Два судебных решения по одному делу

Два плюс два не всегда четыре | ОВД-Инфо

Два судебных решения по одному делу

Срок лишения свободы, к которому фактически приговаривают обвиняемого, во многих случаях, оказывается существенно меньше суммы сроков по каждой статье. Так, недавно осужденная, а затем помилованная украинская летчица Надежда Савченко по обвинению в убийстве получила 18 лет, по обвинению в покушении на убийство — 10 лет, а итоговый срок составил 22 года.

Кинорежиссер Олег Сенцов, обвиненный в терроризме в Крыму, получил 15 лет по статье об организации террористического сообщества, 10 и 11 лет — по двум эпизодам, расцененным как совершение террористических актов, семь лет — по обвинению в приготовлении к совершению терактов и пять — за незаконное хранении оружия и боеприпасов, то есть, в общей сложности, 48 лет лишения свободы.

В результате же суд приговорил его к 20 годам.

Тем не менее иногда итоговый срок складывается непосредственно из сроков за отдельные статьи. К примеру, десять лет участнику Майдана Андрею Коломийцу были составлены из шести лет по обвинению в покушении на убийство сотрудников «Беркута» и четырех — по статье о незаконном хранении наркотиков.

Вынесение обвинительного приговора в случае, когда имеет место так называемая «совокупность преступлений», регулируется статьей 69 УК. В ней сказано, в частности, что если все преступления, за которые судят человека, небольшой тяжести (то есть максимальное наказание составляет три года лишения свободы) или средней (пять лет), то менее строгое из наказаний может поглощаться более строгим.

Частичное или полное сложение наказаний тоже возможно — главное, чтобы итоговый срок не оказался более чем в полтора раза больше, чем максимальный срок за наиболее тяжкое из вмененных преступлений. То есть если максимальный срок по более тяжкой из статей составляет пять лет, то общий срок должен быть не больше семи с половиной лет.

Предположим, по одной статье, небольшой тяжести, решено лишить подсудимого свободы на три года, а по другой, средней тяжести, — на четыре. В случае поглощения наказания суд отправит его в колонию на четыре года. В случае сложения наказаний срок будет составлять от четырех лет и одного месяца до суммарных семи лет.

Если же по одной статье было решено дать четыре года, а по другой пять, то наказание составит от пяти до семи с половиной лет лишения свободы.

Все те же варианты возможны и в том случае, когда человека обвиняют в приготовлении или покушении на тяжкое или особо тяжкое преступление.

Если же хотя бы одно из преступлений является тяжким (то есть максимальное наказание составляет десять лет лишения свободы) или особо тяжким (более десяти лет), то поглощение меньшего срока большим уже невозможно.

Частичное или полное сложение наказаний по более суровым статьям происходит точно так же, как и по менее суровым: итоговый срок не должен более чем в полтора раза превышать максимальный срок по наиболее тяжкой статье.

Юристы считают, что метод полного сложения имеет смысл применять в случае, если преступления близки по характеру и степени общественной опасности.

Видно, что в случае с частичным сложением (которое применяется довольно часто) разброс сроков возможен довольно большой, и от чего зависит окончательное решение судьи, со стороны не очень понятно — в приговоре причины выбора того или варианта сложения не разъясняются.

Достаточно вспомнить приговоры восьми обвиняемым по «Болотному делу» в феврале 2014 года.

Судья Наталия Никишина посчитала, что за участие в массовых беспорядках, якобы имевших место на Болотной площади 6 мая 2012 года, Денису Луцкевичу, Алексею Полиховичу и Степану Зимину надо дать три года, а за применение насилия к представителям власти, которое они якобы совершили, первому дать год, второму — год и три месяца, а третьему — год и четыре месяца. Несмотря на это, в результате путем частичного сложения все трое получили равные сроки — по три с половиной года колонии.

Слева направо: Денис Луцкевич, Алексей Полихович и Степан Зимин. Все они получили по три с половиной года несмотря на разницу в сроках по отдельным статьям. Александр Барошин

По словам адвоката Сергея Панченко, представлявшего интересы Зимина, назначение того или иного итогового срока определяется прежде всего усмотрением судьи, а также личностью подсудимого и обстоятельствами дела.

«Есть регулирование в УК, но оно очень приблизительное. Написано, насколько может быть превышена санкция максимальной статьи, остальное, как говорится, на глаз», — прокомментировал адвокат сложившуюся практику.

Уместно напомнить, впрочем, что этот принцип работает и для вынесения приговора по одной статье: кодекс лишь задает верхнюю планку, после чего судья, принимая решение, должен руководствоваться тем, что было изложено в материалах дела и звучало в ходе процесса, в том числе наличием смягчающих и отягчающих обстоятельств, которые могут повлиять на сокращение или увеличение срока. Судья должен учитывать, в частности, состояние здоровья подсудимого, наличие у него маленьких детей, впервые он совершил преступление или нет, какую роль он играл в совершении преступления, действовал ли самостоятельно или по принуждению, признал ли вину, способствовал ли раскрытию преступления и так далее. Кодекс в данном случае устанавливает верхнюю планку наказания: так, согласно статье 62 УК при наличии смягчающих обстоятельств окончательный срок должен быть не больше двух третей от максимального по соответствующей статье. Если обвиняемый написал явку с повинной, заключил соглашение со следствием, способствовал раскрытию преступления и при этом в деле нет отягчающих его вину обстоятельств, он может получить не больше половины максимального срока. В случае, если возможным наказанием является пожизненное заключение, обвиняемого, заключившего соглашение, к такому наказанию не приговорят, ему могут назначить не больше двух третей максимального срока по соответствующей статье, выраженного в числах. (Более подробно о практике вынесения приговоров в случае заключения соглашения можно узнать из публикации Кирилла Титаева и Михаила Позднякова для «Ведомостей».) Таким образом, с учетом всех этих факторов диапазон для установления окончательного срока сокращается.

В целом, картина с назначением наказаний в России, где судья высчитывает срок «на глаз» в рамках, выставленных кодексом, отличается, например, от ситуации в США, где есть так называемые sentencing guidelines — строгие правила вынесения приговоров для обвиняемых в преступлениях, за которые положено от полугода лишения свободы и выше, вплоть до пожизненного заключения. Срок заключения для таких преступлений в США высчитывается на основании сочетания двух факторов: категории преступления (по смыслу соответствующей степени тяжести в российском УК) и «криминальной истории», то есть, грубо говоря, количеством предыдущих судимостей.

В России ситуация осложняется тем, что в случае с некоторыми статьями отдельные сроки выносятся за каждый отдельный эпизод. По словам адвоката Панченко, например, если человека обвиняют в совершении тридцати краж, то по каждому из тридцати эпизодов ему могут дать по году — и затем вынести приговор по совокупности: три года.

В целом, как утверждает Панченко, опытный адвокат может и оценить, почему вынесен тот или иной окончательный приговор, и даже предугадать, какой он будет, «в пределах погрешности в 15–20 процентов» — но для каждого конкретного дела в отдельности, поскольку общего правила не существует.

«Нужны ли нам sentencing guidelines — большой вопрос», — рассуждает адвокат.

По его мнению, наличие жестких правил, определяющих степень наказания, не позволили бы судьям существенно снизить срок в тех случаях, когда «ситуация требует бережного отношения к подсудимому» — например, приговорить его к сроку ниже низшего уровня, определенного в законе, если на то нет жестких формальных оснований.

Административные дела

Иначе обстоит дело с лишением свободы по административным статьям. Кодекс об административных правонарушениях предписывает рассматривать каждое правонарушение отдельно. Как пояснила ОВД-Инфо адвокат Юлия Сычева, «с точки зрения права одно правонарушение к другому не имеет отношения».

Но возможны случаи так называемой идеальной совокупности, когда в одном материале имеются два состава правонарушения: например, человек, едучи на машине, сбил другого и покинул место аварии. Такие случаи описаны во второй части статьи 4.

4 КоАП — это называется «одно действие (бездействие), содержащее составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу». В этом случае наказание определяется более строгой из статей.

В 2013 году Пленум Верховного суда внес ряд изменений в собственное постановление 2005 года, касающееся решений по административным статьям.

В частности, там была упомянута ситуация, когда под административный арест отправляют человека, уже отбывающего административный арест по другому делу.

В этом случае ВС рекомендовал отсчитывать срок ареста одновременно с неотбытой частью другого ареста.

ОВД-Инфо известно немало случаев, когда на людей составляют сразу два протокола по «арестным» статьям — например, «организация мероприятия без подачи уведомления» (ч. 2 ст. 20.2 КоАП) и «неповиновение законному требованию сотрудника полиции» (ст. 19.3 КоАП).

Это «реальная совокупность», то есть каждое из таких правонарушений суд должен рассматривать по отдельности. Бывает, что суд рассматривает сразу только одно из этих двух дел, а рассмотрение второго откладывает на какой-нибудь другой день.

Нередки случаи, когда оба административных дела рассматриваются в один день, по одной статье человека отправляют под арест, по другой штрафуют. По словам адвоката Сычевой, «как правило, судьи не злобствуют в таких случаях».

Впрочем, в январе 2015 года Тверской суд дважды продемонстрировал явное отсутствие «бережного отношения» к задержанным.

16 января Марк Гальперин получил сразу два срока ареста, причем за разные акции, прошедшие с интервалом в несколько дней: восемь суток за «организацию без уведомления» одиночного пикета в память о редакции журнала «Charlie Hebdo» 10 января и тридцать — за «повторное нарушение порядка проведения мероприятия» (ч. 8 ст. 20.

2 КоАП), то есть присутствие на сходе в поддержку Алексея и Олега Навальных 15 января. При этом в спецприемнике, куда доставили Гальперина, разъяснили, что после отбытия первого срока он выйдет на свободу, после чего на следующий день должен вернуться обратно и отбыть следующий.

Позднее Московский городской суд сократил Гальперину второй срок на восемь суток. А 27 января Александр Шелковенков, задержанный на акции на Лубянке в поддержку Надежды Савченко, получил 15 суток за неповиновение и 30 суток за «повторное нарушение», то есть всего 45. Ему Мосгорсуд также сократил срок за «повторное», причем вдвое.

Марк Гальперин (слева) и Александр Шелковенков

К сожалению, в распоряжении ОВД-Инфо нет копий соответствующих постановлений суда, поэтому нет возможности утверждать, что суд действительно отправил Гальперина и Шелковенкова под арест на 38 и 45 суток соответственно.

Однако упомянутое выше разъяснение сотрудников спецприемника о необходимости отбывать сроки по очереди идет в разрез с законом. Комментируя эту коллизию, юрист Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова сослалась, в частности, на статью 32.

8 КоАП, в соответствии с которой постановление об административном аресте исполняется немедленно.

Если руководствоваться постановлением Пленума ВС, следует считать, что у Гальперина и Шелковенкова в случае вынесения второго решения об аресте первый арест уже шел, а значит, срок второго ареста нужно было высчитывать одновременно с первым. То есть в сумме и Гальперин, и Шелковенков должны были получить 30 суток, а по решению суда второй инстанции Гальперин — 22, а Шелковенков — 15 суток.

«Есть, правда, еще статья 31.

5 КоАП, в которой сказано: „При наличии обстоятельств, вследствие которых исполнение постановления о назначении административного наказания в виде административного ареста… невозможно в установленные сроки, судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление, могут отсрочить исполнение постановления на срок до одного месяца“. При этом не указано, кто может ходатайствовать об отсрочке. Но если человек уже сидит под арестом, это не является невозможностью исполнения наказания в виде ареста, поэтому эта статья здесь применена быть не может», — разъясняет Глушкова. Она не исключает, что судьи, рассматривавшие дела Гальперина и Шелковенкова, могли в одном из постановлений специально указать, что срок административного ареста исчисляется с момента отбытия предыдущего ареста. Однако Глушкова при этом напоминает, что, согласно КоАП, срок административного ареста отсчитывается с момента задержания.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2016/07/01/dva-plyus-dva-ne-vsegda-chetyre

Вс разъяснил порядок рассмотрения споров при наличии двух противоречащих друг другу судебных актов

Два судебных решения по одному делу

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ 20 августа вынесла Определение № 309-ЭС20-2354 (1, 2) по спору о включении в реестр кредиторов должника требований организации, сначала обратившейся за защитой своих прав в арбитражный суд, а затем – в суд общей юрисдикции.

Сергей Бровцев приобрел у Александра и Ангелины Шардиных доли в обществах, входящих в группу «Витус», за 100 млн руб. по 18 договорам купли-продажи. Так как поручителем покупателя выступило ООО «Строй-Контраст», которое погасило его задолженность перед Шардиными, именно к этому юрлицу перешло право требования оплаты за приобретенные гражданином доли.

В июле 2012 г. общество «Строй-Контраст» и Сергей Бровцев новировали обязательство по оплате долей в заемное с уплатой процентов в размере 25% годовых. В конце того же года общество уступило ОАО «Каменный пояс» право требования по договору займа. В январе 2013 г.

ООО «Профит» в целях обеспечения исполнения Сергеем Бровцевым его обязательств по возврату займа передало обществу «Каменный пояс» в залог ценные бумаги.

В ту же дату аналогичное обеспечение в виде залога ценных бумаг предоставило ООО «Кастом Кэпитал Групп», которое также поручилось за Бровцева.

Впоследствии в отношении общества «Профит» было возбуждено дело о банкротстве (№ А50-25819/2016), в рамках которого суд отказал обществу «Каменный пояс» во включении в реестр требований кредиторов на основании указанного договора залога. Тогда суд счел, что участники цепочки сделок являлись аффилированными лицами, а подобная структура отношений требовалась для создания внутригрупповой контролируемой задолженности на случай банкротства кого-либо из членов группы.

В дальнейшем Пермский краевой суд удовлетворил иск общества «Каменный пояс» (дело № 33-4288/2018), взыскав с Сергея Бровцева, обществ «Капитал-Инвест» и «Бриг-Девелопмент» свыше 89 млн руб.

Таким образом, краевой суд, обладая информацией о результатах рассмотрения первого дела, отклонил мотивы, по которым арбитражный суд пришел к соответствующим выводам.

Как отметил суд общей юрисдикции, предметом иска являлось не признание сделок недействительными (ничтожными), а взыскание задолженности по договору займа.

На основе полученного судебного приказа общество «Каменный пояс» обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении его требований в реестр в рамках дела о банкротстве общества «Кастом Кэпитал Групп» на сумму свыше 81 млн руб.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления ввиду отсутствия основного заемного обязательства Сергея Бровцева перед обществом «Каменный пояс» и, соответственно, отсутствия всех обеспечительных требований.

Впоследствии апелляция отменила определение первой инстанции, мотивируя наличием вступившего в силу апелляционного определения суда общей юрисдикции о взыскании долга с общества «Кастом Кэпитал Групп» (должника) в пользу кредитора.

В свою очередь, окружной суд оставил в силе решение первой инстанции, отметив, что апелляция не учла наличие свидетельств мнимого характера задолженности, искусственно созданной для неправомерного распределения конкурсной массы в пользу фиктивного кредитора, то есть в ущерб правам независимых кредиторов. Кассация сочла подозрительным поведение кредитора, который, получив отказ во включении требований в реестр одного из залогодателей, обратился в суд общей юрисдикции для взыскания задолженности с иных должников, тем самым намереваясь обойти более ранний акт арбитражного суда.

Не согласившись с решением кассации, общество «Каменный пояс», Александр и Ангелина Шардины обратились в Верховный Суд с кассационными жалобами.

Изучив материалы дела № А50-23227/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что перед нижестоящими судами стояла задача разрешить спор в условиях наличия конкурирующих между собой судебных актов по вопросу существования долга перед кредитором (обществом «Каменный пояс»).

При наличии противоречивых выводов об обстоятельствах дела, изложенных во вступивших в силу актах арбитражного суда и суда общей юрисдикции, суд при разрешении спора не может ограничиться формальной ссылкой на результат рассмотрения спора по одному из данных дел и на положения ст. 69 АПК РФ.

В такой ситуации он должен самостоятельно повторно установить фактические обстоятельства дела и на основе этого разрешить спор с учетом обстоятельств ранее рассмотренных дел.

Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебных актах по ранее рассмотренным делам, он должен указать соответствующие мотивы.

Как пояснил ВС, общество «Каменный пояс», получив отказ во включении в реестр кредиторов общества «Профит» в арбитражном суде, обратилось в суд общей юрисдикции к иным должникам по обязательству с иском о взыскании денежных средств.

Высшая инстанция сочла, что в рамках второго дела суд общей юрисдикции не опроверг выводы арбитражного суда о транзитном характере движения денежных средств внутри группы лиц, о заключении обеспечительных сделок для наращивания внутригрупповой кредиторской задолженности, подконтрольной бенефициарам группы, а также об отсутствии дополнительных (обеспечительных) обязательств ввиду отсутствия основного обязательства.

«Суд общей юрисдикции ограничился лишь формальным набором доказательств и констатацией фактов заключения договоров и совершения платежных операций, то есть в условиях, когда обязательства сторон были столь сложно сконструированы, не установил всю совокупность отношений сторон. В отличие от Пермского краевого суда, арбитражный суд в рамках первого дела полно и всесторонне определил отношения сторон, вникнув в суть совершенных сделок», – отмечается в определении.

Таким образом, заключил Верховный Суд, при этих условиях между судебными актами отсутствовала подлинная конкуренция, поскольку выводы по второму делу, рассмотренному судом общей юрисдикции, не могли противопоставляться и опровергать выводы арбитражного суда в первом деле. В связи с этим ВС поддержал выводы окружного суда и первой инстанции, оставив кассационную жалобу без удовлетворения.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев, комментируя «АГ» выводы ВС, отметил, что Суд правильно разрешил спор, всесторонне изучив его обстоятельства. «Действительно, в условиях наличия судебного акта по банкротному делу, в котором подробно указывается на мнимый характер основного обязательства (судом указано на ничтожность основного обязательства по основаниям п. 1 ст.

170 ГК РФ), заявитель попытался иным образом установить действительность основного обязательства, что повлекло конкуренцию судебных актов.

Примечательно здесь то, что суд общей юрисдикции дал иную оценку этим обстоятельствам, не учитывая всех выводов суда по делу о банкротстве, что свидетельствует об ошибочном применении им норм материального и процессуального права», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, Верховный Суд сделал важный для практики вывод о неподлинной конкуренции судебных актов в данном случае. «Такой подход позволит независимым кредиторам эффективнее бороться со злоупотреблениями аффилированных к должнику кредиторов даже в условиях уже выработанного судебной практикой повышенного стандарта доказывания подобных требований.

Дело в том, что сейчас появляется все больше сложных и многоуровневых схем создания подконтрольной кредиторской задолженности для контроля процедуры банкротства и вывода максимального объема денежных средств из конкурсной массы должника в пользу аффилированных кредиторов.

В аналогичных ситуациях независимым кредиторам следует занимать более активную позицию в отношении не только банкротного дела, но и иных дел, где могут быть вынесены подобные судебные акты, влияющие на выводы судов такому делу (используя механизм п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35).

Такая практика уже имеется, что позволит не допустить возникновения подобных ситуаций и максимально эффективно противодействовать таким злоупотреблениям», – подытожил Иван Хорев.

Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук считает, что определение ВС пополнило «копилку» определений, в которых Суд отошел от формального подхода и рассматривал спор вкупе со всеми обстоятельствами дела в сложно сконструированных отношениях. «Это дело усложнилось наличием двух конкурирующих друг с другом судебных актов, хотя ВС в итоге указал на отсутствие их подлинной конкуренции ввиду того, что суд общей юрисдикции не дал всесторонней оценки всем имеющим значение обстоятельствам», – пояснил он.

Эксперт назвал любопытной последующую судьбу решения суда по второму делу, рассмотренному судом общей юрисдикции, поскольку ВС хоть и не в рамках обжалования данного судебного акта, но все же высказался по поводу его обоснованности.

«В целом сам факт того, что общество, получив отказ во включении требований в реестр одного из залогодателей, обратилось в суд общей юрисдикции для взыскания задолженности с иных должников, тем самым намереваясь обойти более ранний судебный акт арбитражного суда, не говорит о подозрительности поведения кредитора. Исходя из содержания определения ВС, судам не хватило доказательной базы и пояснений заявителя о наличии экономической целесообразности сделок. При наличии таковых требование кредитора подлежало бы включению в реестр, хотя не исключено, что его следовало субординировать, а не отказывать во включении в реестр», – заключил Антон Макейчук.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-poryadok-rassmotreniya-sporov-pri-nalichii-dvukh-protivorechashchikh-drug-drugu-sudebnykh-aktov/

Могут ли два суда одновременно рассматривать одно дело? Тактика защиты по делу о снижении административного штрафа

Два судебных решения по одному делу

А если еще эти суды из разных юрисдикций? Скажете, такое невозможно. Нет, такое возможно, об этом и пойдет речь в настоящей статье, а именно о тактике защиты по вопросу снижения административного штрафа по ч. 2.1. ст. 14.16 КОАП РФ – розничная продажа несовершеннолетнему алкогольной продукции.

Фабула дела:

Административным органом организация была привлечена к административной ответственности за розничную продажу алкогольной продукции несовершеннолетнему (ч. 2.1. ст. 14.16 КОАП РФ).

Факт продажи был выявлен органами внутренних дел, продавец непосредственно допустивший продажу алкогольной продукции был привлечен к административной ответственности, после чего материалы о привлечении юридического лица были направлены в соответствующий орган.

По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении организации был назначен административный штраф в размере 300 000 рублей, что к слову является минимальным размером по санкции ч. 2.1. ст. 14.16 КОАП РФ (санкция предусматривает штраф для юридических лиц – от трехсот до пятисот тысяч рублей).

Тактика защиты:

Ознакомившись с вынесенным постановлением и материалами дела, было установлено, что фактически организация факт реализации алкогольной продукции не оспаривала. Наказание назначено в пределах санкции и даже в минимальном размере. На первый взгляд казалось, что тут можно оспаривать. Но не стоит забывать о тонкостях закона, которые иногда играют очень важную роль.

Такой тонкостью в данном случае являлась ч. 3.2. ст. 4.1 КОАП РФ, а в довесок к указанному положению закона имеется очень интересное и познавательное Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.2014 № 4-П.

Указанная норма закона и позиция Конституционного Суда РФ сводятся к тому, что при отдельных исключительных случаях назначенный административный штраф может быть снижен (назначен) менее минимального размера.

Вот в этом направлении было решено двигаться дальше.

Интересная подсудность:

С направлением защиты определились, теперь осталось понять куда будем подавать жалобу. Спор вроде как экономический, правонарушение совершено в сфере предпринимательской деятельности, значит арбитраж.

С другой стороны, какая же здесь предпринимательская деятельность, нарушение связано с ненадлежащим выполнением организационных вопросов юридическим лицом как работодателем, то есть спор, вроде как, напрямую не связан с экономической деятельностью.

Обращаемся к судебной практике и что бы вы думали?! Данные виды дел, судя по изученному большому массиву судебной практики, рассматривают как суды общей юрисдикции, мотивируя что правонарушение не относится к экономической деятельности, так и арбитражные суды, делая противоположный вывод.

Но защите важно не только понять, кто все-таки уполномочен рассматривать дело, но и определить, как те и другие суды применяют нормы права, на которые планирует сослаться защита в своей жалобе.

Здесь возникает интересный нюанс, арбитражные суды (по всей видимости в силу специфики своего назначения)более лояльно относятся к вопросам снижения штрафа для юридических лиц.

Практика судов общей юрисдикции по данному вопросу более строгая.

Проштудировав большой объем судебной практики, а также учитывая, что суд общей юрисдикции может попробовать отказать в рассмотрении жалобы, сославшись на подсудность арбитражному суду, а арбитражный суд сделать наоборот, не желая вступать в данный казус, я решил создать еще более интересный прецедент – подать жалобу одновременно в два суда: и в арбитражный суд, и в суд общей юрисдикции.

Арбитражный суд, получив жалобу, посчитал что дело ему подсудно, жалоба (заявление) подана без нарушений, соответственно подлежит рассмотрению и назначил судебное заседание.

Суд общей юрисдикции также посчитал, что жалоба подана без нарушений, дело подсудно суду общей юрисдикции, и назначил дело к рассмотрению.

Так два суда приняли по сути одно дело к своему рассмотрению.

Судебные разбирательства:

Заседание в арбитражном суде было назначено раньше, чем в суде общей юрисдикции. Вторая сторона спора активно возражала относительно снижения штрафа, указывала суду, что заявитель подал жалобу в два суда, что нужно прекращать производство по делу. Я не скрывал факта того, что подал жалобу как в арбитражный суд, так и в суд общей юрисдикции.

Арбитражный суд согласился с доводами жалобы и удовлетворил заявленные требования, изменив постановление административного органа в части размера административного штрафа, снизив его размер с 300 000 рублей до 150 000 рублей, то есть ровно так как мы и просили.

Наступила пора рассмотрения дела в суде общей юрисдикции. Решение арбитражного суда еще к тому времени в силу не вступило. Отказываться от жалобы было нельзя.

На заседании я уведомил суд, что уже вынесено решение арбитражным судом, по сути по аналогичной жалобе, но решение в силу не вступило.

Суд очень удивился такому положению вещей, задавались мне вопросы, зачем же я подал жалобу одновременно в два суда? В итоге судебное заседание было отложено.

К моменту нового судебного заседания решение арбитражного суда вступило в законную силу.

Я уведомил суд о данном факте, что в итоге послужило основанием для прекращения производства по делу в связи с наличием вступившего в законную силу решения суда по тому же спору и по тем же основаниям.

Суд применил аналогию ГПК РФ, так как в КоАП РФ такого понятия как прекращение производства по делу не предусматривает.

Кратко обозначу доводы жалобы, они сводились к доказыванию возможности снижения назначенного штрафа менее минимального размера с учетом имущественного и финансового состояния привлекаемого к административной ответственности лица.

Дабы не загромождать данную статью, о доводах жалобы можно подробно почитать в статье, опубликованной на моем сайте, в ней, собственно, и сделан упор на описание процесса доказывания возможности снижения административного штрафа ниже низшего предела.

Таким образом, процессуальная хитрость защиты, описанная в настоящей статье, позволила достичь необходимого результата для доверителя, а именно снизить размер назначенного штрафа в два раза с 300 000 рублей до 150 000 рублей.

Источник: https://pravorub.ru/cases/82034.html

Суд вынес по одному и тому же делу два противоположных по смыслу решения

Два судебных решения по одному делу

Может ли добросовестный хозяйствующий субъект, заключив по итогам конкурса договор на изготовление оборудования, остаться и без денег, и без оборудования? Оказывается, может. По вердикту суда.

На столе передо мной два решения. С интервалом в один год они вынесены одним судьей, по одному делу, но прямо противоположны по смыслу. “Ничего удивительного, – пожмет плечами бывалый адвокат. – Мало ли, какие и когда могут открыться в деле обстоятельства…” Но в том и загадка, что обстоятельства никак не изменились.

Летом 2013 года в Арбитражный суд Москвы поступил иск о взыскании 1,34 млрд. рублей предварительной оплаты за непоставленное оборудование и процентов за пользование чужими деньгами. Конфликт возник между генеральным подрядчиком строительства Нововоронежской АЭС-2 (АО “Атомэнергопроект”, истец) и одним из поставщиков оборудования для нее (ООО “Атомпромресурсы”, ответчик).

Поставшик чужими руками исполнял все взятые обязательства и действовал исключительно как посредник

Поставщик, в соответствии с условиями выигранного им тендера и заключенного на этом основании договора от 4 августа 2009 года, должен был закупить и доставить не позднее сентября 2012 года шесть дизель-генераторных установок: три комплекта для первого энергоблока, три – для второго. Такие дизель-генераторы являются чрезвычайно важной частью системы безопасности современных АЭС. Как разъяснили в ОАО “Концерн Росэнергоатом”, оборудование это типовое и закупается у известных производителей.

Видимо, на то и был расчет у владельцев фирмы “Атомпром-ресурсы”, когда оформляли конкурсную заявку: главное – выиграть тендер, а субподрядчика найдем.

И нашли.

Из материалов дела видно, что уже в ноябре 2009 года ими был заключен договор субподряда с ОАО “Звезда-Энергетика”, которому поручалось (цитирую по тексту судебного решения) “разработать, изготовить и поставить оборудование, а также осуществить его шефмонтаж и пусконаладку в соответствии со спецификациями для нужд строящейся Нововоронежской АЭС-2… в сроки, указанные в графике финансирования и поставки оборудования”.

“Атомэнергопроект”, как добросовестный заказчик, в согласованные сроки авансировал поставщика на сумму более 1,43 млрд. рублей – это более 70 процентов от цены всего договора.

Из этих средств поставщик перевел субподрядчику (“Звезда-Энергетика”) чуть больше половины, а маржу в 600 млн рублей стал объяснять во всей последующей переписке собственными “затратами на разработку технической документации”.

Тут и пролегла первая трещина в отношениях между заказчиком и поставщиком, поставщиком и субподрядчиком.

На площадке в Нововоронеже ждали обещанные дизель-генераторы, которые “Звезда-Энергетика” уже скомплектовала и подготовила к отправке, но вполне резонно требовала перед этим стопроцентной оплаты от ООО “Атомпромресурсы” как компании-посредника.

А там – ссылались на финансовые трудности, просили новых авансов у заказчика или попросту отмалчивались, не реагируя на письма и встречные предложения.

– Мы до последнего пытались миром уладить ситуацию, – признается руководитель юридической службы “Атомэнергопроекта” Наталья Бакушкина. – Чтобы обеспечить поставку на АЭС заказанного оборудования и не срывать график ее ввода в эксплуатацию, предложили заменить сторону в договоре от 4 августа 2009 года.

То есть расплатиться за выполненную работу с компанией “Звезда-Энергетика” мы были готовы сами, а несостоявшемуся поставщику предлагали рассрочку на возврат аванса аж до середины 2015 года. Но там не согласились.

Нам ничего не оставалось, как в одностороннем порядке расторгнуть договор поставки, напрямую выкупить дизель-генераторы и прибегнуть к судебной защите своих интересов.

https://www.youtube.com/watch?v=bgqyhHDe0U0

Судья Арбитражного суда Москвы В.Ф. Козлов, рассматривая дело по первой инстанции, иск “Атомэнергопроекта” к ООО “Атомпромресурсы” полностью удовлетворил. Апелляционная жалоба, поданная штатными юристами со стороны ответчика, в Девятом арбитражном апелляционном суде оставлена без удовлетворения.

Примерно в то же время владельцы ООО “Атомпромресурсы” заявили о признании своей фирмы несостоятельным банкротом, что не помешало им нанять высокооплачиваемых юристов со стороны для подготовки дела к рассмотрению в кассационной инстанции.

Сыграть решили на особом толковании условий договора на поставку дизель-генераторов. Дескать, это не просто – “купил и поставил”, это – создание “уникального технологического и производственного объекта”, для чего требуются НИРы, ОКРы и НИОКРы, а также многоступенчатые испытания и много чего еще.

Словом, подпустили модного нынче инновационного тумана. И это, как ни странно, сработало.

При тех же фактах-доказательствах Фемида вдруг прозрела, и арбитражный дилижанс развернули вспять

ФАС Московского округа постановлением от 9 июня 2014 года решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций отменил и направил дело на новое рассмотрение – в Арбитражный суд Москвы в том же составе. Там и произошел “казус прозрения”.

Апеллируя к статьям Гражданского кодекса и обильно цитируя постановление ФАС Московского округа, судья Арбитражного суда Москвы уже упомянутый В.Ф. Козлов предписал оставить фирме-посреднице не заработанные 1,3 миллиарда рублей.

И дополнительно в ее пользу взыскать с заказчика еще 22 218 510 рублей 15 копеек.

Каких-то принципиально новых доказательств стороной ответчика, по мнению истца, представлено не было, а судом не добыто. Есть просто голый факт: юрист сменился – судья “прозрел”…

Р.S.

Точка в этой истории еще не поставлена. “Атомэнергопроект” готовит новую апелляционную жалобу. Но ответчик, полагая лучшим способом защиты нападение, подал в суд заявление о повороте решения.

Если оно будет удовлетворено, заказчику придется вернуть несостоявшемуся “поставщику” всю сумму, полученную в рамках исполнительного производства.

И на эту сумму еще начислят проценты за пользование чужими (в голове не укладывается!) денежными средствами.

А между тем в материалах дела есть не оцененные судом документы, из которых следует, что ООО “Атомпромресурсы” каких-либо работ по разработке документации самостоятельно не осуществляло, а лишь выполняло посреднические услуги, направляя замечания заказчика по документации третьему лицу и переправляя обратно исправленную документацию заказчику. Причем стоимость таких работ составляет не 600 и даже не 60, а всего 18 миллионов рублей, как это видно из приложения к договору от 27.11.2009 г., представленному в деле.

Строго говоря, поставщик чужими руками исполнял ВСЕ взятые обязательства и действовал исключительно как посредник. “Звезда-Энергетика” (субподрядчик) договор с ним в итоге расторгла, а все полученные средства возвратила. В результате, на фоне общей суммы договора с “Атомэнергопроектом”, собственные фактические затраты ООО “Атомпромресурсы” если не равны, то стремятся к нулю.

Источник: https://rg.ru/2014/12/09/sud.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.