Валеева вступила в преступный сговор

Аферу в «Финансовом брокере» уступили женщинам

Валеева вступила в преступный сговор

Как стало известно “Ъ”, в уголовном деле о мошенничестве в компании «Финансовый брокеръ» появились три фигурантки.

По ходатайству следователей ГСУ ГУ МВД по Москве Тверской райсуд столицы поместил под домашний арест трех менеджеров, которые от имени ООО заключали договоры займов с клиентами компании. Руководители последней скрылись от клиентов, похитив более 2,5 млрд руб., полученных под обещание высоких выплат.

Защита полагает, что девушек, одна из которых даже уволилась из брокерской фирмы до совершения преступлений его руководством, просто решили сделать крайними в этой громкой истории.

Это уголовное дело УМВД по Центральному округу (ЦАО) Москвы возбудило еще в августе 2018 года по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) в отношении неустановленных лиц.

Затем фигуранты были установлены: выяснилось, что примерно за год до этого Алексей Мустафин и ранее судимый за махинации Александр Дрибенец, вступив в преступный сговор, организовали в офисе ООО «Финансовый брокеръ» на улице Льва Толстого, 5/1, что в трех домах от прокуратуры и управления СКР по ЦАО, привлечение средств граждан под займы с высокими процентами якобы для вложения в выгодные проекты, а потом похитили деньги. По данным фактам было возбуждено 231 уголовное дело, затем их объединили в одно производство.

Сейчас в деле около 750 потерпевших, которым был причинен ущерб на сумму от 150 тыс. до 3,7 млн руб. А всего, согласно искам, заявленным самими клиентами «Финансового брокера», их обманули на 2,5 млрд руб.

Несмотря на масштаб махинаций, полиция фактически упустила их организаторов. 22 апреля прошлого года Алексея Мустафина вызвали в УМВД, где впервые допросили в качестве подозреваемого — через семь месяцев после возбуждения первого дела о мошенничестве.

Однако, несмотря на то что фигуранту грозил десятилетний срок, следователь тут же отпустил его под подписку о невыезде и надлежащем поведении. Когда в мае следствие хватилось Алексея Мустафина, подозреваемый уже пропал, и его объявили в розыск.

А еще через месяц, в июне 2019 года, в розыск объявили Александра Дрибенца, который также исчез в неизвестном направлении.

Найти их так и не смогли, хотя, согласно показаниям некоторых свидетелей, Александр Дрибенец продолжает собирать деньги уже для нового мошеннического проекта, теперь в Крыму.

Подобное расследование, естественно, не устроило многочисленных потерпевших по делу, которые обратились с жалобами на волокиту и нарушение всех возможных разумных сроков следствия к руководству МВД России и Генпрокуратуры.

В результате дело из окружной полиции передали в ГСУ ГУ МВД по Москве, следователи которого, как отмечают потерпевшие и адвокаты, вместо того чтобы активизировать розыск скрывшихся организаторов махинаций, задержали трех наемных менеджеров компании, которых Тверской райсуд определил под домашний арест.

В отличие от Алексея Мустафина и Александра Дрибенца, женщины до этого исправно посещали все следственные действия, подробно рассказывая о своей работе в ООО.

По версии следствия, три женщины-менеджера также участвовали в преступной схеме, направленной на мошенническое хищение средств граждан, поскольку именно они от имени «Финансового брокера» заключали с клиентами договоры займов, а значит, как посчитали следователи, тоже были «в доле», раз обещали исполнить заведомо невыполнимые обязательства по договорам.

«Данная позиция следствия ошибочна и полностью опровергается собранными по делу доказательствами»,— считает, в свою очередь, адвокат Михаил Ошеров, представляющий одну из арестанток Ирину Коленцеву.

По его словам, менеджеры не имели доступа к полученным по договорам займов средствам, не распоряжались ими и не определяли, как их расходовать, а просто выполняли свои обязанности в соответствии с заключенными с ними трудовыми договорами, не зная реального финансового положения ООО.

«Фактически они, так же как и обманутые вкладчики, были введены в заблуждение относительно преступной деятельности руководителей компании»,— считает защитник Ошеров.

Менеджеры, отметил он, заключали договоры займов не от своего имени, а от имени «Финансового брокера» на основании доверенности.

При этом они лично ответственность за возврат заемных средств перед заимодавцами не несли и не могли нести, так как, согласно ст. 807 Гражданского кодекса РФ, она возложена на ООО, которым фигуранты не руководили.

Проверить же достоверность обещаний руководства компании менеджеры не могли, так как не имели доступа к финансовым документам общества, не вели его бухгалтерию.

При этом следует отметить, что ООО «Финансовый брокеръ» успешно работало на протяжении десяти лет, с 2007 по 2017 год, просрочки по займам начались только после этого.

По версии защиты, менеджеры, видя, как из года в год постоянные клиенты ООО заключают договоры займов и стабильно получают по ним хорошие проценты, не могли предвидеть, что с приходом нового директора Мустафина может наступить банкротство компании и обязательства не будут ею выполняться. Тем более, отметил адвокат Ошеров, госпожа Коленцева уволилась из компании еще в декабре 2016 года, до прихода в нее Алексея Мустафина, то есть до наступления периода преступной деятельности.

Сейчас по уголовному делу в качестве заочно обвиняемого проходит только один из руководителей ООО — Алексей Мустафин (Александр Дрибенец выступал учредителем компании). Однако помимо него в 2017–2018 годах гендиректорами «Финансового брокера» выступали еще четыре человека, но юридическую оценку их действиям, в отличие от женщин-менеджеров, полиция так и не дала.

Николай Сергеев

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4559093

Пределы «неустановленного» в квалификации наркопреступлений

Валеева вступила в преступный сговор

Знакомясь с судебными решениями по преступлениям в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, мало кто из нас удивляется множественности неустановленных фактов, которые используются при описании содеянного.

Но если конструкции следующего типа ещё выглядят приемлемо для целей борьбы с преступностью: «Он, имея умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств, 01 июня 2011 года, в неустановленное следствием время, в районе , более точного места не установлено, у неустановленного лица…»* – то иные допущения «неустановленного» уже претендуют (но не безусловно) на статус квалификационных ошибок.

Парадоксами для подкрепления последнего тезиса могут выступить любопытные формулировки из практики Верховного Суда РФ, когда вменяется признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору при том, что один из двух соучастников даже не установлен:

(а) В п. 5 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за IV  квартал 2007 года указано, что по одному из уголовных дел действия В. были квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. от 13.06.1996), т.е.

«покушение на сбыт наркотических средств в особо крупном размере, по предварительному сговору группой лиц», хотя двумя абзацами выше было буквально указано, что «В.

, вступив в предварительный сговор с неустановленным следствием лицом на незаконный сбыт наркотического средства…».

(б) «Как установлено судом, 9 июня 2007 года М. от неустановленной женщины (с которой заранее договорился о сбыте наркотиков) получил для последующего сбыта наркотическое средство…»** – на основании этого в квалификации деяния М., помимо п.

«б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции ФЗ № 162-ФЗ от 8.12.2003), т.е. «незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере», был вменен и признак совершения указанного преступления в составе «группы лиц по предварительному сговору» (п. «а» ч. 2 ст. 228.

1 УК РФ).

Нельзя презюмировать групповое преступление тогда, когда один из свершителей преступления не может выступать субъектом уголовной ответственности (сторонники подхода, например, Г.А. Кригер и П.Ф. Тельнов).

Это, конечно, спорный постулат из науки уголовного права, так как в науке уголовного права при мощной поддержке судебной практики (в том числе Верховного Суда РФ – «Уголовный закон не исключает при определенных условиях возможности признания преступления совершенным группой лиц по предварительному сговору с лицом, не подлежащим уголовной ответственности»***) сильно и прямо противоположное мнение, но я его не придерживаюсь, так как полагаю концептуальными позиции субъективного момента в определении группового преступления.

И в свете этого где гарантия, что неустановленные выше два лица-«соучастника» не страдают психическими расстройствами или болезненными состояниями психики, исключающими вменяемость или не являются вдруг лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности?

Однако, это не единственные опасения. В региональной судебной практике уже был прецедент, когда «неустановленным лицом» оказалось лицо, оправданное в совершении преступления. Пример не из наркопреступлений, но весьма показателен.

Президиумом Нижегородского областного суда установлено, что по приговору первой инстанции Г-ков совершил преступление в составе группы лиц по предварительному сговору, при этом второй из двух участников противоправного деяния установлен не был – «неустановленное лицо».

Далее приведу серию цитат о том, к чему привела невнимательность суда первой инстанции:

«Однако из приговора усматривается, что в его основу были положены показания Г-кова Д.Н., данные им на предварительном следствии, согласно которым неустановленным лицом, участвовавшим в причинении тяжкого вреда здоровью К-кова, является В-лов А.Ю. …

…Постановлением судьи … районного суда … от 25 июля 2003 г. уголовное дело в отношении В-лова А.Ю., также обвиняемого в совершении данного преступления по п. 4 ст. 111 УК РФ, было прекращено.

Суд пришел к выводу о наличии в деяниях В-лова А.Ю. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ, и прекратил уголовное дело за отсутствием заявления представителя потерпевшего на основании п. 5 ст. 24 УПК РФ. …

При таких обстоятельствах действия осужденного Г-кова Д.Н. по причинению тяжкого вреда здоровью необоснованно квалифицированы как совершенные по предварительному сговору группой лиц»****.

Из совокупности представленного логично вытекает сравнительный ряд: «Неустановленное лицо в групповом преступлении с двумя участниками» = «неустановленная вина» = «неустановленный потерпевший» = «неустановленное событие преступление»… Лаконичный вывод блога изобразил бы в формуле – «неустановление лица = недоказанному участию этого самого лица в противоправном деянии».

* Приговор Басманного районного суда города Москвы от 6 октября 2011 года // http://basmanny.msk.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=77600021110201819245141000194567

** Надзорное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 2012 года по делу № 72-Д11-10 // http://supcourt.ru/stor_pdf.php?id=479232

*** Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2011 года по делу № 85-О11-10СП // http://supcourt.ru/stor_pdf.php?id=448178

**** Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 19 января 2006 года // http://docs.pravo.

ru/document/view/13283821/?search_query=%D0%9F%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%9D%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9+%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B9+%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0+19+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+2006+%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0&from_search=1

Источник: https://zakon.ru/blog/2012/06/21/predely_neustanovlennogo_v_kvalifikacii_narkoprestuplenij

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.