Вещественные доказательства и иные документы

Уголовное право, гражданское право

Вещественные доказательства и иные документы

Страница 1 из 3

В качестве доказательств по уголовному делу могут быть использованы не только протоколы следственных действий, но и иные документы, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК (ч. 1 ст. 84).

Отличие иных документов от протоколов следственных действий и судебного заседания заключается в том, что они: составлены в свободной от уголовно-процессуальных предписаний форме органами и лицами, не являющимися официальными участниками уголовного процесса.

Иные документы появляются в уголовном деле, если можно так сказать, «в готовом виде» [1], поскольку процессуальный закон не регламентирует процедуру их составления и не предъявляет к документам никаких требований, кроме обладания способностью устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела, т.е.

свойством относимости. Полученные органом расследования или судом документы приобщаются к материалам уголовного дела и хранятся в течение всего срока его хранения.

В то же время разнообразие видов документов в силу множественности связей их содержания с предметом доказывания по уголовному делу и способов документирования обусловливает сложности определения самого понятия «документ».

Наиболее распространены документы, имеющие письменную форму.

Письменные документы — это материальные объекты, на которых «с помощью букв, цифр, стенографических, телеграфных и других знаков, условных изображений, понятных для лиц, использующих или могущих использовать данный документ» [2], запечатлены определенные сведения.

Поэтому в теории доказательств сформировалось мнение о документах как носителях знаковой информации. Материалом документа не обязательно должна быть бумага. Это может быть ткань, пергамент, кино-, фотопленка и другие материальные объекты, на которых путем нанесения знаков выражено определенное текстовое сообщение.

С учетом этого, ч. 2 ст. 84 УПК гласит, что документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и ином виде. Например, сообщение может быть передано путем математических, химических символов, графических изображений.

В определенной мере к ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, а также иные носители информации, полученные или истребованные в порядке, предусмотренном ст. 86 УПК. При этом документы, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст.

81 УПК, признаются вещественными доказательствами (ч. 4 ст. 84УПК).

В процессе обсуждения вопроса о том, имеются ли какие-либо общие критерии разграничения документов и вещественных доказательств, были высказаны разные взгляды. По мнению М. А. Чельцова, документы подтверждают что-либо своим содержанием, а вещественные доказательства — формой — внешним видом, местом и обстоятельствами обнаружения [3]. М. С.

Строгович полагал, что вещественное доказательство является индивидуальным незаменимым объектом в отличие от документов, которые удостоверяют описанные в нем факты и могут быть заменены аналогичным документом или дубликатом [4]. Считая, что эти признаки не являются универсальными, В. Г.

Танасевич предложил использовать в качестве критерия разграничения способ сохранения и передачи информации о существенных обстоятельствах дела. Документ использует для сохранения и передачи информации знаковые системы — звуки, слова, условные обозначения, с помощью которых может быть описано определенное событие, обстоятельство, действие, предмет.

Вещественное доказательство сохраняет и передает информацию, выраженную в иных признаках [5].

Разграничение документов и вещественных доказательств, имеющих различный процессуальный режим получения, приобщения к делу, хранения, исследования и использования, представляется настолько же сложным, насколько важным.

Например, автор последней из приведенных концепций, на наш взгляд, ошибочно относит дневники и письма обвиняемого, в которых подтверждается факт совершения преступления, к числу просто документов, так как они содержат лишь описание исследуемых событий и действий. Ошибка заключается в том, что устанавливаемые этими документами обстоятельства могут выходить за пределы описания, т.

е. содержания писем и дневников, свидетельствовать о так называемой виновной осведомленности. Поэтому в тех случаях, когда обвиняемый отрицает факт совершения им преступления, изобличающие его письма и дневники играют роль вещественных доказательств.

Помня об этом, при необходимости определения документа, как доказательства того или иного вида, следует руководствоваться указанным в ч. 4 ст. 84 УПК критерием: если документ обладает одним из признаков, указанных в ч. 1 ст. 81, на него распространяется режим вещественного доказательства.

Сказанное в полной мере относится к фотоснимкам, материалам кино-, видео-, звукозаписи.

Изготовленные в процессе следственного действия и служащие средством удостоверения его хода и результатов эти материалы являются составной частью или приложением к протоколу следственного действия.

Фонограммы, изготовленные в ходе прослушивания телефонных переговоров, закон называет вещественными доказательствами (ч. 8 ст. 186 УПК), поскольку их доказательственное значение заключается не только в содержании записанного разговора, но и в самом его факте.

Такой же характер носят фотографии, фонограммы и видеофильмы, представленные органам расследования суду участниками уголовного судопроизводства и органами, осуществлявшими оперативно-розыскную деятельность. Кино-и фотодокументами они могут называться лишь условно.

Источник: https://bfveteran.ru/pravo/964-inye-veshhestvennye-dokazatelstva-i-dokumenty.html

Вещественные доказательства и

Вещественные доказательства и иные документы

Михаил Бекетов, старший преподаватель Московского университета МВД РФ, кандидат юридических наук.

До введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 г. особых проблем при разграничении таких видов доказательств, как вещественные доказательства и так называемые иные документы, не существовало. Между тем разграничить их не так просто. В части 4 ст.

84 УПК РФ говорится, что документы, обладающие признаками вещественного доказательства, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, признаются таковыми (аналогичная норма содержалась и в ранее действовавшем Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 г.).

Однако в УПК РФ появился дополнительный признак, в соответствии с которым документы должны быть отнесены к вещественным доказательствам.

Последними признаются любые иные предметы и документы (помимо уже перечисленных в данной статье), которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ).

Из этого можно сделать вывод, что признаков вещественного доказательства не будут иметь документы, использование которых не обеспечивает решения таких задач. Следовательно, их надлежит рассматривать как иные документы.

Однако если документ содержит сведения, которые не служат для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела, то необходимость его наличия в материалах уголовного дела вызывает сомнение. К тому же он вообще не является источником доказательств, поскольку в соответствии с ч. 1 ст.

74 УПК РФ в качестве доказательств выступают любые сведения, на основе которых устанавливаются наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Таким образом, если исходить из содержания п. 3 ч. 1 ст.

81 УПК РФ, все документы, являющиеся доказательствами по уголовному делу, должны быть отнесены к вещественным доказательствам, а от такого вида доказательств, как “иные документы”, остается лишь название.

Другим аспектом рассматриваемой проблемы является признание вещественными доказательствами неписьменных документов. В отличие от УПК РСФСР в УПК РФ закреплено положение, согласно которому в качестве “иных документов” могут выступать материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации (ч. 2 ст. 84 УПК РФ).

В то же время фонограмма, полученная в ходе производства следственного действия “контроль и запись переговоров”, приобщается к материалам уголовного дела как вещественное доказательство (ч. 8 ст. 186 УПК РФ).

Возникают вопросы и относительно того, к какому виду доказательств из рассматриваемых могут быть отнесены результаты оперативно-розыскной деятельности, отвечающие требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

По мнению ряда авторов, результаты контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивания телефонных переговоров, снятия информации с технических каналов связи, зафиксированные с помощью технических средств или в письменной форме, а также кино-, фотосъемка, видеозапись, на которых зафиксированы оперативно-розыскные мероприятия, могут быть использованы в доказывании по уголовному делу в качестве вещественного доказательства .

См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М.: Спарк, 1996. С. 77 – 79; Шейфер С.А. Проблема допустимости доказательств требует дальнейшего решения // Государство и право. 2001. N 10. С. 50 – 53; Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. В.В. Черникова, В.Я. Кикотя. М.: Инфра-М, 2002. С. 9.; Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса России: Научно-практическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 100 – 101.

Очевидно, что данное мнение основано на буквальном толковании ч. 5 ст. 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. “Об оперативно-розыскной деятельности”.

В ней говорится, что в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Другие исследователи полагают, что полученные при проведении оперативно-розыскного мероприятия аудио-, видео-, кино- и фотоматериалы следует рассматривать в качестве иных документов.

Исключением являются лишь те случаи, когда на этих материалах запечатлен предмет или документ, который в случае его изъятия в ходе следственного действия стал бы вещественным доказательством.

В этих случаях его изображение следует рассматривать как производное вещественное доказательство .

См.: Оперативно-розыскная деятельность: совершенствование форм вхождения ее результатов в уголовный процесс: Учебно-практическое пособие. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Изд-ль Шумилова И.И., 2004. С. 78; Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам: Методическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2000. С. 75; Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000. С. 41.

В работах ряда авторов одним из критериев разграничения иных документов и документов – вещественных доказательств называют незаменимость последних . На наш взгляд, существование такого критерия вызывает сомнение.

Во-первых, один из авторов пишет, что в некоторых случаях вещественное доказательство может быть заменено, а не являющиеся вещественными доказательствами документы – незаменимы .

Ряд заслуживающих внимания доводов, опровергающих тезис о наличии у вещественных доказательств свойств незаменимости и неповторимости, отличающих их от иных доказательств, приводит в своей статье В.Л. Будников .

Во-вторых, в качестве “иных документов” могут выступать не только письменные документы. Однако далеко не всегда можно повторно провести аналогичную аудио- либо видеозапись, т.е. иные документы, не имеющие письменной формы, также могут быть незаменимы.

См.: Царева Н.П. Документы-доказательства в уголовном судопроизводстве. М.: Приор-издат, 2003. С. 49, 51; Кузнецова Н.А. Собирание и использование документов в качестве доказательств по уголовным делам. М.: ВНИИ МВД России, 2003. С. 19, 20. Царева Н.П. Документы-доказательства в уголовном судопроизводстве. М.: Приор-издат, 2003. С. 49, 51.

Будников В.Л. Вещественные доказательства в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2005. N 7. С. 12.

Для разрешения данной проблемы представляется целесообразным обратиться к смыслу термина – “вещественные доказательства”. Еще авторы фундаментального труда о доказательствах писали, что “…

не описание, а непосредственное материальное отображение признаков события составляет сущность вещественных доказательств” . К тому же в ст. 81 УПК РФ указано, что вещественными доказательствами признаются любые предметы, обладающие указанными в законе признаками, т.е.

документ становится вещественным доказательством только в том случае, когда он приобретает статус предмета, обладающего признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Доказательственное значение имеют сведения, которые предоставляет сам внешний вид документа – вещественного доказательства, в то время как иной документ интересен нам именно своим содержанием, поэтому доказательствами будут являться сведения, содержащиеся в нем.

Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Н.В. Жогин. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юридическая литература, 1973. С. 634.

Поэтому, на наш взгляд, все материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, в том числе и фонограмма, полученная в результате контроля и записи переговоров, должны иметь статус именно иных документов. Мы исходим из того, что в этом случае доказательственное значение имеет не предмет (кассета, пленка), а содержащаяся в нем (в них) информация.

Данный вывод косвенно подтверждается и установленной законодателем процедурой введения рассматриваемых видов доказательств в уголовный процесс. Перед признанием предмета вещественным доказательством он должен быть осмотрен (ч. 2 ст.

81 УПК РФ), а при осмотре могут быть выявлены только внешние признаки предмета. Фонограмма же, полученная в ходе контроля и записи переговоров, не только осматривается, но и прослушивается (ч. 7 ст.

186 УПК РФ), так как доказательственное значение будут иметь не внешние признаки фонограммы, а ее содержание.

Мы полагаем необходимым внести дополнение в ст. 84 УПК РФ. В ней по аналогии с ч. 7 и 8 ст. 186 УПК РФ следует указать, что любые документы в виде материалов киносъемки, аудио- и видеозаписи должны быть прослушаны либо просмотрены с участием понятых.

В протоколе об этом должно быть изложено содержание аудиозаписи и (или) видеоряда, имеющее отношение к делу. Фонограмма (видеозапись) приобщается в полном объеме к материалам уголовного дела на основании постановления следователя в качестве иного документа.

По нашему мнению, иным документам не следует отводить роль лишь источника справочных или удостоверительных сведений .

В литературе, на наш взгляд, слишком широко трактуется уголовно-процессуальная норма, согласно которой вещественными доказательствами признаются предметы, сохранившие на себе следы преступления (п. 1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ). Например, Н.П.

Царева считает, что видеозапись в банке, на помещение которого совершено разбойное нападение, фотоснимок момента передачи взятки в силу того, что на них запечатлено событие преступления, должны быть отнесены к вещественным доказательствам как объекты, запечатлевшие его следы.

В то же время аудио- или видеоноситель информации, на котором записаны какие-либо сведения о преступлении, не является предметом со следами преступления, так как сам носитель информации (пленка, диск) на себе следов преступления не содержит.

См.: Царева Н.П. Указ. соч. С. 45.
Там же. С. 47.

Как представляется, в ч. 5 ст. 8 Закона об ОРД вообще не следует указывать, что фонограмма и бумажный носитель записи переговоров, переданные следователю, приобщаются последним к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Порядок признания предметов доказательствами регламентируется нормами уголовно-процессуального законодательства, поэтому следователь, основываясь именно на указанных нормах, решает, в каком качестве он будет приобщать к делу данные источники информации.

Полагаем уместным в связи с рассматриваемым вопросом провести небольшой сравнительный анализ норм УПК РФ и ГПК РФ, которыми регулируются основания и порядок использования вещественных доказательств. В ГПК РФ 2002 г. более четко, чем в УПК РФ, дается понятие последних.

Вещественными доказательствами в гражданском процессе являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

То есть речь опять же идет о внешних, физических свойствах предмета (ст. 73 ГПК РФ).

В ГПК РФ не предусмотрено такого вида доказательств, как иные документы, но зато названы два самостоятельных вида доказательств – письменные доказательства, аудио- и видеозапись (абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Под письменными доказательствами понимаются различные документы и материалы, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ч. 1 ст. 71 ГПК). В учебнике по гражданскому процессу поясняется, что отличительной особенностью письменных доказательств является то, что необходимые сведения воспринимаются из содержания текста.

А в тех случаях, когда вещественные доказательства представляют собой некие предметы с нанесенным текстом, информация содержится не в тексте, а в свойствах предмета .

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник “Гражданский процесс” (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации – Городец, 2007 (издание второе, переработанное и дополненное).

Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец-издат, 2003. С. 273.

Таким образом, в гражданском процессе рассматриваемых нами проблем фактически не существует, так как в ГПК РФ содержатся четкие критерии отнесения документов к определенным видам доказательств.

Для того чтобы и в уголовном судопроизводстве не было сложностей с разграничением вещественных доказательств и иных документов, на наш взгляд, необходимо:

  1. исключить из п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ положение, согласно которому вещественными доказательствами признаются документы, могущие служить средствами обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела;
  2. дополнить ст. 84 УПК РФ по аналогии с ч. ч. 7, 8 ст. 186 УПК РФ указанием на то, что документы в виде материалов киносъемки, аудио- и видеозаписи должны быть прослушаны и (или) просмотрены с участием понятых и специалистов, о чем составляется протокол; фонограмма, кино- и видеопленка в полном объеме приобщаются к материалам уголовного дела на основании постановления следователя в качестве иного документа;
  3. внести в ч. 8 ст. 186 УПК РФ изменение, в соответствии с которым фонограмма, полученная в ходе контроля и записи переговоров, должна приобщаться к материалам уголовного дела не как вещественное доказательство, а как иной документ;
  4. исключить из ч. 5 ст. 8 Закона об ОРД указание на то, что следователем должны быть приобщены к уголовному делу передаваемые ему фонограмма и бумажный носитель записи переговоров только в качестве вещественных доказательств.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/18740-veshhestvennye-dokazatelstva-inye-dokumenty-problemy-razgranicheniya

Уголовный процесс. ОТГРАНИЧЕНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ОТ ИНЫХ ДОКУМЕНТОВ Вещественные доказательства и иные документы наряду с показаниями подозреваемого

Вещественные доказательства и иные документы

ОТГРАНИЧЕНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ОТ ИНЫХ ДОКУМЕНТОВ

Вещественные доказательства и иные документы наряду с показаниями подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключением и показаниями эксперта, протоколами следственных и судебных дей­ствий являются самостоятельными видами судебных доказательств. Вскрыть природу вещественных доказательств и иных документов – значит определить то общее, что свойственно им, как судебным доказательствам и то особенное, что разграничивает их друг от друга и от других видов доказательств.' О различии документов как вещественных доказатель­ствах говорится в ст. 81 УПК РФ, и о документах самосто­ятельных доказательствах речь идет в ст. 84 УПК РФ. В соответствии со ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы: 1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; 2) на которые были направлены преступные дей­ ствия; 3) иные предметы и документы, которые могут слу­ жить средствами для обнаружения преступления и ус­ тановления обстоятельств уголовного дела. Все вышеуказанные предметы и документы приоб­ретают статус вещественного доказательства лишь пос­ле того, как они будут обнаружены и изъяты в ходе рас­следования, осмотрены и соответствующим постанов­лением следователя признаны вещественными доказа­тельствами и приобщены к уголовному делу.2 Круг предметов, которые могут получить статус вещественных доказательств заранее определить невоз­можно, что и нашло своё отражение в формулировке ч. 1 ст. 81 УПК РФ «Вещественными доказательствами признаются любые предметы». К таким источникам могут быть отнесены, например, предметы, сохранив­шие следы подготовки преступления, свидетельствую­щие о пребывании обвиняемого в месте совершения преступления, следы ремонта помещения транспорт­ного средства, в котором (либо с помощью которого) совершено преступление и т.д. В словосочетании «лю­бые предметы», содержащемся в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, обращает на себя внимание использование прилага­тельного «любые». В русском языке слово «любой» означает «какой угодно», «всякий», «каждый».3 Зна­чит круг сведений, которые могут убедить следователя и суд в существовании тех или иных обстоятельств, за­коном не ограничен. Кроме того, только в ст. 81 УПК РФ, законодатель называет «любые предметы» как ро­довое понятие, тогда как в ст. 81,86 и ряде других статей УПК РФ именует их уже «предметы» без прилагатель­ного «любые». Однако преобразование словосочета­ния «любые предметы» в тождественный термин «предметы» законодателем в содержании действующего УПК РФ не оговорено. Согласно ст. 84 УПК РФ «Иные документы допуска­ются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоя­тельств, указанных в ст. 73 настоящего Кодекса». Документы могут содержать сведения, зафиксиро­ванные как в письменном, так и в ином виде. К ним мо­гут относиться материалы фото- и киносъёмки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, получен-

ные, истребованные или представленные в порядке, ус­тановленном статьей 86 настоящего Кодекса». Осмыс­ливая эти предписания, приходим к выводу, что законо­датель пользуется двойной терминологией: «докумен­ты» и «письменные документы». Полагаем, что оба эти понятия в содержании УПК РФ им отождествляются. Однако это отождествление им в законе не оговорено.

Документы приобщаются к материалам уголовно­го дела и хранятся в течение всего срока его хранения. По ходатайству законного владельца изъятые и приоб­щенные к уголовному делу документы или их копии могут быть переданы ему.

Документы, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, признаются вещественными дока­зательствами.

Какой-либо процедуры приобщения к делу подоб­ных документов закон не предусматривает. В этом и нет надобности, поскольку из самого документа видно, кем, когда, в связи с чем он составлен, какие обстоя­тельства удостоверяет.4

При анализе ч. 3 ст. 81 УПК РФ не трудно видеть то, что законодатель, к сожалению, принял, как мы полага­ем, ошибочное решение, включив в число веществен­ных доказательств «иные документы».

Вместо отгра­ничения некорректно, по нашему мнению, отождеств­лять соединительным союзом «и» два самостоятель­ных вида доказательств «иные предметы» и «иные до­кументы» в одно понятие вещественные доказательства. Тем более ни законодатель, ни Ф.Н.

Багаутдинов5 не сочли необходимым указать, что документы, обладаю­щие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, при­знаются вещественными доказательствами.

Источник: https://studopedia.ru/9_69963_ugolovniy-protsess.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.