Вина и квалификация преступлений

Вина и квалификация преступлений

Вина и квалификация преступлений

     Следовательно, если диспозиция статьи не конкретизирует форму вины, то предусмотренное данной нормой преступление может быть только умышленным4.

     Лица, отбывающее наказание за неосторожные преступления, могут быть условно- досрочно освобождены от дальнейшего отбывания наказания после фактического отбывания половины или 2/3 назначенного срока.

А осужденные за умышленные преступления подлежат условно- досрочному освобождению при наличии необходимых условий после фактического отбытия половины, 2/3 или 3/4 назначенного срока наказания в зависимости от категории совершенного преступления.

     Понятие “формы вины”, характеризуя психическое отношение лица, совершившего преступление, к содеянному, как раз и отражает определенное взаимоотношение элементов его сознания и воли. Следовательно, различное взаимоотношение сознания и воли лица при совершении преступления и находится в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы – на виды.

     В соответствии с действующим уголовным законодательством (ч. 1 ст. 24 УК РФ) выделяются две формы вины – умысел и неосторожность. Это значит, что вне этих форм, вины не существует. Вина может реально существовать только в установленных формах и разновидностях психического отношения лица к содеянному.

     Форма вины определяется соотношением психических элементов, образующих содержание вины, т.е.

различиями интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления.

Она указывает на способ интеллектуального и волевого взаимодействия субъекта с объективными обстоятельствами, составляющими юридическую характеристику данного вида преступления.

     Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может. Таким образом, составными элементами психического отношения, проявленного в конкретном преступлении, являются сознание и воля. Соотношение сознания и воли образует форму вины. вины обусловлено совокупностью интеллекта и воли, их соотношением.

     Форма вины учитывается в законодательстве при установлении санкций за конкретные преступления: как правило, более строгие наказания предусмотрены за умышленные преступления. Лица, впервые осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные при неосторожности, отбывают наказания в колониях – поселениях (п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ).

     Форма вины непосредственным образом влияет на степень общественной опасности соответствующего преступления. Умысел традиционно рассматривается как более тяжкая форма вины по сравнению с неосторожностью.

     В описание тех или иных видов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, всегда входит определенная форма вины или она предполагается.

Поэтому формы вины в плане общего учения о преступлении именуются обязательными признаками.

Остальные компоненты вины (мотив, цель, эмоции) при описании видов преступлений предусматриваются редко, что позволяет отнести их к факультативным признакам.

     Субъективная сторона преступления и все признаки ее образующие, т.е.

конкретные формы вины и ее элементы, мотив, цель, а также чувства и эмоции могут быть таким образом познаны и достоверно установлены в каждом конкретном случае путем исследования обстоятельств совершенного преступления и, прежде всего, исследования характера, направленности и формы действия. Все обстоятельства, влияющие на характер и степень общественной опасности совершенного преступления, должны преломиться через содержание той формы вины, которая присуща вменяемому лицу.

     Определение наличия и степени вины является завершающим этапом в решении вопроса об ответственности и наказуемости.

     Таким образом, рассмотрев вопросы, связанные с понятием вины и ее формами в Российском уголовном законодательстве мы можем перейти к вопросам квалификации преступлений и их взаимосвязи.      

3. Понятие квалификации преступления.

     Квалификация преступления является центральным звеном применения закона, и выявление ее содержания имеет большее для право применения.

     Квалифицировать – это, значит, дать оценку какому-нибудь явлению, процессу, познать его существенные стороны, черты через соотнесение с другим явлением, социальная значимость которого уже выявлена. Однако согласно суждениям В.Н. Кудрявцева В.Н.

«Квалифицировать – это значит относить некоторое явление по его качественным признакам, свойствам к какому – либо разряду, виду, категории, В области права квалифицировать – значит дать ему юридическую оценку, указать соответствующую правовую норму, содержащую признаки этого преступления».

     Квалификация преступления означает его юридическую оценку с точки зрения уголовного закона.

Под квалификацией понимается установление и закрепление в процессуальных документах соответствия между юридическими признаками реального общественно опасного деяния и признаками, законодатель в норме Особенной части УК сконструировал состав данного преступления, создавая его законодательную модель.

С момента возбуждения уголовного дела и до вынесения приговора органами дознания, следствия и суда стоит задача наметить, уточнить и, наконец, точно определить квалификацию совершенного преступления.

Окончательная квалификация преступления закрепляется в обвинительном приговоре суда и означает полное совпадение, тождество между юридическими характеристиками реального деяния и совокупностью юридических признаков, описанных в уголовно-правовой норме. Квалификация должна быть обоснованной, т.е. опираться на установленные факты; точной, т.е.

содержать ссылку не только на определенную статью УК, но и ту ее часть и на те пункты, в которой данное преступление описано с максимальной детализацией; наконец, полной, т.е. содержать ссылку на все уголовно-правовые нормы, в которых предусмотрены совершенные преступления. Если, например, преодолевая сопротивление потерпевшей, насильник задушил жертву, то преступление недостаточно квалифицировать как убийство, сопряженное с изнасилованием (п.«к» ч. 2 ст. 105 УК), а необходимо квалифицировать его и как покушение на изнасилование (по ст. 30 и 131 УК).

     Говоря о квалификации не только как об установлении, но и как о процессуальном закреплении соответствия между юридическими признаками реально совершенного деяния и его законодательной моделью, мы имеем ввиду официальную квалификацию, которая осуществляется органами предварительного расследования и судом. Но квалификация может быть и неофициальной (осуществляемой студентами, преподавателем и т.д.), тогда она не включает в себя такого элемента как процессуальное закрепление.

     Квалификация – это процесс динамичный, который на различных этапах производству квалификации по тому или иному делу имеет свои особенности и специфику. В общей форме можно сказать, что, осуществляя квалификацию преступления на различных стадиях правоприменительного процесса, идут «от незнания к полному знанию».

Так, в начале работы с делом по факту преступления нередко имеется минимальный объем сведений о совершенном преступлении.

По мере расследования преступного деяния количество, объем фактов увеличиваются, и к моменту окончания расследования и составления обвинительного заключения органы следствия должны обладать всеми данными о совершенном преступлении.

     Квалификации преступления только на первый взгляд присуща статичность. В действительности эта статичность является относительной. Лишь, будучи закрепленной, в судебном приговоре, вступившем в законную силу, квалификация преступления становится устойчивой.

     И действительно, понятие квалификации преступления имеет два значения:

     1) процесс установления признаков того или иного состава преступления в действиях лица;

     2) результат этой деятельности – официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте соответствия признаков совершенного деяния составу преступления.

     Рассматривая квалификацию преступления как деятельность, можно сказать, что она представляет собой сложный познавательный процесс, сущность которого заключается в отражении в нашем сознании объективно существующих событий действительности.

Рассматривая же квалификацию как результат этого процесса, можно сделать вывод, что она включает в себя вывод о наличии состава определенного преступления и, следовательно, о той конкретной норме закона, которая должна применяться к виновному.

     Рассматривая квалификацию преступления в виде процесса и в виде результата, необходимо иметь в виду их тесную взаимосвязь.

Поэтому в определении понятия квалификация преступления следовало бы совместить оба его значения и определить квалификацию преступления как установление и юридическое закрепление точного соответствия между фактическими признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного нормой права, квалификацию преступления.

     Понятие квалификации можно существенно уточнить, если правильно определить ее место в процессе применения правовой нормы.

     Применение нормы права есть одна из форм ее реализации в жизни. Под применением нормы права принято понимать совокупность действий, которые заключаются в рассмотрении конкретных дел, в принятии по ним решений и издании соответствующих актов, оформляющих реализацию правовых норм в отношении конкретных субъектов.

     С точки зрения общей теории права, понятие применения нормы права включает:

     а) анализ фактических обстоятельств дела;

     б) выбор (отыскание) соответствующей нормы;

     в) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и установление его силы;

     г) уяснение смысла и содержания нормы;

     д) толкование нормы;

     е) принятие решения и издания акта, закрепляющего это решение.

     Квалификация преступления является только частью процесса применения юридической нормы.

Нельзя поэтому признать вполне точным утверждение, что «процесс квалификации преступления есть применение закона к конкретному жизненному случаю.

Это определение охватывает и квалификацию, и толкование закона, и даже последующую деятельность исправительно-трудовых учреждений, ведающих исполнением приговора.

     Квалификация преступления охватывает лишь ту часть процесса применения нормы права, которая заключается в выборе юридической нормы и закрепление этого выбора в решении по делу.

     Квалификация преступления ближе всего стоит к последней стадии процесса применения нормы права: принятию решения и изданию акта, закрепляющего это решение.

Однако квалификацией преступления не заканчивается процесс применения нормы права.

Даже приняв решение об определенной квалификации содеянного и закрепив его в приговоре, суд может отказаться от применения наказания к виновному на основании норм, допускающих передачу лица на поруки или иного суда.

     Таким образом, квалификация преступления есть лишь один из этапов применения нормы права, состоящий в решении о том, какая именно юридическая норма предусматривает совершенное преступление, и в закреплении этого решения в правовом акте судебного органа.

Во всех стадиях уголовного процесса производится квалификация содеянного.

Как следователь, так и суд реализует при этом все этапы применения норм права, выяснение смысла закона, выявление обстоятельств дела, толкование нормы и подведения под нее данный конкретный случай.     

4. Влияние вины на квалификацию преступлений

     Рассмотрим несколько направлений, по которым вина влияет на квалификацию преступлений. Прежде всего, квалификация зависит от формы вины.

     Ответственность за некоторые преступления в уголовном законе дифференцируется в зависимости от того, с какой формой вины совершено деяние.

Так, за убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества предусмотрена ответственность специальными нормами с достаточно суровыми санкциями, а за эти же деяния, но совершенные по неосторожности, назначается менее строгое наказание по другим нормам. Следовательно, в этих случаях форма вины определяет квалификацию за деяния, неразличимые по объективным признакам.

     Квалификация преступления нередко зависит от направленности умысла на причинение вреда избранному объекту определенным способом. Эта зависимость наглядно проявляется при квалификации хищения, ответственность за которое дифференцируется в законе по формам хищения, т.е. по способу незаконного завладения имуществом5.

     Квалификация преступлений может зависеть и от направленности умысла на совершение деяния конкретным способом, имеющим значение не обязательного, а квалифицирующего признака6.

     В соответствии с действующим законодательством кража, грабеж и разбой считаются совершенными при отягчающих обстоятельствах, если они совершены с проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. Для квалификации преступлений по соответствующим статьям УК РФ необходимо установить, что умысел виновного был направлен на совершение деяния именно этим способом.

     Направленность умысла на совершение деяния определенным способом нередко влияет на квалификацию преступлений против личности. Так, УК РФ относит к квалифицированным видам убийства, в частности, убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105). В соответствии с разъяснением, содержащимся в п.

3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст.

 105 УК РФ)», «при решении вопроса о направленности умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения»7. О направленности умысла на причинение потерпевшему особых страданий как квалифицирующем признаке убийства в п. 8 названного постановления указано: «Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение пищи, воды и т. п.)»8.

Источник: https://www.stud24.ru/criminal-law/vina-i-kvalifikaciya-prestuplenij/363548-1135830-page2.html

Читать

Вина и квалификация преступлений
sh: 1: –format=html: not found

Введение

Сущность закрепленного в ст. 3 УК[1] принципа законности состоит в неуклонном соблюдении каждой уголовно-правовой нормы в точном соответствии с ее буквой и духом.

Это возможно при обязательном соблюдении следующих условий: во-первых, должны быть правильно поняты цель принятия, смысл и буква данной нормы с учетом ее места в системе уголовного права; во-вторых, должно быть бесспорно установлено наличие всех необходимых предпосылок применения этой нормы, с тем чтобы конкретный случай полностью соответствовал его нормативной характеристике.

Понятие «применение нормы права» охватывает: 1) анализ фактических обстоятельств дела; 2) выбор (отыскание) соответствующей нормы; 3) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и установление его силы; 4) уяснение смысла и содержания нормы; 5) толкование нормы; 6) принятие решения и издание акта, закрепляющего это решение[2]. В процессе применения нормы права квалификация правонарушения занимает важнейшую часть, сводящуюся к отысканию той единственной нормы, которая точно соответствует признакам реально совершенного правонарушения, к принятию решения о применении данной нормы и изданию акта, закрепляющего это решение. Место квалификации преступления в процессе применения уголовно-правовой нормы образно характеризует А. И. Бойко: «Она представляет срединный этап применения уголовного закона, венчает предварительный труд юристов по установлению события преступления, соединяет жизнь и сухие формулы закона. Констатация полного сходства обстоятельств деликта с текстом закона предопределяет, в свою очередь, вид и меру наказания»[3].

Таким образом, квалификация правонарушения, в частности преступления, составляет важнейшую задачу правоприменительных органов и юридической, в том числе уголовно-правовой, науки.

Проблема квалификации преступлений в отечественной науке уголовного права затрагивалась еще в дореволюционный период, но глубокому специальному исследованию не подвергалась. Работа А. А. Герцензона «Квалификация преступлений», опубликованная в 1947 г., была первым монографическим исследованием поставленной проблемы.

Однако цельная теория квалификации была построена лишь в работах В. Н. Кудрявцева «Теоретические основы квалификации преступлений» (1963 г.) и «Общая теория квалификации преступлений» (1972 г., переиздана в 1999 г.), а затем продолжена и развита в трудах его последователей: И. В. Андреева, Е. В. Благова, Ф. Г. Бурчака, Б.

С. Волкова, Л. Д. Гаухмана, Н. И. Коржанского, Б. А. Куринова, Г. А. Левицкого, А. В. Наумова, Ю. Ю. Соковых, С. А. Тарарухина и других ученых. Однако еще не все аспекты проблемы квалификации преступлений разработаны с исчерпывающей полнотой, не по всем из них достигнуто взаимопонимание и согласие между исследователями.

Многими исследователями обращалось внимание на то, что в числе уголовных дел, по которым вышестоящими судебными инстанциями изменялась квалификация преступлений, большинство составляли дела, по которым суды давали неправильную оценку субъективным признакам состава преступления.

Поведение человека, в том числе и противоправное, представляет органическое единство внешней (физической) и внутренней (психологической) сторон. Поэтому и правонарушение характеризуется с помощью признаков, относящихся не только к внешней, но и к внутренней стороне.

Каждый из этих признаков, включая признаки субъективной стороны, должен быть исчерпывающе исследован в случаях применения правовой нормы компетентным органом, чтобы юридическая характеристика конкретного правонарушения полностью совпадала с законодательным его описанием.

Это требование приобретает особую важность для уголовного закона, поскольку малейшее отступление от принципа законности при применении норм уголовного права может повлечь особенно тяжкий, а подчас и неустранимый вред, серьезно подорвать престиж права и породить недоверие к нему.

Между тем в практике еще встречаются случаи осуждения за причинение вредных последствий без вины, нередки факты неправильной квалификации деяния из-за ошибочного вывода о форме вины либо неверной оценки мотивов и целей преступления, а также назначения наказания, не соответствующего степени вины правонарушителя.

Удельный вес подобных ошибок достигает 40–50 % в общей массе судебных ошибок. Они могут быть обусловлены различными причинами.

Во-первых, процесс установления и доказывания признаков субъективной стороны преступления, как правило, более сложен, чем установление объективных обстоятельств совершения преступления.

К тому же лицо, совершившее общественно опасное деяние, чаще всего считает себя невиновным, или заявляет о своей невиновности, или стремится представить свои действия как неумышленные, тем самым затрудняя процесс познания субъективного содержания преступления.

Во-вторых, законодательное описание многих преступлений не содержит четкой юридической характеристики субъективной стороны, что не способствует однозначному и единообразному пониманию психологического содержания данного вида преступлений работниками судебных и следственных органов.

В-третьих, некоторые работники правоприменительных органов недооценивают значение субъективных признаков, поэтому поверхностно исследуют либо вообще оставляют в тени вопросы о форме и содержании вины, о мотивах и целях преступления, особенно в случаях, когда эти признаки не влияют на квалификацию деяния.

В-четвертых, в практике «нередко видно вольное толкование таких, например, институтов уголовного права, как субъективная сторона преступления, вина, цели, мотивы и т. д.»[4].

В результате содержание умысла и неосторожности раскрывается в некоторых приговорах с помощью формулировок, не совпадающих с законодательным описанием форм вины, а это мешает вышестоящим судебным органам проверить правильность содержащихся в приговоре выводов суда о субъективной стороне преступления.

Перечисленные и некоторые другие причины судебных ошибок, связанных с неверной оценкой признаков субъективной стороны преступления, существенно затрудняют единообразное применение уголовного закона и подрывают уважительное отношение к судебному приговору.

Изложенными соображениями продиктована необходимость ограничиться в настоящем пособии исследованием проблемы квалификации преступлений именно по субъективным признакам состава.

Влияние же на квалификацию объективных признаков исследуется только через призму их отражения в психике правонарушителя.

Огромная практическая важность и теоретическая сложность проблемы субъективной стороны преступления побудили многих ученых обратиться к научному исследованию многих ее аспектов. Несмотря на большой объем литературы, посвященной субъективной стороне преступления (работы Б. С. Волкова, Е. В. Ворошилина, М. С. Гринберга, П. С. Дагеля, Ю. А. Демидова, Г.

А. Злобина, В. Е. Квашиса, Г. А. Кригера, В. В. Лунева, В. Г. Макашвили, Р. И. Михеева, В. А. Нерсесяна, Б. С. Никифорова, Б. Я. Петелина, Ш. С. Рашковской, Т. Л. Сергеевой. С. В. Склярова, К. Ф. Тихонова, И. М. Тяжковой, М. Г. Угрехелидзе, Б. С. Утевского, Б. В. Харазишвили, В. А. Якушина и др.), эта проблема еще до конца не изучена.

На современном уровне развития науки уголовного права потребностями практики диктуется все более углубленное изучение прикладных аспектов субъективной стороны преступления, в том числе проблемы влияния вины, цели и мотивов на квалификацию преступлений, а также особенности содержания субъективной стороны при соучастии в преступлении, при неоконченном преступлении и т. д.

Значительные сложности на практике вызывают и вопросы квалификации преступлений, субъект которых в законе характеризуется дополнительными специальными признаками. Например, закон (ч. 4 ст.

34 УК) создал практически неразрешимую ситуацию для квалификации действий лица, не являющегося субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части УК, которое непосредственно участвовало в совершении преступления, то есть выступало в качестве исполнителя.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=265994&p=30

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.