ (Мошенничество при получении выплат) дела будутпрекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 250 000 рублей (крупный ущерб), за исключением групповыхпреступлений.
  • По части 1 статьи 159.3 УК РФ (Мошенничество с использованием электронных средствплатежа) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительныйущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.5 УК РФ (Мошенничество в сфере страхования) дела будутпрекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповыхпреступлений.
  • По части 1 статьи 159.6 УК РФ (Мошенничество в сфере компьютерной информации) дела будут прекращены в случае возмещенияущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 160 УК РФ (Присвоение или растрата) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений. Все, что касается вышеуказанныхпреступлений с суммой ущерба меньше 2 500рублей, то они признаются «мелким хищением» и наказываются по статье 7.27 КодексаРФ об административных правонарушениях.
  • По части 1 статьи 165 УК РФ (Причинение имущественного ущерба путем обмана илизлоупотребления доверием, совершенное в крупном размере) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 250 000 рублей до 1 000 000рублей (особо крупный),за исключением групповых преступлений.
  • Также законопроектом предусматриваетсяпрекращение уголовных дел по частям 5–7 статьи 159 УК РФ (Мошенничество,сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сферепредпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинениезначительного ущерба/ крупного/особо крупного). Соответственно, уголовныедела будут прекращены в случае возмещения от 10 000 рублей (значительный ущерб) до 12 000 000 рублей (особокрупный ущерб).

Будет ли закон иметь обратную силу?Смогут ли снять уголовное наказание с тех, кто уже был осужден?

Согласностатье 54 Конституции Российской Федерации, что отражено также в статье 10 Уголовногокодекса РФ, если закон улучшает положение лица, совершившего преступление, то он имеет обратную силу. В случае ухудшения — обратной силы не имеет.

Поэтому новые нормы будут действовать и в отношении тех, кто уже осужден.

Прекращать уголовное дело сможет толькосуд или решение может быть принято на этапе производства следственнымиорганами?

Возможени тот, и другой вариант. Дело может быть прекращено следственными органами на этапе производства, а также судом, если дело было направлено в суд.

Источник: http://duma.gov.ru/news/29236/

Переквалификация с ч. 3 ст. 159 УК РФ, на утратившую силу ч. 1 ст. 159.4 УК РФ и прекращение уголовного дела

Декриминализация ст 159 ук рф
Мошенничество- одно из самых распространенных преступлений, в 2011 году по этой статье осудили более 25 500 человек, но действующая редакция статьи не учитывает особенности современных экономических отношений и введение новых составов позволит более четко отделить уголовно наказуемые деяния от гражданско-правовых отношений” заявлял судья Верховного суда РФ Николай Тимошин, представляя законопроект о внесении изменений в статью 159 Уголовного кодекс РФ. Федеральным законом от 29 ноября 2012 года № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» глава 21 «Преступления против собственности» Уголовного кодекса РФ была дополнена нормами, дифференцирующими уголовную ответственность за мошенничество (статьи 159.1–159.6). Самой значимой для современного российского бизнеса стала статья 159.4 Уголовного кодекс РФ. 

ст. 159.4 УК РФ (мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности) является специальной нормой по отношению к основному составу мошенничества в ст. 159 УК РФ.

Более того, санкция ст. 159.4 УК РФ была значительно ниже чем в статье 159 УК РФ, а стоимость ущерба значительно выше.

Однако, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П, положения ст. 159.

4 УК РФ были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения устанавливают за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если оно совершено в особо крупном размере, несоразмерное его общественной опасности наказание в виде лишения свободы на срок, позволяющий в системе действующих уголовно-правовых норм отнести данное преступление к категории преступлений средней тяжести, в то время как за совершенное также в особо крупном размере такое же деяние, ответственность за которое без определения его специфики по субъекту и способу совершения применительно к тем или иным конкретным сферам предпринимательской деятельности предусмотрена общей нормой ст. 159 УК РФ, устанавливается наказание в виде лишения свободы на срок, относящий его к категории тяжких преступлений, притом что особо крупным размером похищенного применительно к наступлению уголовной ответственности по статье 159 УК РФ признается существенно меньший, нежели по его статье 159.4.

В связи с вышеуказанным Постановлением Конституционного суда РФ с 12 июня 2015 года ст. 159.4 УК РФ утратила силу.

Можно долго спорить и дискутировать, в отношении того, полностью ли утратила силу ст. 159.4 УК РФ или только часть 3 этой статьи, но данная публикация не об этом. 

Итак, мой подзащитный обвинялся в совершении преступления предусмотренного частью 3 ст.

159 УК РФ, а именно в том, что в период с февраля 2012 года по 29 октября 2013 года, точные время и дата не установлены, он, занимая должность директора ООО «О», действуя из корыстных побуждений согласно заранее разработанному плану, заключил договор субподряда № 21 от 21 февраля 2012 года с ОАО «Т», в соответствии с которым ООО «О» обязалось установить на объекте строительства «Комплекс учебных зданий и сооружений УНИВЕРСИТЕТ в г.Ульяновск» прецизионные кондиционеры марки «GREE», получил предоплату по данному договору в полном объеме, и путем обмана, используя свое служебное положение, похитил принадлежащие ГОУВПО «УНИВЕРСИТЕТ» денежные средства в сумме 213 274 рубля, составляющей разницу в стоимости предусмотренных договором кондиционеров марки «GREE», и фактически поставленных вопреки условиям договора кондиционеров марки «HIRef» (между ОАО «Т» и УНИВЕРСИТЕТОМ был заключен государственный контракт на строительство учебного корпуса).

Казалось бы, если исходить из доводов следствия, то усматривается мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

Но к моменту предъявления обвинения и рассмотрения дела по существу ст. 159.4 УК РФ утратила силу.

Однако, Верховным судом РФ разъяснено следующее: «В связи с тем, что ст. 159.4 УК РФ с 12 июня 2015 года утратила силу, уголовная ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с указанной даты предусматривается ст. 159 УК РФ.

Что касается деяний, подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159.

4 УК РФ, совершенных до 12 июня 2015 года, то, поскольку эти деяния не декриминализированы и не могут быть квалифицированы по статье 159 УК РФ, устанавливающей за них более строгое наказание, такие деяния, в соответствии со ст. 9 УК РФ, следует квалифицировать по статье 159.4 УК РФ.

» «Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений статьи 159.4 в связи с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П и статьи 264.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 31.07.2015)

Санкция части 1 ст. 159.4 УК РФ предусматривает максимальное наказание- лишение свободы на срок до одного года.

В силу части 2 ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.

Согласно пункта «а», части 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести.

В соответствии с пунктом 3 части 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, возбужденное дело подлежит прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Источник: https://pravorub.ru/cases/68076.html

Бизнес попросил вернуть в УК РФ статью о мошенничестве

Декриминализация ст 159 ук рф

Бизнес считает необходимым вернуть в УК РФ предпринимательскую статью о мошенничестве (159.4 УК РФ). В декабре 2014 года Конституционный суд вынес решение о несоответствии этой статьи Конституции РФ. Так как за мошенничество в предпринимательской сфере назначался вдвое меньший срок, 5 лет вместо 10 лет.

“Кроме этого, в постановлении КС было указано, что в гражданско-правовых отношениях с организациями и индивидуальными предпринимателями граждане являются экономически более слабыми и поэтому нуждаются в предоставлении дополнительных преимуществ защиты со стороны законодательства”, – отмечает депутат Госдумы, соавтор законопроекта о введении новой редакции статьи 159.4 УК РФ Рафаэль Марданшин. После Госсовета в апреле 2015 г. президент РФ Владимир Путин поручил привести нормы УК РФ в соответствие с постановлением суда, снизив наказание за обычное мошенничество. “Мы до последнего ждали, что правительство РФ внесет законопроект, но, к сожалению, проект в Госдуму не поступил”, – сообщает Марданшин. В результате группа депутатов во главе с Павлом Крашенинниковым подготовила и внесла в Госдуму свой законопроект, направленный на исполнение постановления Конституционного суда. “Он предусматривал защиту физических лиц и был направлен на выравнивание тяжести наказания по соответствующим составам”, – говорит Марданшин. Документ возвращает статью о бизнес-мошенничестве – преднамеренное неисполнение договорных обязательств, которое причиняет ущерб предпринимателям, организациям или государству. Поправки повышают для предпринимателей срок лишения свободы за особо крупное мошенничество с пяти до шести лет.

Росстат займется переписью предпринимателей впервые за пять лет

Предприниматели считают, что с внесением изменений не стоит затягивать. Уже три месяца в УК РФ нет отдельного, более мягкого наказания за мошенничество в сфере предпринимательства. Срок для изменения статьи 159.4 был ограничен, на это давалось полгода с момента вынесения решения судом. В итоге 11 июня статья 159.

4 перестала существовать. Предложенный бизнесом вариант не вызывает нареканий в правительстве. По мнению авторов документа, ситуация объясняется бюрократическими проволочками. “Вариант с правительством согласованный, мы вместе готовили, – говорит Крашенинников.

– Но протянули так, что сессия закончилась, а решение КС вступило в силу”.

Сопредседатель Общероссийской общественной организации “Деловая Россия” Андрей Назаров считает, что отмена статьи 159.4 в УК – это шаг назад. “Возбуждается 250 дел по экономическим преступлениям ежегодно.

Около половины из них по экономическим преступлениям, – рассказывает Назаров. – У нас, по крайней мере, была одна зацепка, для некоторой части граждан наказание было не 10 лет, а 5″.

Теперь предприниматели рискуют отправиться за решетку на 10 лет.

Бизнес акцентирует внимание на том, что при совершении мошенничества в предпринимательской сфере обычно есть измеримый размер ущерба, возмещение которого должно избавлять от наказания. Предприниматели готовы платить, если это избавит от необходимости сидеть.

Ликвидировать тюремные сроки для ряда преступлений предлагает бизнес-омбудсмен Борис Титов. В частности, вывести из состава УК РФ и перенести в КоАП статьи 171, части первой и второй статьи 180, части первой статьи 194.

Степень общественной опасности деяний, предусмотренных статьями 171 “Незаконное предпринимательство”, 180 “Незаконное использование товарного знака” и 194 “Уклонение от уплаты таможенных платежей…” УК РФ, невысока, но суды выносят по ним приговоры с реальными сроками.

Эксперты отмечают абсурдность некоторых дел по этим статьям. “У нас правила лицензирования меняются регулярно, а органы лицензирования выдают лицензии очень медленно, – рассказывает Виктория Бурковская, партнер адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры”.

– Декриминализация этих статей заслуживает большого внимания”. В 2014 году по статье 171 с лишением свободы были связаны 5 приговоров, по 180-й статье 25 человек были приговорены условно, еще 8 приговорены к лишению свободы, по статье 194 к лишению свободы были приговорены 2 человека.

Крымскому бизнесу простят нарушения в “украинский период”

Предлагается изложить в новой редакции часть 2 статьи 76.

1 УК РФ, закрепив освобождение от ответственности лица, впервые совершившего преступление, предусмотрев всеми статьями главы 22 УК РФ независимо от категории преступления, если ущерб причиненный гражданину, организации и государству в результате преступления, возмещен в полном размере и государству уплачено денежное возмещение в размере двукратной суммы ущерба. Сейчас освобождение предусмотрено только для составов небольшой и средней тяжести при выплате компенсации государству в пятикратном размере.

Далеко не все предложенные в УК РФ изменения выгодны для бизнеса. Так, в пакете поправок Бориса Титова есть предложение по актуализации размеров ущерба по экономическим статьям УК. В статьях главы 22 “Преступления в сфере экономической деятельности” (за исключением статей 174, 174.1, 178, 185-185.

6, 193, 194, 198, 199, 199.1) крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере предлагается признать стоимость ущерб и задолженность, превышающие 3 млн руб. Особо крупным – 12 млн руб. Сейчас ущерб в крупном размере составляет 1,5 млн руб., особо крупном – 6 млн руб.

Такая необходимость обусловлена ростом инфляции. Согласно данным ФНС и Росстата, инфляция в 2010-2015 годах составила 61%. Совокупный оборот компаний за указанный период вырос почти в два раза с 65 914,2 млрд рублей в 2009 году до 123 780,5 млрд в 2014 году.

В связи с чем целесообразно повысить и размеры ущерба.

Также планируется изменить подход к признанию профессиональных связей в качестве криминальных. Предпринимательская деятельность предполагает участие в ней целого ряда связанных друг с другом профессиональными связями людей: директоров, бухгалтеров, финансовых директоров, сотрудников организации.

При выявлении нарушений легко квалифицировать такое преступление, как совершенное “группой лиц по предварительному сговору”, “совершенное организованной группой”, “с использованием служебного положения”. Это существенно повышает строгость наказания.

За обычное мошенничество срок может составить один год, а за совершенное группой лиц уже 5 лет лишения свободы. Из-за чего обычный сотрудник рискует большее, чем мошенник.

В этой связи предлагается исключить квалифицирующие признаки “группа лиц по предварительному сговору”, “совершенные организованной группой”, “с использованием служебного положения” в отношении преступлений, совершенных в сфере экономической деятельности.

Источник: https://rg.ru/2015/09/15/moshennichestvo.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.