Двойная форма вины в уголовном праве

Двойная (сложная) форма вины

Двойная форма вины в уголовном праве

Статья 27 УК РФ регламентирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, т.е. со сложной формой вины.

Согласно этой статье “если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно”.

При сложной (двойной, смешанной) форме вины психическое отношение лица, совершившего преступление, к ближайшим и менее тяжким последствиям, предусмотренным статьей Особенной части УК РФ, выражается в умысле, а к более отдаленным и тяжким – в неосторожности.

Следовательно, речь идет только о преступлениях с материальными составами, в которых содержится не менее двух последствий, различных по степени тяжести и общественной опасности и разделенных по времени их наступления. Например, это имеет место при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ ).

В данном составе психическое отношение виновного к ближайшему последствию (причинению тяжкого вреда здоровью) выражается в умысле, а к более отдаленному (смерти) – в неосторожности.

В соответствии со ст. 25, 26 УК РФ форма вины в преступлениях с материальными составами определяется не отдельно по отношению к действию или бездействию, но и к последствию, а не только отдельно к последствию.

При наличии двух последствий форма вины определяется отдельно по отношению к каждому из них. Когда формы вины применительно к ближайшему и более отдаленному последствиям различны и выражаются соответственно в умысле и неосторожности, то налицо в соответствии со ст.

27 УК РФ преступление с двумя формами вины (или ее еще называют сложной формой вины).

Необходимо отличать сложную форму вины, характеризующую один состав преступления, от разных ее форм в двух разных составах, представляющих собой идеальную совокупность деяний и проявляющихся чисто внешне как одно преступление.

Например, виновный с целью завладения чужим имуществом, срывая с головы потерпевшего шапку, толкает его, последний падает, ударяясь головой о кромку тротуара, от чего ему причиняется перелом основания черепа, т.е. тяжкий вред здоровью. На первый взгляд может показаться, что здесь имеет место разбой с причинением, тяжкого вреда здоровью по неосторожности, т.е.

деяние со сложной формой вины (умысел в отношении хищения имущества и неосторожность применительно к тяжкому вреду здоровья потерпевшего).

Однако такое решение неправильно, ибо содеянное не является разбоем, поскольку насилие не опасно для жизни или здоровья, а представляет собой идеальную совокупность двух преступлений: грабежа с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, и причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности. В данном случае налицо два состава преступления и каждый из них с присущей ему формой вины.

Важное значение имеет теоретическое выяснение, в каких случаях, исходя из описания в уголовном законе конкретных составов преступлений, деяние может быть только умышленным, только неосторожным либо умышленным или неосторожным.

Анализ диспозиций статей Особенной части УК РФ позволяет констатировать, что конкретный состав с субъективной стороны характеризуется умышленной формой вины при наличии любого из следующих условий: 1) сконструирован как формальный (например, предусмотренный ст. 213, 297) или усеченный (ст.

162, 209, 210); 2) в законе указано на умышленный характер данного преступления (ст. 105-108, 167); 3) в законе указано на цель (примечание 1 к ст. 158, ст. 158-162, 164) или мотив (ст. 145); 4) в законе содержится указание на заведомость (ст. 140), самовольность (ст. 330).

Следует отметить, что преступления с формальными и усеченными составами или составами, содержащими указание на цель, могут быть совершены только с прямым умыслом.

В соответствии со ст. 27 УК РФ умышленным в целом признается преступление, совершенное с двумя формами вины.

Все другие составы преступлений могут характеризоваться как умышленной, так и неосторожной формой вины.

Мотив и цель

Мотив и цель – факультативные признаки субъективной стороны преступления.

Под мотивом преступления имеется в виду побудительный стимул, источник активности человека.

Цель преступления есть представление человека о результате своей деятельности, или идеальный результат.

Они присущи любой человеческой деятельности, в том числе и вредной для общества. Всякое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву и (или) с той или иной целью. Между тем, не каждый состав характеризуется мотивом или целью.

Когда в юридической литературе отмечается, что любое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву или с какой-нибудь целью, то они понимаются в социально-правовом или криминологическом значении.

Если же упоминается о мотиве и цели как факультативных признаках субъективной стороны преступления (т.е.

они присущи не каждому составу преступления), то имеется в виду их уголовно-правовое значение, влияющее на квалификацию преступления.

Мотив и цель – обязательные признаки субъективной стороны конкретных составов преступлений при наличии одного из следующих условий. Во-первых, на мотив или цель должно быть указано в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Например, о мотиве говорится в п.

“з” (из корыстных побуждений), в п. “и” (из хулиганских побуждений), в п. “л” (кровной мести и др.) ч. 2 ст. 105, предусматривающей ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах, и в ряде других статей УК РФ, а о цели – в ст.

162, устанавливающей ответственность за разбой (цель – хищение имущества), и др.

Во-вторых, мотив или цель представляют собой обязательные признаки субъективной стороны состава преступлений в тех случаях, когда необходимость их наличия вытекает из юридической природы данного конкретного состава.

Такая природа определяется в результате сопоставления содержания нормы Особенной части УК РФ, которой предусмотрен данный состав преступления, с содержанием других норм Особенной части УК РФ, предусматривающих смежные составы.

Так, открытое завладение чужим имуществом, например шапкой, чтобы ее присвоить, т.е. с корыстной целью, представляет собой грабеж, ответственность за который предусмотрена ст. 161 УК РФ.

Такое завладение исключительно для того, чтобы ее уничтожить (сжечь на костре, утопить в реке), по мотиву мести потерпевшему и с целью навредить ему образует состав умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, предусмотренный ст.

167 УК РФ, а такое же по объективным признакам деяние, совершенное из хулиганских побуждений, – состав хулиганства, установленный ст. 213 УК РФ. Подобного рода сопоставления позволяют определить, свойственны ли данному конкретному составу те или иные мотивы или цели, если они прямо не указаны в соответствующей норме Особенной части УК РФ.

В тех случаях, когда мотив и цель являются обязательными признаками субъективной стороны конкретного состава, отсутствие их в содеянном исключает какой-либо состав преступления.

Необходимо отличать цель в качестве составной части “желания” как волевого момента прямого умысла от цели как самостоятельного признака субъективной стороны преступления.

В первом случае цель является отражением объективной стороны, имеет материальное, объективное воплощение в признаках последней, указанных в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Цель же как самостоятельный признак субъективной стороны преступления, не имеет такого воплощения.

Она характеризует психическое отношение виновного к последствиям, выходящим за пределы состава преступления, т.е. к тем, которые не служат признаками данного конкретного состава, предусмотренными статьей Особенной части УК РФ.

Наличие и содержание мотива и цели как вины и ее форм устанавливаются в каждом конкретном преступлении на основе анализа и оценки всех обстоятельств содеянного, отраженных в материалах уголовного дела, т.е. доказанных по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

Ошибка и ее значение

В теории уголовного права под ошибкой понимается заблуждение лица относительно юридической характеристики деяния или относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности совершенного деяния. Соответственно ошибка подразделяется на юридическую и фактическую.

Под юридической ошибкой имеется в виду неверное представление лица относительно оценки содеянного со стороны уголовного закона. При этом ошибочная оценка деяния как преступного не влияет как на его уголовно-правовую оценку, так и на квалификацию преступления.

Юридическая ошибка дифференцируется на два вида. Суть первого вида заключается в ошибочной оценке виновным деяния как преступного, тогда как закон не относит его к преступлениям.

Этот вид ошибки не влияет на решение вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности. Лицо не может быть привлечено к ответственности, поскольку не совершило преступления, т.е.

виновного общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания.

Второй вид юридической ошибки выражается в неверной оценке совершаемого деяния как непреступного, в то время как в действительности оно является преступлением.

Это не влияет на положительное решение вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности и на квалификацию содеянного, поскольку незнание уголовного закона не может быть обстоятельством, исключающим уголовную ответственность или освобождающим от нее либо способным изменить квалификацию деяния.

Фактической ошибкой называют неправильное представление лица о фактических обстоятельствах содеянного им.

В одних случаях фактическая ошибка влияет на уголовно-правовую оценку содеянного и квалификацию преступления, а в других – нет.

При ошибке, влияющей на квалификацию преступления, в большинстве ситуаций действует правило, согласно которому содеянное квалифицируется как покушение на то преступление, на совершение которого был направлен умысел виновного.

В теории отечественного уголовного права выделяется ряд разновидностей фактических ошибок, основными из которых являются ошибки в объекте и в средствах совершения преступления.

Ошибка в объекте есть неверное представление виновного о том, что он посягает на более ценный объект, тогда как фактически посягательство направлено на менее ценный объект (включая “негодный”) либо наоборот. В обоих случаях содеянное квалифицируется как покушение на тот объект, который был отражен в представлении виновного.

Такая квалификация обусловлена тем, что, с одной стороны, исключается вменение лицу, совершившему преступление, тех объективных обстоятельств, которые не охватывались его сознанием и предвидением, а с другой – отсутствует оконченное посягательство на объект, индивидуализированный в сознании виновного, так как фактически вред причинен другому объекту.

Ошибки в средствах совершения преступления подразделяются на четыре вида. Первый вид ошибки заключается в использовании виновным иного, чем он предполагал, но не менее пригодного для этого средства.

Данный вид ошибки в средствах на квалификацию деяния не влияет.

Деяние квалифицируется как оконченное преступление, если завершена объективная сторона состава преступления, в соответствии с направленностью умысла лица.

Второй вид ошибки состоит в использовании виновным такого средства совершения преступления, сила которого представлялась ему заниженной.

Если при этом наступают более тяжкие последствия по сравнению с теми, которые он предвидел, то содеянное должно квалифицироваться как неосторожное преступление, поскольку лицо, хотя и не предвидело фактически наступивших последствий, должно было и могло их предвидеть.

Суть третьего вида ошибки выражается в использовании виновным по ошибке непригодного в данном случае средства, которое он считал пригодным. В такой ситуации содеянное квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла. Это типичный случай покушения на преступление, предусмотренного ч. 3 ст. 30 УК РФ.

Четвертый вид состоит в использовании для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое лицо считало пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия. Например, желая убить другого человека, ставит в церкви свечку “за упокой его души”. Использование лицом такого совершенно непригодного средства не влечет уголовной ответственности.



Источник: https://infopedia.su/14x2c7.html

Признаки преступлений с двумя формами вины

Двойная форма вины в уголовном праве

Явление в теории уголовного права России  – неоднозначное, начиная с наименования. Некоторые ее называют двойной формой вины, другие исследователи – смешанной и даже – раздвоенной виной. Действующий УК РФ в ст. 27 говорит о преступлениях с двумя формами вины.

Концепция двойной формы вины имеет объективное и субъективное обоснование.

Объективно ее существование связано со способностью человеческого поведения (действия, бездействия) порождать не одно, а несколько взаимосвязанных последствий, иногда юридически значимых.

Субъективно,  отношение лица   к этим последствиям может быть различным (одни предвидимы, другие нет, одни желаемы, отношение к другим безразлично, а некоторые, вообще, не предвидимы, есть только обязанность и возможность их предвидеть). Такое различное отношение к различным последствиям преступного деяния субъекта, преломленное на формулы умысла и неосторожности (формы вины) образует двойную форму вины.

Таким образом, преступление (единое) с двумя формами вины – это сложная объективно – субъективная конструкция, говоря о признаках состава которого можно выделить следующие:

1) Все преступления с двумя формами вины составные. Они являются следствием «законодательного произвола», когда законодатель, учитывая повторяемость и взаимосвязанность преступных деяний объединяет их в единый состав.

Это состав учтенной законодательной совокупности, который всегда  можно разделить на две преступные составляющие. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть (ч.4 ст. 111 УК) можно поделить на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч.ч.1, 2, 3 ст.

111 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК).

Там, где такое деление не возможно, где каждая составляющая, сама по себе, не является преступлением, преступления с двумя формами вины тоже нет. Например, нет двух форм вины в преступлениях, предусмотренных ст.

264 УК (о нарушении правил дорожного движения), поскольку неосторожное причинение обозначенного в ней вреда всегда преступно, а деяние, состоящее в нарушении правил движения и эксплуатации транспортных средств без последствий, указанных в этой статье, преступлением не является, оно лишь административное правонарушение.

2) В составное преступление могут быть объединены различные по конструкции составы: либо оба материальных (ч.4 ст.

111 УК, к примеру), либо один – первый (он же основной, определяющий видовую принадлежность преступления, связанный с основным объектом) – формальный, а второй с производными последствиями  – материальный (состав типа п. «а» ч. 4 ст.

131 УК РФ – изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей.  Последствия, сами по себе, отдельно от изнасилования, могут оцениваться  по ст. 109 УК РФ).

При этом, состав с двумя формами вины всегда предполагает обязательное соседство   в нем умышленного и неосторожного преступных проявлений – отсюда и две формы вины.

3) Поскольку юридически значимые последствия, по крайней мере, одного из образующих этот вид учтенной законодателем идеальной совокупности преступлений, обязательно присутствуют, то все составы преступлений с двумя формами вины,   по конструкции объективной стороны относится к материальным. Двойная форма вины исключается в формальном составе преступления.

4) По степени общественной опасности все преступления с двойной формой вины являются  квалифицированными. Они отягощены наступлением производных от основного состава, причинно-связанных с ним последствий.

Квалифицирующее последствие должно быть следствием оконченного основного состава преступления. Если этого не происходит – может быть идеальная совокупность преступлений, но не единое преступление с двумя формами вины.

   Например,   в случае нанесения, без намерения убить, потерпевшему удара от которого он падает и травмируется при падении, действия виновного требуют квалификации по совокупности статей: за умышленное причинение или покушение на причинение вреда здоровью и причинение вреда жизни или здоровью (при падении) по неосторожности.

5) Этот признак, как и все перечисленные, связан с правовой природой составов преступлений с двумя формами вины, являющей образец составного преступления.

Каждое из образующих этот состав преступлений имеет свой объект. Поскольку таких «образующих», «составляющих» в конструкции состава два, все составы преступлений с двумя формами вины – многообъектны.

По крайней мере, они – двуобъектны[1].

При этом, вред объектам в преступлении с двумя формами вины причиняется последовательно и причинно-обусловлено, сначала объекту основного, а затем и в этой связи объекту квалифицированного состава.

Учитывая изложенное, можно констатировать, что существование преступлений с двумя формами вины объективно и субъективно обосновано, а конструкция их составов – разновидность учтенной законодательной совокупности преступлений.

Это вид субъективной фактической ошибки, при которой,   по неосторожности, причиняется вред факультативному объекту и наступают последствия, не охватываемые умыслом виновного.

Двойная форма вины – это качественно определенное сочетание в рамках единого психологического (психического) процесса умышленного отношения виновного к содеянному, содержащему признаки основного состава преступления и неосторожного – к производным от него (квалифицирующим) общественно – опасным последствиям, за   причинение которых предусмотрена повышенная уголовная ответственность[2].

Особенности, присущие преступлениям с двумя формами вины, исключают в них возможности неоконченной преступной деятельности (приготовления и покушения), потому что: а) неоконченная преступная деятельность, согласно ст.

30 УК РФ, и исходя из целеполагания – деятельность умышленная, а преступления с двумя формами вины – умышленные, но до определенного предела; б) не доведение основного состава до момента его юридического окончания «разрушает» или не создает необходимых цепей причинности, позволяющих им породить результат, который может быть оценен как квалифицирующее последствие.

Субъективные признаки соучастия в редакции ст.   32   УК РФ в сопоставлении с характеристиками субъективной стороны преступлений с двумя формами вины, ограничивают пределы соучастия в них, в любых формах и видах, рамками основного умышленного состава.

За причинения дополнительного вреда по неосторожности отвечают только его непосредственные причинители (те, кто приложился, хотя бы частично, к выполнению объективной стороны).

При этом квалификация их действий не будет отличаться от квалификации индивидуально действующих субъектов.

Подстрекатели, организаторы, пособники за неосторожно причиненный исполнителем вред, в пределах состава преступления с двумя формами вины, не отвечают. Для них причинение исполнителем это производного от основного умышленного состава вреда будет  – эксцессом (ст. 36 УК РФ).

Говоря о значении двойной формы вины и ее законодательного выделения нужно отметить:

1) Являясь характеристикой субъективной стороны она представляет собой признак состава преступления – часть основания уголовной ответственности, в соответствии со ст. 8 УК РФ.

2) И это может быть самое важное, во всяком случае  в правоприменении: по признакам двойной формы вины отличаются данные, специфические составы преступлений от смежных.  (Причинение тяжкого  вреда здоровью повлекшее смерть потерпевшего (ч. 4 ст.

111 УК РФ) внешне часто весьма похоже на умышленное убийство (ст. 105 УК РФ) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Залог правильной квалификации здесь в точном установлении признаков субъективной стороны, в частности, вины, которая в составе ст. 105 только умышленная, в ст.

109  – ко всем признакам неосторожная, а в ч.4 ст. 111 УК РФ – двойная).

3) Правильная квалификация основа для назначения законного и, хочется добавить, справедливого наказания. Однако, относительно справедливости, есть некоторые вопросы, касающиеся санкций статей.

К сожалению, в ряде случаев, за совершение одного деяния, образующего учтенную законодателем совокупность в рамках преступления с двумя формами вины, законодатель, как, например,  в том же составе ч. 4 ст. 111 УК РФ, предусмотрел большее наказание, чем возможно, с учетом положений ст.

69 УК РФ, за совокупность аналогичных по тяжести последствий деяний (ч. 1 ст.111 УК РФ + ст. 109 УК РФ). Едва ли такое предначертание закона, а также констатация  в ст.

27 УК РФ о том, что в целом эти преступления следует считать умышленными соответствует принципам равенства граждан перед законом и справедливости, провозглашённым в ст. ст. 4, 6 УК РФ и ст. 19 Конституции РФ,  отражает баланс двойной формы вины на границе умысла и неосторожности.

А.В. Куликов

Подробнее с вопросами двойной формы вины можно ознакомиться здесь

[1] С учетом составообразующих особенностей, например, при изнасиловании, где основной состав уже имеет два объекта: половую свободу и здоровье, наступление производных последствий в виде смерти, дающих основание квалифицировать содеянное в преступлении с двумя формами вины по п. «а»  ч. 4 ст. 131 УК РФ, превращает его в еще более сложную  конструкцию, добавляется третий объект – жизнь.

[2] Куликов А. В. Двойная форма вины: понятие, виды, конструкция составов, квалификация: дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1990. С. 54.

Источник: http://advokat-ekaterinburg.ru/stati/7-stati/61-dvoinaia-forma-vini

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.