В случае сомнения в пользу обвиняемого объяснить

Статья 49 Конституции России

В случае сомнения в пользу обвиняемого объяснить

Текст Ст. 49 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Комментарий к Ст. 49 Конституции Российской Федерации

1. Такая формулировка в целом соответствует общепризнанным международно-правовым нормам, содержащимся в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятых генеральной Ассамблеей ООН (1966 г.).

Согласно ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты.

Если сравнить данную формулу презумпции невиновности с зафиксированной в комментируемой статье, то окажется, что первая полнее отвечает интересам общества и личности: если международная норма гласит, что «каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться виновным», то российское законодательство закрепляет иное: «…каждый обвиняемый… считается невиновным». Норма международного права говорит о человеке как субъекте прав вообще, а российское законодательство — о человеке, поставленном в положение обвиняемого, т.е. о субъекте уголовно-процессуальных отношений.

Свою реализацию комментируемая конституционная норма нашла в ч. 2 ст. 1 УК РФ, согласно которой Уголовный кодекс РФ основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права, а также на ст. 14 УПК РФ, которая дословно воспроизводит эту конституционную норму.

Презумпция невиновности — один из важнейших принципов уголовного процесса, способствующий охране прав личности, исключает необоснованное обвинение и осуждение. Несмотря на кажущуюся простоту, среди ученых нет единого мнения даже относительно понятия презумпции невиновности и его содержания.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Вина должна быть доказана органами дознания, предварительного следствия и суда. Неисполнение этого требования закона ведет к прекращению дела и оправданию подсудимого.

Даже признания обвиняемым своей вины (которое раньше считалось «царицей доказательств») недостаточно для вынесения обвинительного приговора, оно может быть принято в расчет толь ко при условии, что подтверждено совокупностью доказательств.

Гарантия того, что невиновный не будет признан виновным, может быть обеспечена только при установлении истины. Поиск истины — обязанность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Истина должна лежать в основе обвинительного приговора.

3. Согласно ч. 3 комментируемой статьи, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Неустранимыми считаются сомнения в случаях, когда добытые законными методами достоверные доказательства не позволяют прийти к однозначному выводу о виновности лица, а законные способы собирания доказательств исчерпаны. В основе обвинительного приговора суда должны лежать не предположения, а точно установленные факты и доказанные обстоятельства.

Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном процессе не исключает того, что лицо, действительно совершившее преступление, может избежать уголовного наказания. Вместе с тем одним из известных постулатов римского права, применяющихся в современной юстиции, является принцип: «Лучше освободить от ответственности десять виновных, чем осудить одного невиновного».

Презумпция невиновности как объективное правовое положение не может быть опровержимой. Опровержимы лишь сведения о фактах: они (сведения) могут быть истинными или ложными, а факты либо существуют, либо нет (и не могут быть ложными, как сведения о них).

Обвинительный или оправдательный приговор в кассационном или надзорном порядке отменяется или изменяется не потому, что презумпция невиновности перестала действовать, а потому, что получили иное освещение сведения о фактах или обстоятельства, квалифицируемые как противоправные, получили иную оценку.

Изменение оценки отягчающих или смягчающих наказание обстоятельств также может повлечь за собой отмену или изменение приговора.

Здесь вступают в действие правила, установленные комментируемой нормой, в соответствии с которыми органы, ведущие уголовный процесс, обязаны толковать неустранимые сомнения виновности обвиняемого (подсудимого) в его пользу.

Источник: http://konstRF.ru/49

Проблемы реализации положения о толковании сомнений в виновности в пользу обвиняемого

В случае сомнения в пользу обвиняемого объяснить

Петракова, М. С. Проблемы реализации положения о толковании сомнений в виновности в пользу обвиняемого / М. С. Петракова. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 5 (12). — С. 29-31. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/137/4407/ (дата обращения: 13.11.2020).



В статье рассматриваются теоретические положения и практические проблемы реализации правила о толковании сомнений в виновности в пользу обвиняемого. Анализируется взаимосвязь правила о толковании сомнений и теории доказательств в уголовном судопроизводстве.

Выявляются проблемы правильного толкования и соблюдения данного положения (на примере решений вышестоящих судебных инстанций).

На основе проведенного анализа автор приходит к выводу о том, что правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого играет решающую роль при вынесении справедливого решения органами и должностными лицами.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, презумпция невиновности, толкование сомнений, предварительное расследование, внутреннее убеждение, невиновность лица, процесс доказывания, характер сомнений.

Правило о толковании сомнений в виновности в пользу обвиняемого является одним из следствий презумпции невиновности и провозглашено в ч. 3 ст. 49 Конституции России: «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого» [6].

Имеющая аналогичный смысл несколько иная формулировка содержится в ч. 3 ст.

14 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ): «Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого» [7].

В соответствии с данным следствием из презумпции невиновности, при невозможности устранить сомнения в виновности, необходимо их толковать в пользу обвиняемого. Данное правило играет решающую роль при принятии решения о привлечении лица в качестве подозреваемого или обвиняемого, прекращении уголовного дела, установлении объема обвинения и квалификации преступления.

Под сомнением подразумевается субъективное переживание конкретного лица. Если ретранслировать данное понятие в уголовно-процессуальную плоскость, то оно будет неразрывно связано с оценкой доказательств, а именно с внутренним убеждением должностных лиц.

Для того, чтобы принять решение о виновности по конкретному уголовному делу, у должностных лиц должно сложиться внутреннее убеждение, основанное на совокупности доказательств, подтверждающих вину.

Должностное лицо при этом должно руководствоваться законом и совестью, как говорит об этом принцип свободы оценки доказательств.

Сомнение связано с недостижением истины. А. Б. Диваев считает, что процесс доказывания — это процесс установления истины по уголовному делу [3]. Действительно, можно сказать, что уголовное судопроизводство начинает свой путь с предположений, вероятностных знаний относительно тех или иных событий, которые в процессе доказывания приобретают форму категоричных и достоверных выводов.

Для того, чтобы признать лицо виновным в совершении преступления, необходимо доказать факт совершения определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом [5]. Доказать данный факт возможно на основании собранных, проверенных и оцененных доказательствах, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Согласно теории доказательств, правоприменитель, как правило, выстраивает цепочку доказательств, подтверждающих вину обвиняемого. Сомнение в обвинительных доказательствах может относиться к отдельному факту в цепочке доказательств, в целом подтверждающих вину обвиняемого, если все входящие «поддоказательства» корректны [2].

Согласно правилу о толковании сомнений в пользу обвиняемого, правоприменитель должен исключить данный факт из общей цепочки доказательства. Как утверждает Э. И. Клямко, «сомнительное доказательство» есть недоказанное утверждение независимо от его истинности [4].

Таким образом, использование неустранимого сомнительного факта в цепочке доказательства вины лица будет противоречить правилу о толковании сомнений в пользу обвиняемого. Правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого не позволяет признать виновным лицо на основании вероятностных знаний, предположений, недостаточных доказательств.

Установление данного следствия служит гарантией соблюдения принципа презумпции невиновности и защиты прав личности в уголовном судопроизводстве.

Рассматривая вопрос о толковании сомнений в пользу обвиняемого, следует остановиться на анализе характера данных сомнений. В свое время С. В.

Познышев утверждал, что не всякое сомнение должно толковаться в пользу обвиняемого, а лишь то, которое подкреплено фактами [1].

Действительно, если бы все сомнения должны были быть истолкованы в пользу обвиняемого, то было бы невозможно вести уголовное преследование.

В отечественном законодательстве характер сомнений, которые должны толковаться в пользу обвиняемого, определены в Конституции России как «неустранимые сомнения».

В УПК РФ они указываются следующим образом: «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом».

Несмотря на то, что законодатель использует различную формулировку, смысл определения характера сомнений идентичен.

Неустранимые сомнения в виновности лица возникают в том случае, когда органы или должностные лица использовали все законные средства и способы, чтобы доказать тот или иной факт, свидетельствующий о виновности лица.

Можно говорить о том, что характер данных сомнений носит объективный характер, так как они свидетельствуют о невозможности расширить круг той доказательственной информации, которые бы подтверждали вину, а на основании имеющихся доказательств невозможно сделать вывод о виновности конкретного лица или опровергнуть предположения о невиновности стороны, выдвигаемые стороной защиты. Такого рода сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого.

Правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого действует и в отношении оправдательных доказательствах, но в несколько ином аспекте.

Следуя логике, неустранимые сомнения в доказательствах, свидетельствующие о невиновности лица, говорят о возможности существования оправдывающих обстоятельств, которые не могут быть опровергнуты, им не могут противостоять фактические обстоятельства, подтверждающие вину.

Соответственно, о таком обвинительном доказательстве нельзя утверждать, как о несомненном факте, нельзя быть уверенным в его истинности.

Действие правила о толковании сомнений как в отношении обвинительных, так и оправдательных доказательствах служит гарантией осуществления назначения уголовного судопроизводства и достижения цели правосудия, так как не позволяет соответствующим органам и должностным лицам сделать необоснованный вывод о виновности, пока не будут опровергнуты доказательства о невиновности. Толкование сомнений в пользу обвиняемого защищает личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения каким-либо образом ее прав и свобод.

Толкование сомнений в пользу обвиняемого, учитывая, что применение данного правила связано с внутренним убеждением органов и должностных лиц, является проблемным вопросом в современной российской правовой системе. Оно связано с тем, что в практике прослеживается «обвинительный уклон» уголовного судопроизводства.

Об этом говорит количество вынесенных оправдательных приговоров по итогу рассмотрения уголовных дел. Общее количество обвинительных приговоров в первой инстанции составляет 341 039 шт., в то время как оправдательных было вынесено 1 044 из 459 905 шт. поступивших уголовных дел.

Таким образом, в процентном соотношении оправдательные приговоры составляют всего 0,2 % [8]. Такой низкий процент вынесения оправдательных приговоров сложно соотнести с безупречной работой органов предварительного расследования.

Более того, оправдательные приговоры рассматриваются как ошибка, допущенная органами предварительного расследования.

Председатель Следственного Комитета России поручил истребовать все уголовные дела, по которым были вынесены оправдательные приговоры, с целью оценки качества и профессионализма следователей, а в случае выявления ошибок и нарушений, привлечь их к дисциплинарной ответственности [9].

Представляется, что подобная практика несколько противоречит принципу презумпции невиновности, в том числе правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого, поскольку избранная политика приведет лишь к усилению обвинительного уклона и создаст основной целью работы органов предварительного расследования «доказать вину любой ценой» и не допустить вынесения оправдательных приговоров.

Несмотря на то, что на стадии предварительного расследования уголовных дел не в полной мере соблюдается правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого, все же в судебной практике достаточно часто вышестоящие суды отменяют или изменяют наказание осужденных в связи с нарушением данного правила.

Так, в апелляционном определении Московского городского суда указывалось, что поскольку в деле отсутствуют объективные данные, указывающие на то, что наркотическое средство предназначалось для сбыта иным лицам, судебная коллегия приходит к выводу о том, что следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст.

228 УК РФ, как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, учитывая, что в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу [10]. В постановлении Президиума Московского областного суда от 06.03.

2019 № 102 по делу № 44у-44/2019 были переквалифицированы действия подсудимого, так как судом не установлен размер части наркотического средства, которую он намеревался незаконно сбыть другим лицам. В соответствии с положениями ч. 3 ст. 49 Конституции России и ч. 3 ст.

14 УПК РФ о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, предусмотренном УПК РФ, толкуются в его пользу [11].

В апелляционном определении Московского городского суда были переквалифицированы действия подсудимого в связи с тем, что его доводы о том, что он не имел намерений причинить тяжкий вред здоровью потерпевшему, и не предвидел наступления таких последствий, не опровергнуты в ходе судебного разбирательства [12].

Таким образом, можно говорить о том, что соблюдение правила о толковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого играет важную роль в постановлении справедливого и законного судебного решения, любое отклонение от данного правила служит основанием для отмены или изменения итогового судебного акта.

Подводя итог всему вышесказанному, следует сказать, что представляется невозможным выполнить цели и задачи уголовного судопроизводства без соблюдения правила о толковании сомнений.

Данное положение помогает органам предварительного расследования проводить тщательную проверку по уголовному делу, исключая все сомнения в виновности лица, опровергая устранимые оправдывающие доказательства, для того, чтобы в конечном итоге у органов и должностных лиц сформировалось внутреннее убеждение в виновности или невиновности лица, и в зависимости от этого принять справедливое решение о продолжении либо прекращении обвинительной деятельности.

Литература:

  1. Познышев С. В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М.: Издание р. а. Демана, 1913. 337 с.
  2. Абдрашитов В. М. Теоретические и практические проблемы правопонимания принципа презумпции невиновности: международный и национальный аспекты) генезис и перспективы развития). М.; Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006. 424 с.
  3. Диваев А. Б. Основы теории доказательств в уголовном процессе: учеб. Пособие. — М.: Юрлитинформ, 2018. 270 с.
  4. Клямко Э. И. О правовом содержании презумпции невиновности // Государство и право. 1994. № 2. С. 90–97
  5. Орлов Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Юристъ, 2009. 175 с.

Источник: https://moluch.ru/th/9/archive/137/4407/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.