Гласность уголовного судопроизводства

Гласность в уголовном судопроизводстве

Гласность уголовного судопроизводства

Оглавление

Введение                                                                                                     3-5

Глава 1. Общетеоретические аспекты гласности

в уголовном процессе                                                                             6-24

Глава 2. Гласность в уголовном судопроизводстве                             25-30

Заключение                                                                                        31-32

Список использованной литературы                                                    33-34

Введение

Российская Федерация, взяв курс на построение правового государства, изменила свои приоритеты. На первый план выдвигаются права и законные интересы граждан, которые провозглашены не только в Конституции, но и в других Федеральных законах Российской Федерации.

Закрепив основные принципы и положения осуществления уголовного процесса на конституционном уровне, государство не разработало должный механизм их осуществления, что привело к огромному числу правовых и нравственных коллизий.

В частности, это касается гласности, поскольку средства массовой информации, постепенно занимая ведущую роль в процессе информатизации общества, забывают порой о правах и законных интересах граждан.

Именно для обеспечения последних был разработан институт тайны, который в свою очередь имеет ряд неразрешенных вопросов, вытекающих прежде всего из отсутствия единого механизма рассмотрения уголовных дел, содержащих тайну.

Данная проблематика не является новой, над ней работали такие ученые как И.Л. Петрухин, И.В. Смолькова, И.Я. Фойницкий, А.Д. Бойков, В. Морозюк и многие другие, но, несмотря на большое количество работ, посвященных вопросам тайны и гласности, остается еще немало проблем, настоятельно требующих немедленного разрешения.

Судебное разбирательство – стадия уголовного процесса, в ходе которой решаются итоговые задачи всего процесса: суд разбирает уголовное дело по существу, дает в постановляемом им приговоре ответы на основные вопросы любого уголовного дела – о виновности или невиновности подсудимого и применении или неприменении к нему наказания.

На предшествующих судебному разбирательству стадиях решаются иные, вспомогательные по отношению к основным, задачи– предварительно формулируется суть обвинения, а также выявляются, собираются и исследуются подтверждающие его доказательства, создаются все другие условия и предпосылки, необходимые для разбирательства и разрешения судом дела по существу. Вследствие этого производство по делу, предшествующее судебному разбирательству, носит по отношению к нему предварительный, вспомогательный характер. Последующие за судебным разбирательством стадии (апелляционное и кассационное производства, производство в надзорной инстанции, а также производство ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств) носят характер проверочных производств. На этих стадиях проверяются постановленные судом первой инстанции приговор и иные решения, могут исправляться допущенные ошибки и т.д.

Предметом судебного разбирательства является правовой спор между государством и обвиняемым, который к началу этой стадии стал подсудимым, о праве государства (в случае, если удастся в установленном законом порядке доказать виновность подсудимого в совершении преступления) публично признать его виновным, т.е. преступником, а при наличии необходимых оснований – справедливо, заслуженно наказать, а также заставить претерпеть все связанные с отбытием наказания и наличием судимости тяготы и лишения.

При разбирательстве такого спора решается судьба важнейших прав и свобод человека, являющихся первостепенными ценностями. Потому естественно, что конструкция стадии судебного разбирательства должна отвечать самым высоким требованиям надежности предусмотренных законом гарантий правосудия против возможных ошибок и злоупотреблений.

Гласность судебного разбирательства представляет форму социального контроля за деятельностью суда (судьи) по отправлению правосудия.

Открытое судебное заседание позволяет присутствующим гражданам, представителям средств массовой информации непосредственно наблюдать за осуществлением судебного разбирательства, в ходе которого проверяются и исследуются все материалы дела, представленные органами предварительного расследования и сторонами по делу, и на этом основании самим судить об обоснованности обвинения и личности подсудимого.

Гласность судопроизводства призвана способствовать усилению осознания судьями ответственности за следование всем принципам уголовного процесса, служит известной гарантией соблюдения судьями предусмотренных законом прав и интересов участников судебного разбирательства, выполнения судьями требований беспристрастности, профессиональных и этических норм ведения процесса по конкретному делу. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. усиливает ответственность судей за принятие решения об отступлении от принципа гласности. Закон обязывает судей мотивировать подобное решение и указывать в определении или постановлении о проведении закрытого судебного разбирательства конкретные, фактические обстоятельства, установление которых вызвало необходимость принятия такого решения.

В числе задач, стоящих перед обществом и государством, — обеспечение открытости и прозрачности правосудия; повышение доверия к правосудию, создание необходимых условий для осуществления правосудия, обеспечение его доступности.

В этой связи необходимо совершенствование уголовно-процессуального законодательства, нужен эффективный механизм реализации гласности уголовного судопроизводства, необходима разработка нормативных правовых актов, направленных на обеспечение информативности общества.

Необходимо совершенствовать практику правоприменения.

Целью курсовой работы является определение правовой природы гласности уголовного судопроизводства, ее места, роли и пределов в уголовном судопроизводстве, разработка теоретической модели эффективного механизма реализации гласности с учетом специфики уголовно-процессуальной деятельности на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства.

Постановка цели предопределила задачи:

• определение места гласности в системе основных начал уголовного судопроизводства;

• анализ существующих теоретических проблем гласности уголовного судопроизводства;

• установление пределов гласности предварительного расследования.

Глава 1. Общетеоретические аспекты гласности в уголовном процессе.

Часть 1 ст. 123 Конституции Российской Федерации устанавливает: «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом».

Несмотря на конституционное закрепление, гласность является общим условием судебного разбирательства, прежде всего потому, что она реализуется в полном объеме только на этой стадии уголовного процесса. Уголовные дела должны рассматриваться в открытом судебном заседании, кроме ряда исключений, предусмотренных ст. 241 УПК РФ.

На досудебной стадии уголовного процесса гласность присутствует лишь частично, поскольку весь процесс сбора доказательств проходит в рамках тайны следствия, и никто не может ознакомиться с материалами дела до вынесения соответствующего протокола следователем (ст. 215 УПК РФ). В средствах массовой информации могут быть опубликованы сведения лишь о фактах совершения преступления или о проведении следственных действий правоохранительными органами.

Иначе говоря, в Российской Федерации гласность закреплена на конституционном уровне прежде всего потому, что служит средством контроля за судебной деятельностью. Что же касается досудебной стадии, то здесь нельзя не согласиться с мнением И.В.

Смольковой, что «недозированная гласность способна нанести неправомерный ущерб правам и интересам граждан, общества и государства»1.

Поэтому необходимо соблюдать оптимальное сочетание интересов личности, расследования и правосудия с интересами гласности.

В свою очередь следственные органы должны нести строгую ответственность за доброкачественность информации, передаваемой для публикации в печати. В этих случаях также не следует забывать о специфике производства некоторых следственных действий.

Нередко сотрудники правоохранительных органов с целью улучшения показателей своей работы распространяют важные сведения, которые в дальнейшем осложняют производство по уголовному делу, в частности, процесс опознания.

Особенно часто это происходит при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, оружием и иными предметами, которые могли бы стать доказательствами. Такие действия могут повлечь нарушение установленных ст.

193 УПК РФ правил опознания, а полученная информация становится недопустимой и не может быть положена в основу обвинения.

Кроме того, проведение опознания осложняется и так называемыми результатами журналистских расследований. В.

Морозюк предлагает, решая эту проблему, в Закон «О средствах массовой информации» внести положение о публикации только тех сведений, на которые было дано письменное согласие органов предварительного расследования, у которых находится дело в производстве2.

В ходе предварительного расследования, а именно при производстве целого ряда следственных действий, могут быть выявлены обстоятельства частной жизни лиц, в отношении которых производятся эти процессуальные действия, их личная, семейная и иная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц, поэтому доступность сведений, полученных о личности, не должна стать основанием для их тиражирования в средствах массовой информации. Для этого в ч.3 ст.161 УПК РФ предусмотрен особый порядок опубликования таких данных: с разрешения прокурора, следователя, дознавателя, в объеме который не умалял бы интересам следствия и с согласия самого участника процесса, сведения о частной жизни которого подлежат разглашению.

Таким образом, на досудебном производстве всегда должна прослеживаться четкая грань между гласностью и следственной тайной, иначе нарушение этой грани нанесет ущерб не только интересам следствия, но и законным правам личности.

Рассмотрим осуществление гласности на стадии судебного разбирательства. Гласность является общим условием, при реализации которого «судебный процесс обретает «дар речи» там, где государство считается с правом граждан, и где последние могут на равных разговаривать с государством»3.

И. Трунов утверждает: «Недостаточно знать, что правосудие есть, необходимо видеть, как оно осуществляется», и с этим мнением трудно не согласиться.

Гласность в судебном процессе представляет собой возможность присутствовать в суде любой инстанции всем желающим, освещать все происходящее в средствах массовой информации. При этом не следует забывать, что фото-, кино-, видеосъемка в зале суда могут производиться только по разрешению председательствующего в судебном заседании (ст.241 УПК РФ).

Это прежде всего связано с тем, что судебный процесс с применением технических средств, которые могут отвлекать от разбирательства дела, вызывать скованность при допросах у участников процесса, не будет являться эффективным, поэтому следует помнить, что средства фиксации процесса не должны создавать помех для лиц, участвующих в судебном разбирательстве.

Гласность на данной стадии уголовного процесса тесно граничит с презумпцией невиновности.

Исходя из этого, средства массовой информации, не обладая полной и достоверной информацией, не могут предрешать исход процесса, требовать от суда квалификации действий осужденного по соответствующей статье уголовного кодекса, а также «давать рекомендации» по назначению наказания.

Поэтому, публикация сведения материалах дела в печати, средства массовой информации, прежде всего, должны осторожно и в то же время точно подбирать формулировки, характеризующие действия как осужденного, так и органов правосудия.

Исходя из того, что термин «презумпция невиновности» является, прежде всего, процессуальным, его невозможно применить к журналистам, поэтому существует мнение, что «не требования презумпции невиновности должны определять позицию средств массовой информации, а достоверность публикуемых сведений и непредвзятость их оценки»4, поскольку до вынесения приговора нет гарантии, что полученные данные достоверны.

Ахиллесовой пятой судопроизводства является проблема оптимизации соотношения гласности и тайны в уголовном процессе5. Поэтому наряду с закреплением гласности, в ст.241 УПК РФ включены случаи, которые рассматриваются в закрытом судебном заседании. К ним относятся:

– разбирательство уголовного дела, которое может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;

– рассмотрение уголовного дела о преступлениях, совершенными лицами, достигшими возраста шестнадцати лет;

– рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство.

В связи с принятием УПК РФ 2002 г. этот список был дополнен еще одним основанием: если этого требует интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников и. л близких лиц.

Однако трудно согласиться с мнением законодателя по поводу того, что закрытое судебное заседание сможет обеспечить реальную безопасность для участников уголовного процесса, поскольку после окончания расследования обвиняемый, его защитник – адвокат, также законный представитель и иные участники процесса знакомятся с материалами уголовного дела, в котором четко прописано какой свидетель или потерпевший дал те или иные показания, их место жительства и место работы. В УПК РФ существует положение, закрепленное в ч.9 ст.166, о сохранении в тайне данных об участниках уголовного процесса. Для этого указывается их псевдоним и приводится образец личной подписи, однако на практике подобная процедура применяется весьма редко. Кроме того, при рассмотрении доказательств на судебном следствии подсудимый находится в зале заседания суда, и даже если после судебного разбирательства он будет заключен под стражу, осужденный сможет расправиться с изобличающими его гражданами через родственников, своих соучастников, оставшихся на свободе, или сам после отбытия наказания.

Источник: https://www.referat911.ru/Ugolovnoe-pravo/glasnost-v-ugolovnom-sudoproizvodstve/596622-3495511-place1.html

Предмет и пределы гласности уголовного судопроизводства

Гласность уголовного судопроизводства

Попов Иван Алексеевич, главный научный сотрудник Научно-исследовательского центра N 5, Всероссийского научно-исследовательского института МВД России, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный сотрудник Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Рассмотрен вопрос о предмете и пределах гласности. Отмечено, что использование гласности недопустимо, если под угрозу ставятся интересы государства и общества, права личности.

При этом подчеркнуто, что гласность в уголовном судопроизводстве давно провозглашена как принцип, но принцип, имеющий значительное количество исключений. Также указано, что сфера действия презумпции невиновности – уголовный процесс.

Подчеркнуто, что в уголовно-процессуальном законодательстве положение о профессиональной тайне выглядит крайне “скупо”.

Сформулирован вывод о том, что особое мнение как процессуальный документ, подтверждающий спорность принятого решения, не может быть предметом судейской тайны. Ограничения на его окраску могут носить только нравственный характер, определяемый требованием уважения к суду.

Ключевые слова: предмет и пределы гласности, судебное рассмотрение уголовных дел, личная переписка граждан, совещательная комната, представитель интересов потерпевшего, субъективное право обвиняемого, психологическое воздействие выступлений в печати, гласность уголовного судопроизводства, доказательства по уголовному делу, следственная тайна, предмет судейской тайны, презумпция невиновности, средства массовой информации.

Subject and Limits of Criminal Proceedings Publicity

I.A. Popov

Popov Ivan A., Chief Research Scientist of the Research Center No. 5 of the National Research Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Doctor of Law, Professor, Honored Lawyer of the Russian Federation, Honored Employee of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation.

The Considered question about subject and limit to publicity. It is Noted that use to publicity inadmissible if under threat are put interests state and society, right and personalities.

Herewith underlined that publicity in criminal proceedings long ago as principle, but principle, having quite a number of the exceptions. Is it also specified that sphere of the action presumption of innocence – a criminal process.

Underlined that in criminal-process legislation position about professional secret looks extremely “stingily”. The worded conclusion about that, special opinion as process document, confirmatory accepted decision, can not be a subject of the judge's secret.

The restrictions on his (its) coloration can carry only moral nature, defined by requirement of the respect to court.

Key words: publicity subject and limits, court review of criminal cases, personal correspondence between individuals, jury room, representative of the aggrieved party, subjective right of the accused, psychological influence of journalists' articles, criminal proceedings publicity, evidence in a criminal case, secrecy of an investigation, judicial secrecy subject, presumption of innocence, mass media.

Вопрос о предмете и пределах гласности вообще, а в сфере правосудия в особенности, относится к числу сложнейших .

Связано это не только с необходимостью обеспечения государственной и иной тайны для интересов нравственности. Связано это и с нашими представлениями о свободе человека, о содержании провозглашенной частью первой ст.

19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом, о допустимых методах борьбы с негативными явлениями.

Бойков А.Д. Предмет и пределы гласности уголовного судопроизводства // Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве. М., 1989. С. 3 – 9.

Являясь универсальным политическим принципом, гласность не должна иметь ограничений, пока она осуществляется в интересах народа. Вместе с тем использование гласности недопустимо, если под угрозу ставятся интересы государства и общества, права личности.

Предметом гласности в правоохранительной сфере может быть информация о правовых нормах, о состоянии преступности и уровне борьбы с ней, о категориях и видах преступлений, совершаемых в стране и в конкретных регионах, о ходе расследования и судебного рассмотрения отдельных уголовных дел, о промежуточных и конечных результатах этой деятельности.

Особую практическую и научную проблему составляет гласность при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел о конкретных преступлениях. Гласность в уголовном судопроизводстве давно провозглашена как принцип, но принцип, имеющий значительное количество исключений.

Открытое судебное разбирательство дел во всех судах обязательно за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны.

Кроме того, допускается закрытое судебное разбирательство в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в уголовном деле лиц, в целях обеспечения тайны усыновления.

Оглашение и исследование в открытом судебном заседании личной переписки граждан возможно только с согласия лиц, между которыми велась переписка.

Эти ограничения гласности судебного разбирательства, вмененные в обязанность судьям, должны быть распространены и на судебного репортера, и на средства массовой информации. В целом же в уголовном судопроизводстве гласность необходимо примирить с тремя группами интересов: интересами расследования, интересами правосудия и интересами личности.

На страже этих интересов стоят демократические принципы правосудия: объективной истины, презумпции невиновности, права на защиту, независимости судей и т.д. Есть и охраняемые процессуальным законом тайны: предварительного следствия, совещательной комнаты, тайны защитника обвиняемого и представителя интересов потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

Принято считать, что презумпция невиновности имеет значение всеобщего правового принципа, ибо она включена в перечень неотъемлемых прав человека, провозглашенных Генеральной Ассамблеей ООН еще в 1948 г. Но это не так. Формулировка ст.

11 Декларации ООН говорит не об объективном правовом статусе, а о субъективном праве обвиняемого: “Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности защиты”.

Такая формулировка, возможно вопреки намерениям авторов, не предполагает с очевидностью наличия обязанности должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, а тем более представителей прессы, относиться к обвиняемому как к невиновному. Да и с приговором установление виновности не связывается.

Отсюда вытекает ряд правовых последствий для участников уголовного судопроизводства, а именно: обязанность обвиняемого нельзя отождествлять с виновным; обязывание доказывания виновности лежит на обвинителе; неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого; недоказанное обвинение приравнивается к доказанной невиновности; обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Сфера действия презумпции невиновности – уголовный процесс, ибо его положения, как это нетрудно заметить, всецело связаны с доказательственным правом, которое не может быть распространено ни на орган печати, ни на журналиста.

Для последних принцип презумпции невиновности имеет значение нравственного ориентира, вытекающего не столько из предписаний законодателя, сколько из всеобщего нравственного постулата о человеческой добропорядочности.

Не требования презумпции невиновности должны определять позицию средств массовой информации, а достоверность публикуемых сведений и непредвзятость их оценки.

Если мы заинтересованы в расширении гласности, нам следует отказаться и еще от одного предубеждения, связанного с отношением к выступлениям прессы как средству “давления” на следователя, прокурора, судей.

При всей сложности преодоления психологических стереотипов прошлого следует освоиться с мыслью о том, что публикация сведений о преступлении в печати не имеет значения решения об ответственности. Для правоохранительных органов – это всего лишь сигнал, предварительная (т.е.

требующая проверки) информация, даже если бы она была подкреплена мнением, исходящим из “высоких кабинетов”.

Закон, как известно, не содержит общего запрета на освещение в печати преступления и обстоятельств, к нему относящихся. Выступления в печати, как правомерно отражено в юридической литературе, не должны восприниматься как прямой способ давления на суд либо как клевета в отношении подозреваемого .

Разумеется, опасность психологического воздействия выступлений в печати на следователя или судью остается, но это уже не столько правовая, сколько нравственная проблема их субъективных качеств, способности не поддаваться стороннему влиянию, сохранять независимость, при отсутствии которых можно и необходимо говорить о профессиональной непригодности указанных должностных лиц.

Дорошков В.В. Производство по уголовным делам в суде первой инстанции: Научно-практическое пособие / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2011. С. 423.

Перспективы развития гласности уголовного судопроизводства связаны также с правильным пониманием профессиональной тайны следователя, прокурора, судьи, адвоката.

Необходима ясность в том, что является предметом профессиональной тайны перечисленных участников уголовного процесса, какие обязательства она налагает на них, и какое все это имеет отношение к средствам массовой информации.

Развитие процессуальных систем повсеместно приводило к созданию некоторых информационных преимуществ для должностных лиц, осуществляющих расследование и судебное рассмотрение уголовных дел о преступлениях.

Это обеспечивало эффективность их тактических приемов, без которых изобличение преступника могло быть делом малоперспективным.

Соответственно, законодатель ограничивал ознакомление обвиняемого, защитника и других заинтересованных лиц с доказательствами по уголовному делу, особенно на ранних этапах расследования.

В уголовно-процессуальном законодательстве положение о профессиональной тайне выглядит крайне “скупо”.

Указывается, что данные предварительного следствия могут быть преданы огласке лишь с разрешения следователя и прокурора.

В необходимых случаях следователь предупреждает участников уголовного процесса (свидетелей, потерпевших лиц) о недопустимости разглашения данных предварительного следствия.

В соответствии с частью первой ст. 283 УК РФ установлена уголовная ответственность за “разглашение сведений, составляющих государственную тайну, лицом, которому она была доверена или стала известна по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством РФ, если эти сведения стали достоянием других лиц…”.

Отсутствие в диспозиции статьи указания на обязанность должностных лиц органов предварительного расследования сохранять следственную тайну дает основание толковать ст. 283 УК РФ лишь как условие успешного раскрытия преступления и изобличения виновного.

О том, что следственная тайна одновременно может служить важной гарантией интересов подозреваемого и обвиняемого, вина которых еще представляется проблематичной, обычно не вспоминают.

Для определения соотношения следственной тайны с принципом гласности было бы важно уточнить предмет следственной тайны, который может быть ограничен доказательственной информацией и следственными версиями, требующими проверки, а также тактической информацией, относящейся к условиям собирания доказательств (например, объект, цель и время предстоящего обыска).

В содержание следственной тайны, как правило, не должны входить сведения о факте совершенного преступления, его последствиях и лицах, в отношении которых возбуждено уголовное дело или состоялось предъявление обвинения.

Предельным сроком сохранения следственной тайны (что также важно для обеспечения гласности) должен быть признан момент окончания предварительного расследования и ознакомления обвиняемого со всеми материалами уголовного дела.

Полагаем, что особое мнение судьи, как процессуальный документ, подтверждающий спорность принятого решения, не может быть предметом судейской тайны. Ограничения на его огласку могут носить только нравственный характер, определяемый требованием уважения к суду.

Журналисту – автору судебного репортажа необходимо также учитывать, что судья не вправе высказывать свое предварительное мнение относительно оценки доказанности вины подсудимого до вынесения приговора.

Подобное нарушение “тайны внутреннего убеждения” должно рассматриваться не только с позиций профессиональной этики, но и с правовых позиций.

Высказанное заранее мнение судьи о доказанности вины – проявление предвзятости, которая расценивается как основание для отвода судьи по данному делу.

Как определенная процессуальная гарантия прав обвиняемого (подсудимого) должна рассматриваться и адвокатская тайна. Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты.

Следует отметить, что носителем адвокатской тайны должен быть признан не только адвокат – защитник обвиняемого, но и адвокат, представляющий интересы потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

Литература

  1. Бойков А. Предмет и пределы гласности уголовного судопроизводства // Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве. М., 1989. С. 3 – 9.
  2. Дорошков В.В. Производство по уголовным делам в суде первой инстанции: Научно-практическое пособие / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2011. 512 с.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/100710-predmet-predely-glasnosti-ugolovnogo-sudoproizvodstva

Вопрос 2. Правовые предпосылки расширения пределов действия гласности в уголовном судопроизводстве. Гласность «общая» и гласность «сторон». Гласность – принцип уголовного процесса

Гласность уголовного судопроизводства

Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не рассматривает гласность в качестве принципа уголовного судопроизводства.

О действии данного положения говорится только применительно к стадии судебного разбирательства (ст. 241 «Гласность» расположена в гл. 35 «Общие условия судебного разбирательства»).

Однако анализ норм УПК РФ свидетельствует о расширении пределов действия гласности в досудебном производстве.

Представляется, что позиция законодателя относительно существа гласности продиктована узким пониманием данного общего положения как открытости судебного разбирательства. Кроме того, в ст. 123 Конституции РФ закреплена следующая формула рассматриваемого принципа: «Разбирательство дел во всех судах открытое.

Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом». Однако, как справедливо отмечает В. В.

Вандышев, «значение гласности выходит далеко за рамки интересов судебного разбирательства, хотя именно в нём она находит наиболее яркое выражение, в силу чего приобретает признаки принципа уголовного судопроизводства»[75].

Действительно, принцип гласности нельзя понимать упрощённо, «интересы правосудия требуют дифференцированного подхода к определению конкретного проявления этого принципа в различных стадиях уголовного процесса»[76].

В теории уголовного процесса, начиная со второй половины XIX века, различными авторами предлагалось рассматривать гласность как многоаспектное понятие.

Ещё И. Я. Фойницкий различал гласность общую и гласность сторон[77]. П. И.

Люблинский, рассматривая гласность предварительного следствия, предлагал понимать данное положение в двух значениях – «в смысле гласности для сторон (курсив наш – О. В.) и в смысле публичности (курсив наш – О. В.), т. е.

доступности для публики вообще данных, добытых следствием»[78]. Т. М. Телега последовательно проводит идею о возможности деления гласности на внешнюю и внутреннюю[79].

Необходимо подчеркнуть, что подобное деление гласности на виды является актуальным и в настоящее время. Это позволит оптимизировать процесс исследовательского поиска, точно определив его конкретные направления.

Таким образом, можно констатировать, что в теории уголовного процесса сложилось два подхода к пониманию гласности – узкий и широкий.

Специфика первого подхода заключается в том, что под гласностью понимается исключительно открытость судебного разбирательства, где лица, не являющиеся субъектами уголовного процесса, имеют право присутствовать в зале судебного заседания при рассмотрении дела по существу.

Иными словами, рассматриваемое общее положение связывается, в основном, с общественным контролем за осуществлением правосудия. Однако под гласностью понимается «открытая и полная информация всего населения о любой общественно значимой деятельности и возможность её свободного и широкого обсуждения»[80]. Сущность гласности уголовного процесса, как подчёркивает З. В.

Макарова, заключается в его доступности для общественного ознакомления и обсуждения[81].

Таким образом, применительно к уголовному судопроизводству гласность – этооткрытость деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, а также суда, как для сторон, так и для лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства. В содержание широкого подхода входит, в том числе, информирование участников судопроизводства о ходе и результатах, как предварительного расследования, так и судебного разбирательства. Оперирование термином «гласность» именно в его широком понимании представляется более предпочтительным при исследовании правовой природы данного положения.

Как известно, принципы уголовного судопроизводства характеризуются определёнными признаками (именуемыми иногда критериями, свойствами принципов), позволяющими отграничить их от иных общих положений.

Такими общепризнанными в теории уголовного процесса свойствами являются основополагающий характер, определяющий построение всех стадий, форм и институтов уголовного судопроизводства, нормативность принципа, максимальная степень общности, его демократизм, реализация на всех этапах уголовного судопроизводства. Но наряду с указанными признаками, в юридической литературе выделяются и другие критерии принципов. Так, А. В. Гриненко указывает на то обстоятельство, что принципы наиболее полно выражают содержание уголовно-процессуальных правоотношений и обусловливают процессуальные статусы участников уголовного судопроизводства[82].

Использование указанных критериев при анализе того или иного положения, в нашем случае гласности, позволит определить его внутреннее содержание, правовую природу и сделать вывод о принадлежности (непринадлежности) к системе принципов уголовного судопроизводства.

Гласность, как уже отмечалось, возведена законодателем в ранг общих условий судебного разбирательства и регламентируется ст. 241 УПК РФ.

Значение данного принципа для стадии судебного разбирательства трудно переоценить. Ещё И. Я. Фойницкий отмечал: «Уголовный процесс есть процесс публичный. В нём разрешаются интересы не частных лиц, а целого общества. Каждому гражданину важно знать не только наказание, которому подвергнут подсудимый, но также и способы деятельности, которыми суд пришел к постановлению приговора»[83].

Требование обеспечить гласное (публичное) рассмотрение дел при осуществлении правосудия содержится в ряде международных правовых актов. Так, ст.

10 Всеобщей декларации прав человека определёно, что каждый человек «имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом»[84]. В ст.

14 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено право каждого человека на справедливое и публичное разбирательство его дела компетентным и независимым судом[85]. Аналогичное право содержится и в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод[86].

Безусловно, гласность наиболее гармонично «вписывается» в судебное производство, где для её реализации нет серьезных препятствий (за исключением случаев, предусмотренных ст. 241 УПК РФ). Стадия судебного разбирательства – именно тот этап уголовного процесса, который в силу своей природы и предназначения требует реализации рассматриваемого принципа в полном объёме.



Источник: https://infopedia.su/16x16139.html

12. Гласность уголовного судопроизводства

Гласность уголовного судопроизводства

Разбирательство дел во всех судахоткрытое. Слушание дела в закрытомзаседании допускается в случаях,предусмотренных федеральным законом.В зал судебного заседания доступ свободендля всех желающих лиц, не участвующихв производстве по делу и достигших16-летнего возраста (ст. 23 Конституции,ст. 18 и ч. 4 ст. 262 УПК).

Присутствующие взале суда вправе вести фиксацию процесса,записывать все происходящее в судебномзаседании.

Применение фото-, кино- ивидеосъемки в зале суда может производитьсяс разрешения председательствующего поделу: он вправе запретить применениеэтих и других технических средствфиксации, радио и телетрансляции, могущихзатруднить ведение процесса или нарушитьправа и интересы сторонГласностьобеспечивает социальный контроль задеятельностью органов, ведущих уголовныйпроцесс. Открытое разбирательство дела,в ходе которого проверяются и исследуютсявсе материалы дела, представленныеорганами расследования, и дополнительнополученные судом, позволяет присутствующимв судебном заседании гражданам самимсудить об обстоятельствах дела и личностиподсудимого, оценивать течение ирезультаты процесса и таким образомформировать общественное мнение обуголовном судопроизводстве в целом.Гласный процесс усиливает чувствоответственности судей, присяжныхзаседателей, способствует полномуосуществлению всех принциповсудопроизводства, укрепляет гарантииправ и законных интересов личности,оказывает на граждан определенноеправовое воздействие.

Одним из не процессуальных средствусиления гласности служит широкоеосвещение в печати, по радио и телевидениюнаиболее актуальных судебных процессов.

Отступление от гласности может иметьмест только в случаях, предусмотренныхзаконом.

В соответствии с ч. 1 ст. 18 УПК дело должнобыть обязательно рассмотрено призакрытых дверях, когда необходимоохранить государственную тайну.

Закрытоесудебное разбирательство, кроме того,допускается по делам о преступленияхлиц, не достигших шестнадцатилетнеговозраста: по делам о половых преступлениях:по другим делам в целях предотвращенияразглашения сведений об интимныхсторонах жизни участвующих в деле лиц:по делам, по которым необходимо обеспечитьбезопасность потерпевшего, свидетеляили других участвующих в деле лиц, атакже их семей или близких родственников.По этим делам суд определяет, имеютсяли в каждом отдельном случае конкретныеобстоятельства, вызывающие необходимостьв полном или частичном разбирательстведела в закрытом судебном заседании. Приналичии таких обстоятельств суд нетолько вправе, но и обязан заслушатьвсе дело или провести процесс частичнопри закрытых дверях.

Решение о полном или частичном рассмотрениидела при закрытых дверях по любому изназванных ст. 18 УПК оснований принимаетсясудом в подготовительной части судебногозаседания после выслушивания мненийсторон и выражается в мотивированномопределении.

Предварительное решениеданного вопроса при назначении дела кслушанию не исключает возможностирешить вопрос о закрытом слушании делав ходе судебного разбирательства.Приговор суда во всех случаяхпровозглашается публично.

В нем недолжны разглашаться сведения, радисохранения тайны которых судебноезаседание было закрытым.

Уголовно-процессуальный кодекс содержитнеполный перечень случаев ограничениягласности, и нормы других отраслей прававосполняют его.

Дело обязательно рассматривается призакрытых дверях, если предметомисследования становятся сведениявоенного характера, не подлежащиеразглашению, но составляющие негосударственную, а служебную тайну (п.”г” ст. 259 УК).

Двери судебногозаседания могут быть закрыты и приисследовании таких обстоятельств,которые касаются врачебной тайны, тайныусыновления, тайны нотариальных действийи денежных вкладов, защиты интересовгражданина, изображенного в произведенияхизобразительного искусства (ст. 124 УК,ст. 395, 514 ГК и др.).

Как видно, круг дел, по которым законтребует или допускает исключения изгласности, достаточно широк. Гласностьнедопустимо использовать во врединтересам личности, общества, государства.Гласность призвана ограждать честь идостоинство личности, а не унижать его.

Четкий законодательный переченьгласности служит одновременно еегарантией. Все, что лежит за пределамиограничений принципа, должно бытьгласным. Закрытое разбирательство делапри отсутствии к тому законных оснований- грубое нарушение закона.

принципа гласности и условияего применения ст. 18 УПК излагаютсяприменительно лишь к судебномуразбирательству. Эти положения ст. 334УПК распространяются на кассационноепроизводство.

Что касается судебнойпрактики, то она давно пошла по путиоткрытого рассмотрения в судебномзаседании вопросов, связанных сисполнением приговора. В закрытыхсудебных заседаниях рассматриваютсяжалобы на заключение под стражу какмеру пресечения или продление ее срока(ст.

220, 220 УПК), а также разрешение навыемку почтово-телеграфной корреспонденции,прослушивание телефонных переговоров.

Такой порядок, видимо, будет сохраненв дальнейшем при -рассмотрении ходатайство разрешении судом заключенияподозреваемого, обвиняемого под стражу.

На

иной основе

строится деятельность органов дознанияи предварительного следствия. Особыеусловия предварительного производстватребуют значительного ограничениягласности. Преждевременное разглашениеданных расследования может воспрепятствоватьраскрытию преступлений, а в ряде случаевпричинить серьезный вред и обвиняемому.

Поэтому данные следствия могут бытьпреданы гласности лишь в том объеме, вкаком это признает возможным следовательили прокурор (ст. 139 УПК). Тем не менеепредварительное расследование не лишеногласности.

Данные, добытые в ходерасследования, доводятся в допустимыхпределах до сведения общественности исредств массовой информации.

Источник: https://studfile.net/preview/5640911/page:26/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.