Добровольный отказ от преступления комментарий

Статья 31. Добровольный отказ от преступления Комментарий к статье 31

Добровольный отказ от преступления комментарий

1. В соответствии с ч. 1 комментируемой статьи добровольный отказ возможен на стадии приготовления к преступлению или покушения на преступление. Согласно ч. 2 этой статьи лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

2. Добровольным отказ признается тогда, когда совершается лицом по своей воле при осознании им возможности доведения преступления до конца.

Если отказ от совершения преступления был вынужденным, сохраняется как опасность уже совершенных лицом действий, так и его самого, и поэтому лицо не освобождается от уголовной ответственности. Отказ является вынужденным, когда он обусловлен невозможностью довести преступление до конца.

Например, виновный пытается вскрыть сейф, но последний оказывается столь сложной конструкции, что лицо технически не в состоянии выполнить намеченное. Отказ является вынужденным и тогда, когда кто-то помешал виновному довести преступление до конца.

Например, вор с целью кражи проник в квартиру, но был задержан вернувшимися хозяевами, грабитель пытался сорвать с потерпевшего шапку, но пришедшие на помощь граждане помешали этому и т.д.

3. Окончательность отказа заключается в том, что лицо не прерывает на время свое преступное посягательство, а прекращает начатое преступление полностью и окончательно.

Поэтому не признается добровольным отказом отказ лица от повторения преступного посягательства в случае неудачи первого. Например, преступник с целью убийства выстрелил в потерпевшего и ранил его, но затем отказался от доведения преступления до конца.

В этих случаях лицо отвечает за оконченное покушение на убийство на общих основаниях.

4. Добровольный отказ, как отмечалось, возможен только до окончания преступления, т.е. на стадии приготовления и покушения. На стадии приготовления он может выражаться как в активных действиях (например, лицо уничтожает орудие или средство совершения преступления), так и в пассивной форме (лицо воздерживается от последующих действий по доведению преступления до конца).

Добровольный отказ всегда возможен в случае неоконченного покушения (так же как и при приготовлении в активной или пассивной форме). Несколько по-иному решается вопрос о добровольном отказе при оконченном покушении.

В этом случае добровольный отказ возможен лишь иногда, а именно в тех случаях, когда лицо, совершив действие (бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления, сохраняет господство (контроль) над дальнейшим развитием причинной связи между совершенным действием (бездействием) и наступлением предполагаемого и желаемого результата.

Например, лицо поджигает дом, однако через несколько минут возвращается и гасит разгоревшийся огонь.

Совершенно по-другому следует оценивать ситуацию, когда, допустим, лицо в целях отравления дало потерпевшему смертельную, по его мнению, дозу яда, но затем им были предприняты активные действия по предотвращению наступления преступного результата (например, дано противоядие) и лицу удалось предотвратить наступление преступного результата.

В данном случае нельзя говорить о том, что лицо, давшее яд потерпевшему, а потом и противоядие, контролирует развитие причинной связи. Наступление или ненаступление в этом случае смерти потерпевшего зависит не только от воли виновного, но и от ряда других обстоятельств, влияющих на дальнейшее развитие причинной связи. Допустим, лицо предлагает потерпевшему противоядие, а тот сознательно отказывается его принять (выясняется, что потерпевший был болен тяжелой, неизлечимой и мучительной болезнью и сам в целях избавления от страданий искал яд для самоубийства).

5. Мотивы добровольного отказа могут быть самыми разнообразными, как нравственного характера (раскаяние, жалость к потерпевшему), так и иными (например, страх перед наказанием и другими невыгодными для лица последствиями разоблачения). Но в любом случае независимо от характера мотивов добровольного отказа лицо не подлежит уголовной ответственности.

Вместе с тем мотив страха перед возможной уголовной ответственностью должен сочетаться с сознанием возможности довести преступление до конца. И лишь тогда, когда страх вызван конкретными обстоятельствами, означающими неизбежность разоблачения лица и, следовательно, препятствующими доведению преступления до конца, отказ от преступления может признаваться не добровольным, а вынужденным.

Дело в том, что в одних случаях страх неизбежного разоблачения будет сочетаться с невозможностью довести преступление до конца, а в других – неизбежность разоблачения не превращается в непреодолимое для этого препятствие.

Такие варианты зависят от специфики мотивации преступной деятельности виновного и конкретных обстоятельств совершения преступления. Разумеется, для вора, совершающего, например, квартирную кражу, обстоятельства, связанные с его неизбежным разоблачением, исключают возможность окончания кражи.

Для убийцы же из ревности или мести неизбежность разоблачения может и не являться непреодолимым препятствием. В последнем случае лицо, несмотря на неизбежность разоблачения, может сохранить свободу выбора того или иного варианта поведения в возможной ситуации.

Для того же убийцы из ревности его неизбежное разоблачение может и не оказаться непреодолимым препятствием для доведения преступления до конца, так как его неизбежное разоблачение и следующее за ним неизбежное наказание могут быть для него безразличными.

По конкретному делу Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР в своем Постановлении указала: “Добровольный отказ от доведения преступления до конца есть полный отказ от уже начатого преступления по тем или иным мотивам при наличии сознания фактической возможности его завершения и отсутствии каких-либо причин, которые бы лицо, совершающее это деяние, не было в состоянии преодолеть. Мотивы же, в силу которых покушавшийся на совершение преступления решил отказаться от доведения до конца преступления, не имеют значения для добровольного отказа” .

——————————–

БВС СССР. 1963. N 5. С. 26.

6. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления.

Например, лицо с целью убийства приобрело кухонный нож, которым и намеревалось совершить преступление, но через некоторое время отказывается от совершения убийства. Налицо добровольный отказ, освобождающий это лицо от уголовной ответственности.

Другое дело, когда для той же цели лицо приобретает огнестрельное оружие, допустим, пистолет, а затем также отказывается от совершения убийства. В отношении убийства имеет место добровольный отказ, и лицо должно быть освобождено от уголовной ответственности за это преступление.

Однако в его действиях будет налицо состав незаконного приобретения огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222 УК), за что лицо и должно подлежать уголовной ответственности.

7. В ч. ч. 4 и 5 комментируемой статьи формулируются специальные условия освобождения от уголовной ответственности при добровольном отказе от преступления организатора преступления, подстрекателя к преступлению и пособника преступлению.

Первые два не подлежат уголовной ответственности, если они своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца.

Если же эти действия оказались безуспешными, то предпринятые организатором и подстрекателем меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

Условием непривлечения к уголовной ответственности пособника является принятие им всех зависящих от него мер по предотвращению преступления. При этом уголовный закон не связывает его освобождение с успешностью предпринятых им мер по предотвращению преступления (в отличие от оценки подобной деятельности организатора и подстрекателя).

8. От добровольного отказа следует отличать деятельное раскаяние, т.е. активное поведение лица после совершения им преступления, направленное на снижение или устранение причиненного преступлением вреда либо на оказание активной помощи правоохранительным органам в раскрытии преступления и изобличению других участников преступления.

По общему правилу такие действия, как явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание такого вреда, в соответствии со ст. 61 УК РФ являются обстоятельствами, смягчающими наказание. В случае совершения лицом впервые преступления небольшой тяжести такие обстоятельства, как добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание нанесенного преступлением вреда (ст. 75 УК РФ), освобождают лицо от уголовной ответственности. Кроме того, в Особенной части УК РФ предусматривается освобождение от уголовной ответственности в случае деятельного раскаяния и в других специально оговоренных случаях (например, в случаях, предусмотренных ст. ст. 205, 206, 208 УК РФ).

Источник: https://jurisprudence.club/ugolovnoe-pravo-uchebnik/statya-dobrovolnyiy-otkaz43431.html

Добровольный отказ от преступления (некоторые проблемные ситуации)

Добровольный отказ от преступления комментарий

В статье рассматриваются признаки добровольного отказа от доведения преступления до конца: добровольность и окончательность. Автор согласен с мнением многих ученых, которые считают, что добровольный отказ возможен и на стадии оконченного покушения. Приводит также особенности добровольного отказа от совершения преступления и его отличие от деятельного раскаяния.

Добровольный отказ от совершения преступления — это прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Социальная сущность добровольного отказа, как отмечает А. П.

Козлов, заключается в том, что «лицо начинает совершать преступление, но в силу тех или иных причин прекращает преступное поведение по собственному волеизъявлению, в связи с чем преступный результат не наступает. Для общества же остается главным исключение вреда тем или иным общественным отношениям.

Социальная полезность подобного значительно выше по сравнению с полезностью пресеченной преступной деятельности потому, что в таком случае не только прерывается преступное деяние, но уже и личность относительно ненаступившего преступного последствия становится непреступной, чего нет в пресеченном преступлении, хотя действия лица в какой-то их части остаются преступными» [1, С.308].

Добровольный отказ возможен только до окончания преступления и как активными, так и пассивными действиями. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

Добровольность отказа означает, что лицо прекратило преступную деятельность, осознавая возможность доведения ее до конца. Добровольным считается поведение, исходящее из собственной воли правонарушителя, его внутренних побуждений, желания и стремления поступить именно так.

Отказ не может считаться добровольным, если правонарушителя принудили другие лица или объективные обстоятельства к этому.

Окончательность отказа означает полный отказ от продолжения совершения преступления, а не временное приостановление преступного поведения, чтобы в дальнейшем продолжить его. Если правонарушитель переносит окончание преступления на более поздний срок, то отказ не может считаться добровольным.

Мотивы добровольного отказа могут быть самыми разнообразными (например, жалость по отношению к жертве, боязнь разоблачения, угрызения совести, лень и т. д.).

В науке уголовного права проблемным считается вопрос о том, возможен ли добровольный отказ при оконченном преступлении. Добровольный отказ возможен на стадии приготовления к преступлению и неоконченного покушения.

Возможность добровольного отказа на стадии оконченного покушения, когда виновный уже выполнил все действия, которые считал необходимыми для наступления преступных последствий, но они на момент отказа ещё не наступили по не зависящим от него причинам, является спорной.

Ясно, что, например, в случае, когда виновный стреляет из пистолета в потерпевшего с намерением убить, но, причинив тяжкий вред здоровью, отказывается от доведения до конца преступного намерения, признание добровольного отказа не соответствовало бы целям, которые ставятся обществом перед уголовным правом [2, С.

126]. Однако неоднозначно решается вопрос относительно добровольного отказа в случаях, когда ещё возможно вторжение исполнителя в развитие причинной связи и недопущение им наступления последствий поведения, т. е.

добровольный отказ, совершаемый в форме активных действий (например, действия террориста, заложившего взрывное устройство с часовым механизмом, по демонтажу этого устройства; введение противоядия потерпевшему, которому виновный подсыпал яд и т.д.).

А. М. Яковлев указывает, что при оконченном покушении добровольный отказ возможен только в случае, если возможность предотвращения последствий объективно присутствует и виновный предотвращает своими действиями наступление таких последствий. В остальных случаях добровольный отказ при оконченном покушении невозможен [3, С.348].

Согласно ч.2 статьи 31 Уголовного кодекса РФ лицо, добровольно отказавшее от доведения преступления до конца не подлежит уголовной ответственности.

Но часть 3 этой же статьи УК гласит, что лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

Помимо изложенных выше обстоятельств, определяющих ненаказуемость добровольного отказа, УК РФ содержит положения, касающиеся добровольного отказа от совершения преступления соучастниками преступления: организатором, подстрекателем, пособником преступления.

Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

В ст. 31 УК ничего не говорится о добровольном отказе от совершения преступления соисполнителя в групповом преступлении. Своим согласием участвовать в преступлении соисполнитель детерминировал принятие соучастниками решения о совершении группового преступления.

Поэтому его отказ от соисполнительства, если при этом преступная деятельность группы не прекращается, не освобождает его от уголовной ответственности. Своими активными действиями он должен предотвратить совершение преступления другими исполнителями.

Только тогда его ответственность исключается.

Существенное значение для правоприменительной практики имеет отграничение добровольного отказа от деятельного раскаяния.

Сущность деятельного раскаяния состоит в том, что лицо, совершив оконченное преступление, прилагает активные усилия для предотвращения наступления вредных последствий деяния, по добровольному возмещению нанесенного ущерба, заглаживанию причиненного вреда.

К деятельному раскаянию относят также добровольную явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления. Деятельное раскаяние, по общему правилу, рассматривается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. “и” ч. 1 ст. 61 УК), в ряде случаев оно может также служить основанием для освобождения от уголовной ответственности (см. ст. 75 УК).

Основное отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния состоит в том, что добровольный отказ имеет место лишь при неоконченном преступлении, деятельное же раскаяние проявляется после окончания преступления. Добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность, деятельное раскаяние ее, как правило, не устраняет.

Как видно, деятельное раскаяние не относится к институту стадий совершения преступления.

Упоминание о нем в таком смысле возможно постольку, поскольку одна из форм деятельного раскаяния, а именно оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, применима в оконченному преступлению. В период действия УК РСФСР 1960 г.

предотвращение последствий по воле виновного служило почвой для научный дискуссий относительно возможности добровольного отказа на стадии оконченного покушения. Но после принятия УК РФ 1996 г. споры о разграничении добровольного отказа и деятельного раскаяния утратили смысл.

По смыслу закона предотвращение последствий является формой именно деятельного раскаяния. И это является дополнительным аргументом в пользу вывода о том, что добровольный отказ от преступления юридически возможен на стадиях приготовления и неоконченного покушения.

Источник: https://novainfo.ru/article/8831

Место добровольного отказа от преступления в УК РФ

Добровольный отказ от преступления комментарий

Баймакова Н., младший научный сотрудник отдела уголовного права Российской академии правосудия.

В ходе осуществления преступной деятельности могут появиться различные факторы, в результате которых лицо отказывается от своих первоначальных планов совершения преступления и прекращает преступную деятельность, осознавая при этом, что можно было довести задуманное до конца. В уголовном праве такие ситуации закреплены в институте добровольного отказа.

В ч. 1 ст. 31 УК РФ добровольным отказом от преступления признается прекращение приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. В соответствии с ч.

2 указанной статьи, уголовная ответственность лица за преступление исключается, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. В ч.

3 подчеркивается, что лицо, добровольно отказавшееся от доведения этого преступления до конца, подлежит уголовной ответственности, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

В юридической литературе понятие добровольного отказа обычно раскрывается через его признаки: добровольность и окончательность . Некоторые авторы добавляют к ним признак осознания лицом возможности доведения преступления до конца либо признак своевременности . Эти признаки вытекают и из законодательного определения добровольного отказа.

См., например: Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955. С. 196; Гринь М.В. Неоконченное преступление: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 164. См.: Лясс Н.В. Стадии преступной деятельности по советскому уголовному праву: Автореф. Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1952. С. 13; Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 520; Редин М.П. Преступления по степени их завершенности. М., 2006. С. 60.См.: Ситникова А.И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление. М., 2006. С. 148.

Признак добровольности означает, что лицо прекращает свою преступную деятельность сознательно, по собственной воле независимо от мотивов. Мотивы же добровольного отказа от преступления могут быть различными.

Одни авторы относят к ним чувство стыда, угрызения совести, страх разоблачения, осознание бесперспективности действий . А.В. Наумов говорит о том, что мотивы при добровольном отказе могут быть нравственного характера, например страх перед наказанием . Р.Р.

Галиакбаров среди мотивов добровольного отказа называет жалость к потерпевшему, раскаяние, страх перед наказанием, боязнь огласки, неуверенность в возможности сокрытия преступления .

Уголовное право. М., 1999. С. 91 (авторы – С.В. Дьяков, В.В. Лунев, С.И. Никулин). Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М., 1996. С. 284.

Уголовное право России. М., 1999. С. 234.

Установление мотива добровольного отказа в ходе предварительного расследования и рассмотрения дела в суде является обязательным. М.В. Гринь справедливо отмечает, что, исследуя мотивы, по которым лицо отказалось от дальнейшего совершения преступления, можно определить, действительно ли отказ от совершения преступления был добровольным .

Гринь М.В. Указ. соч. С. 167 – 168.

Инициатива о прекращении преступной деятельности или о доведении преступления до конца, как верно указывает Н.Ф. Мурашов, может исходить от знакомых, родственников, потерпевших и других лиц, но окончательное решение о прекращении должно принимать само лицо .

Преступление: вопросы и ответы (по Уголовному кодексу Российской Федерации) / Отв. ред. Н.Ф. Мурашов. М., 2001. С. 86.

В том случае, когда прекращение начатого преступления не связано со свободой выбора лица (т.е. не по собственному желанию, не по воле лица), говорить о добровольном отказе нельзя.

В таком случае речь идет о вынужденном прекращении преступной деятельности вследствие влияния обстоятельств, не зависящих от лица.

И следовательно, такие действия следует расценивать как неоконченное преступление (приготовление либо покушение).

Одним из обязательных признаков добровольного отказа, на наш взгляд, является осознание лицом возможности доведения преступления до конца.

Насколько конкретная степень вероятности завершения преступления осознается лицом – это, по словам Н.Ф. Кузнецовой, вопрос факта.

Однако во всяком случае, если лицо не осознает реальной опасности разоблачения или задержания в конкретной обстановке, отказ можно признать добровольным .

Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2004. С. 321.

Окончательность как признак добровольного отказа от преступления означает, что лицо бесповоротно решило прекратить преступную деятельность. Оно прекращает ее не на время, чтобы возвратиться к ней в более подходящее время, а именно навсегда. Как отмечает Р.Л.

Габдрахманов, отказ от повторной попытки совершить преступление при неудаче в первый раз (например, осечка) не может быть признан добровольным и служит при определенных условиях смягчающим вину обстоятельством, но не освобождает от уголовной ответственности .

Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.И. Ветрова. М., 1997. С. 315.

Законодатель, определяя добровольный отказ от преступления через приготовление и покушение на преступление, выбрал, на наш взгляд, спорную позицию, поскольку неоконченное преступление и добровольный отказ – это взаимоисключающие понятия, и, следовательно, одно через другое определять нельзя.

Добровольный отказ по своей правовой природе – это основание, устраняющее уголовную ответственность лица за начатую, но остановленную по собственной инициативе преступную деятельность. Отличительным же признаком неоконченного преступления является его прерванность, т.е.

прекращение преступной деятельности по не зависящим от лица обстоятельствам. Основанием для непривлечения лица к уголовной ответственности и освобождения от нее при добровольном отказе является отсутствие состава преступления. То есть нет состава не только оконченного, но и неоконченного преступления. Мы согласны с М.В.

Гринем в том, что если рассматривать добровольный отказ от неоконченного преступления, то необходимо присутствие юридических признаков двух уголовно-правовых институтов .

Однако невозможно совместить самостоятельное прекращение преступной деятельности (при добровольном отказе) и недоведение преступления до конца по не зависящим от лица обстоятельствам (при неоконченном преступлении – приготовлении или покушении).
Гринь М.В. Указ. соч. С. 171.

По мнению Н.Ф. Кузнецовой, встречающиеся в юридической литературе неверные выражения “добровольный отказ от приготовления” или “добровольный отказ от покушения” являются следствием отождествления стадий совершения преступления и вынужденно прерванных видов неоконченного преступления .

Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2004. С. 322.

В связи с этим мы предлагаем следующую редакцию ч. 1 ст. 31 УК РФ: “Добровольным отказом от преступления признается окончательное и по своей воле прекращение лицом преступной деятельности при осознании возможности доведения ее до конца”.

На наш взгляд, данное определение содержит как объективные, так и субъективнее признаки добровольного отказа. Объективные признаки – это прекращение преступной деятельности. Она может быть как активной (например, уничтожение заранее приготовленных орудий преступления), так и пассивной (например, лицо просто перестает выполнять задуманные действия).

Субъективные признаки характеризуются волевым и интеллектуальным моментами. Волевой момент связан с тем, что лицо добровольно и окончательно прекращает преступную деятельность. Интеллектуальный момент – осознание возможности доведения преступления до конца.

В юридической литературе нередко высказываются предложения о целесообразности помещения статьи о добровольном отказе в главу УК о неоконченном преступлении. М.В. Гринь объясняет такую позицию законодателя тем, что неоконченное преступление и добровольный отказ являются уголовно-правовыми институтами, при которых деятельность лица по совершению преступления является не доведенной до конца.

В то же время он отмечает, что между добровольным отказом и неоконченным преступлением имеется огромная разница, и рассмотрение этих двух взаимоисключающих институтов в одной главе УК неоправданно. В связи с этим он предлагает выделить добровольный отказ в отдельную главу либо поместить его в разделе IV УК, посвященном обстоятельствам, освобождающим от уголовной ответственности и наказания .

Гринь М.В. Указ. соч. С. 173.

Г.В.

Назаренко относит преступление, не доведенное до конца в силу добровольного отказа, к разновидностям неоконченного преступления наряду с приготовлением к преступлению и покушением на преступление .

Вслед за ним А.И. Ситникова считает неоконченным преступлением приготовление к преступлению; покушение на преступление; добровольно оставленное приготовление и добровольно оставленное покушение .
Назаренко Г.В. Русское уголовное право. Общая часть. М., 2000.
Ситникова А.И. Указ. соч. С. 108.

Мы не согласны с мнениями названных авторов, поскольку, как уже отмечалось выше, неоконченное преступление и добровольный отказ от преступления – это взаимоисключающие понятия: невозможно отказаться от доведения преступления до конца, когда оно прекращается по обстоятельствам, не зависящим от виновного. Кроме того, как справедливо отмечает Н.П. Редин, добровольный отказ от преступления не является неоконченным преступлением, поскольку в содеянном отсутствует состав преступления .

Редин М.П. Указ. соч. С. 66.

Если основанием для привлечения к уголовной ответственности является наличие состава преступления (оконченного или неоконченного), то добровольный отказ от преступления – это специфическое основание устранения уголовной ответственности.

При добровольном отказе основанием для непривлечения лица к уголовной ответственности и освобождения от нее является отсутствие состава преступления. А именно в действиях (бездействии) лица, добровольно отказавшегося от преступления, нет признаков оконченного преступления, а также неоконченного, т.е. прерванного по не зависящим от лица обстоятельствам преступления.

И поскольку добровольный отказ возможен лишь при недоведении преступления до конца, на наш взгляд, целесообразно разместить норму о нем именно в главе 6 УК. М.П.

Редин считает, что законодатель правильно не принял предложение об отнесении добровольного отказа от преступления к основаниям освобождения от уголовной ответственности, так как по своей правовой природе он не может быть отнесен ни к видам освобождения от уголовной ответственности и наказания, ни к обстоятельствам, исключающим преступность деяния .

Там же. С. 64. При этом он полностью соглашается с аргументацией Н.Ф. Кузнецовой (см.: Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. М., 1958. С. 177 – 181).

Подтверждение тому, что неоконченное преступление и добровольный отказ – это взаимоисключающие понятия, мы находим и в судебной практике. Так, в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г.

N 11 отмечается, что покушение на изнасилование или на насильственные действия сексуального характера следует отграничивать от добровольного отказа от указанных действий.

Если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат признаки иного преступления.

Еще одним вопросом, заслуживающим внимания, является разграничение добровольного отказа от преступления и деятельного раскаяния. Под последним понимаются действия лица, способствующие раскрытию преступления, предотвращению преступных последствий или уменьшению их объема, возмещению вреда и т.п.

Важно, что все эти действия лицо совершает после совершения преступления. И ввиду нецелесообразности дальнейшего преследования лица, которое добровольно сообщило о содеянном, загладило причиненный ущерб, активно способствовало выявлению, пресечению и раскрытию преступления, законодатель освобождает его от уголовной ответственности.

Таким образом, при деятельном раскаянии имеется основание для привлечения лица к уголовной ответственности, а при добровольном отказе состав преступления отсутствует.

При добровольном отказе лицо не привлекается к уголовной ответственности, а при деятельном раскаянии – освобождается от нее (либо деятельное раскаяние учитывается при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства).

В примечаниях к некоторым статьям Особенной части УК РФ законодатель предусмотрел поощрительные нормы. В них также предусматривается возможность освобождения от уголовной ответственности (например, ст. ст. 126, 205, 275, 222, 291, 337 УК РФ). А.В.

Бриллиантов называет их специальными основаниями освобождения от уголовной ответственности, которые, по сути, представляют собой добровольный отказ от совершения преступления на стадии оконченного преступления .

С этим трудно согласиться, поскольку в таких случаях лицо освобождается от уголовной ответственности после совершения преступления, а значит, добровольного отказа уже не может быть. Указанные примечания являются специально предусмотренными видами деятельного раскаяния. Как верно отмечает А.Н.

Игнатов, освобождение от ответственности в этих случаях преследует цель дать стимул преступнику прекратить преступную деятельность, избежать большего ущерба, спасти человека (при похищении и захвате заложника), обеспечить выявление преступника, совершившего труднораскрываемое преступление (при взяточничестве) .

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/39548-mesto-dobrovolnogo-otkaza-prestupleniya

Комментарий к ст. 31 УК РФ

Добровольный отказ от преступления комментарий

1. В соответствии с ч. 1 комментируемой статьи добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения его до конца.

Из этого определения следует, что добровольный отказ возможен только на стадиях неоконченного преступления, т.е. до момента окончания преступления.

Добровольный отказ на стадии приготовления, как правило, выражается в форме пассивного поведения (бездействия); при неоконченном покушении – как активного, так и пассивного поведения; при оконченном покушении – только активного поведения (действия).

2. Добровольный отказ, как следует из ч. 2 ст. 31, должен сопровождаться двумя условиями (признаками): добровольности и окончательности. Добровольность означает, что лицо, осознавая возможность доведения преступление до конца, проявляет свою волю, решимость и само без какого-либо принуждения прекращает начатое посягательство.

Мотивы добровольного отказа могут быть различными (страх наказания, жалость к жертве, стыд перед родственниками и т.п.) и значения не имеют.

В то же время признака добровольности не будет, если лицо вынужденно отказывается от завершения преступления из-за каких-либо объективных препятствий, которые затрудняют окончание преступления либо делают это невозможным (например, появление в доме хозяев, засада работников милиции и т.д.).

Окончательность предполагает полное, бесповоротное прекращение лицом начатого преступного посягательства, без намерения продолжить его в дальнейшем.

Так, если лицо прекратило начатые действия (покушение на убийство), поскольку преступный результат не наступил по независящим от него обстоятельствам, с намерением повторно совершить данное преступление в более благоприятной обстановке, признака добровольности не будет.

3. При наличии всех названных условий добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность за преступление, к которому лицо готовилось либо на которое совершило покушение.

В этом качестве добровольный отказ может быть отнесен к особым (специальным) основаниям, исключающим уголовную ответственность за предварительную преступную деятельность, и к уголовно-правовым мерам, направленным на предупреждение и пресечение преступлений.

Лицо, добровольно отказавшееся довести преступление до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Так, при добровольном отказе от изнасилования виновный может быть привлечен к уголовной ответственности за похищение человека либо незаконное лишение свободы (ст. ст. 126 или 127 УК).

4. Добровольный отказ следует отличать от деятельного раскаяния, играющего (в зависимости от ситуации) роль либо основания, освобождающего лицо от уголовной ответственности (ст. 75 УК), либо обстоятельства, смягчающего наказание (п. п. “и”, “к” ч. 1 ст. 61 УК).

Прежде всего их надо различать по количественному (временному) критерию; добровольный отказ имеет место только на стадиях неоконченного преступления, деятельное раскаяние – после его окончания.

По качественному (содержательному) признаку деятельное раскаяние характеризуется активным поведением лица, совершившего оконченное преступление, заключающимся в уменьшении или заглаживании причиненного вреда, в явке с повинной, чистосердечном признании, активном способствовании раскрытию преступления, розыску похищенного имущества и др.

Деятельное раскаяние в предусмотренных статьями Особенной части УК случаях выступает в качестве специального основания освобождения от уголовной ответственности (примечания к ст. ст. 122, 126, 127.1, 204, 205, 205.1, 206, 208, 210 УК и др.). Это создает важный уголовно-превентивный потенциал названных норм и институтов.

5. Особенности добровольного отказа соучастников определены в ч. ч. 4 и 5 комментируемой статьи. В зависимости от роли (вида) соучастников данный вопрос решается по-разному.

Главным условием их освобождения от уголовной ответственности в этих случаях является то, что добровольный отказ соучастников должен быть активным и направленным на пресечение начатой совместной преступной деятельности.

В частности, организатор и подстрекатель не подлежат уголовной ответственности, если они, во-первых, своевременно сообщили о начатом преступлении органам власти или предприняли иные меры, в результате чего, во-вторых, предотвратили его доведение до конца исполнителем.

Если же им не удалось предотвратить преступление, то предпринятые меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления, причем как в том случае, когда преступление было предотвращено, так и в том, когда, несмотря на усилия пособника, исполнитель все же совершил преступление.

Лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления либо предметы, добытые преступным путем, приобрести или сбыть такие предметы (физическое пособничество), не подлежит освобождению от уголовной ответственности, если откажется выполнить свое обещание после совершенного исполнителем преступления. В этом случае речь может идти только о деятельном раскаянии.

Источник: http://ukrfinfo.ru/Kommentariy-k-st-31-UK-RF/

Добровольный отказ от преступления как поощрительная норма уголовного закона в деле предупреждения преступности

Добровольный отказ от преступления комментарий

Библиографическая ссылка на статью:
Комаров А.А. Добровольный отказ от преступления как поощрительная норма уголовного закона в деле предупреждения преступности // Политика, государство и право. 2015. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/03/2562 (дата обращения: 11.09.2020).

В соответствии с  ч. 1 ст. 31 УК РФ под добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

Стоит признать, что институт добровольного отказа играет весьма значимую роль в деле предупреждения преступлений, стимулируя правомерное поведение, самой возможностью избежать уголовной ответственности, путём прекращения предварительной преступной деятельности. Конечно, здесь также есть возможность для совершенствования юридической конструкции рассматриваемой нормы, однако к этому процессу необходимо подходить со всей ответственностью, дабы избежать утраты им своей основной функции.

Как следует из легального определения, основополагающими признаками отказа являются: а) его добровольность; б) окончательность. Однако ряд исследователей полагает целесообразным добавить к указанным ещё один – осознание лицом возможности доведения преступления до конца[1, с. 118].

Действительно, лицо могло заблуждаться относительно реальной возможности получить желаемое в результате совершения преступления, что в значительной мере могло повлиять на её поведение, но не на убеждение.

Поэтому в случае, когда человек полагал будто сможет довести преступление до конца, хотя в действительности возможность отсутствовала, о чем ему не было известно, данный отказ надлежит признавать добровольным[2, с. 286].

Иные пытаются утвердить в определении наличие признака как своевременность отказа[3, с. 101]. Подобный признак  и впрямь важен, поскольку добровольный отказ может иметь место лишь при начатой преступной деятельности, но не доставившей вреда охраняемым законом общественным отношениям. Поэтому отказ от реально причинённого вреда невозможен.

Стоит подробнее обратиться к этим признакам, исследовав проблемы их реализации на практике и в уголовном законе.  Рассматривать признак добровольности принято с позиции преодолимости-непреодолимости препятствий для лица намеревавшегося совершить преступление.

  В теории актуальные для проблемы добровольного отказа препятствия можно условно обозначить как непреодолимые и затрудняющие. Дело в том, что для отказа необходимым условием становится сама возможность выбора дальнейшего поведения после приготовления или в ходе покушения.

И зачастую внешние обстоятельства (скажем, обстановка преступления) играют немалую роль в выборе конкретного пути развития событий.

Непреодолимыми станут такие препятствия, которые действуя, объективно прекращают для виновного возможность доведения преступления до конца.

И поскольку преступник осознает подобное, это никак не может свидетельствовать о добровольности отказа, только о вынужденности.

Большинство криминалистов отмечает, что причинно-следственные связи в отношении вынужденности отказа довольно хорошо просматриваются при анализе объективной стороны деяния, которое остаётся наказуемым[4, с. 20].

Другое дело, когда речь заходит об обстоятельствах затрудняющих доведение преступления до конца. С объективной точки зрения подобные препятствия не без труда, но могут быть преодолены преступником, но с субъективной, лицо отказывается от продолжения преступления, иногда для выбора более удачного момента, что внешне может выглядеть как добровольный отказ.

Сущности добровольности, по мнению большинства авторов, соответствует такое положение дел, когда преступник оставляет приготовление (покушение) не из-за реальной опасности быть разоблачённым и задержанным, а по иным внутренним убеждениям. В противном случае наличествует волевое прекращение преступной деятельности, но лишь в силу внешних обстоятельств[5, с. 188].

Проблема здесь состоит в том, что законодатель использовал субъективный критерий при конструировании нормы: «лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Практика, же удобнее вменять реальную возможность доведения посягательства до конца, поскольку субъективный момент является труднодоказуемым.

Условно говоря, для квалификации подобных деяний должна быть проведена сложная работа, которая позволит установить насколько полно в сознании субъекта отражается объективная возможность доведения преступления до конца.

Из этого обстоятельства произрастает множество частных ситуаций, связанных с определением мотива отказа от доведения преступления до конца[6, с. 52]. Вместе с тем общепризнанным положением уголовно-правовой теории является то, что для добровольного отказа мотивы не имеют значения.

Поэтому в рассматриваемой нами ситуации следует говорить лишь о тех затрудняющих совершение преступление обстоятельствах, которые воспринимаются человеком абстрактно, безотносительно к конкретному акту преступного поведения. Так осознание меры ответственности на месте преступления и последовавший за этим отказ от доведения преступления до конца следует почитать как добровольно оставленное покушение.

Не менее дискуссионным является и признак окончательности отказа от доведения преступления до конца. Пытаясь определить сущность данного признака, ряд авторов прибегает к использованию обобщающих терминов: безоговорочность[7, с.

74], действительность[8, с. 16] отказа. Однако суть от этого не меняется.

Отказ от преступного способа удовлетворения потребностей должен носить последовательный характер, то не прерываться «до удобного случая» с целью создания лучших условий для совершения преступления.

Абсолютное большинство авторов при обсуждении вопроса окончательности сходится во мнении, что признак распространяется только на рассматриваемое единичное деяние (отказ от конкретного преступления). При этом упускается из виду, что столь необходимое для квалификации допущение мало что даёт в практическом смысле для борьбы с преступностью в целом.

Единственным социально-оправданным основанием для исключения уголовной ответственности в случае добровольного отказа является существенно снизившаяся общественная опасность личности. И степень её социализации в результате добровольного отказа должна определяться по формуле «не хочу более так поступать», а не простым «не буду этого делать».

Очевидно, что преступник может просто «пожалеть» свою очередную жертву, что никоим образом не свидетельствует о стремлении исправиться. Таким образом, следует полагать, что институт неоконченной преступной деятельности ориентирован исключительно на случайных преступников.

Возможно, поэтому ряд криминалистов предпочитают говорить об условиях добровольного отказа, а не о его признаках[9, с. 254].

В отношении квалификации добровольного отказа на различных стадиях преступления можно сказать следующее: отказ, безусловно, возможен на стадии приготовления, на стадии покушения, как мы уже отмечали ранее, имеются более значимые трудности. Вопрос, в данной ситуации, по мнению учёных, заключается в форме отказа.

При оконченном покушении отказ внешне может проявляться только в активных действиях, направленных на предотвращение возможного наступления преступного результата. При приготовлении и неоконченном покушении он должен выражаться и в простом воздержании от начатых действий, либо прекращении бездействия[10, с. 23].

Как справедливо замечает А. Г. Антонов, добровольный отказ применим ко всем умышленным преступлениям, за исключением покушений на длящиеся и продолжаемые преступления[11, с. 50].

Однако, что касается длящихся преступлений, то стоит признать, что хотя бы на стадии приготовления к последнему (т.е. до начала его исполнения) всё-таки существует возможность отказаться от его совершения.

На стадии же начала исполнения состава, добровольный отказ действительно фактически затруднен или исключен. Продолжаемое преступление – это, как известно, деяние, состоящее из отдельных однотипных эпизодов, охваченных единым умыслом.

Поэтому, в случае добровольного отказа, лицо освобождается от ответственности за несовершенные эпизоды. А за те эпизоды, которые были уже совершены, ответственность наступает.

https://www.youtube.com/watch?v=-NwTVAsAhL8

Отдельного внимания заслуживает вопрос о разграничении добровольного отказа от преступления и деятельного раскаяния.

Действительно, лицо в обоих случаях старается не допустить причинение вреда (либо дальнейшего вреда в развитие причинно-следственных связей), раскаивается в уже содеянном, зачастую пытается примириться с потерпевшим.

На практике часто выявляются такие «пограничные состояния», которые могли бы расцениваться и как деятельное раскаяние и как добровольный отказ. Чаще всего это связано с процедурами определения вины соучастников в преступлении и степени участия в посягательстве каждого из них[12, с. 196].

Надо отметить, что действующий уголовный кодекс впервые в истории закрепил особенности уголовной ответственности соучастников при добровольном отказе одного из них. Но, добровольный отказ соучастников имеет свои особенности, в зависимости от той роли, которую они играют в механизме преступления. Этот вопрос будет рассмотрен подробнее в следующей главе.

Чтобы правильно разграничить пределы действия двух названных институтов необходимо обратить внимание на следующие их особенности:

– во-первых, при деятельном раскаянии лицо проявляет активность: является с повинной. Заглаживает причинённый вред. И все эти формы поведения регулируются уголовным законом. Добровольный отказ зачастую реализуется в пассивной форме – путём бездействия (отказа от совершения намеченного);

– во-вторых, добровольный отказ исключает уголовную ответственность, а при добровольном отказе – лицо уже освобождается от неё.

– в-третьих, добровольный отказ имеет место до наступления общественно-опасных последствий, а деятельное раскаяние – после.

Подводя итог сказанному, отметим следующее. В действующем отечественном уголовном законодательстве отмечается тенденция легального закрепления признаков добровольного отказа от преступления.

Также очевидно, что сама характеристика отказа может содержать в себе их большее количество, чем то предусмотрено законом.

Главным обстоятельством является по нашему мнению то, что добровольный отказ возможен на любых стадиях преступления, до наступления результата.

Библиографический список

  1. Иванов В. Д. Ответственность за покушение на совершение преступления по советскому уголовному праву: автореф. дис. … канд. юр. наук. – М., 1968. – С. 14. Уголовное право России. Практический курс: учебник / под общ. и науч. ред. А. В. Наумова. – М., 2010. – С. 118.
  2. Уголовное право: учебник / под ред. В. Н. Петрашева. – М.: Издательство ПРИОР, 1999. – С. 286.

Источник: http://politika.snauka.ru/2015/03/2562

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.