Вина в международном праве

Вина субъекта международного права и ее формы

Вина в международном праве

Вина – это неправомерно реализована воля субъекта международного права, которая реализована в противоправном поведении его органов.

Формы вины:

а) умысел;

б) неосторожность.

При умысле субъект преднамеренно нарушает свои международные обязательства (осуществляет акт агрессии, передает технологию и компоненты ядерного оружия другому государству, применяет оружие массового уничтожения и т.д.).

При неосторожности субъект нарушает свои международные обязательства путем их ненадлежащей реализации (не обеспечена надежная охрана ядерных технологий и произошло их хищение, не обеспечена надежная охрана дипломатического представительства и произошло нападение на дипломатическое представительство и т.д.).

5. Состав международного правонарушения

Для понимания сущности международного правонарушения важно установить не только его юридические признаки, но и определить юридический состав международного правонарушения, т.е. установить совокупность обязательных элементов правонарушения.

Состав правонарушения включает в себя следующие классические элементы:

– объект,

– объективная сторона,

– субъект,

– субъективная сторона.

Объект международного правонарушения – это совокупность общественных отношений, охраняемых правом, это то, на что посягает правонарушитель (существующая система международных отношений, международный правопорядок, право субъектов международного права, права и свободы человека и т.п.).

Объективная сторона международного правонарушения – это действие / бездействие субъекта, нарушающего международно-правовые обязательства ипричинившего вред международным отношениям, а также способ, место, время, средства совершения правонарушения и другие обстоятельства. В составах конкретных правонарушений могут присутствовать различные признаки, но обязательным является действие (бездействие). Большинство правонарушений выражается в виде действий.

Субъекты международных правонарушений – это государства и иные субъекты международного права, а также юридические и физические лица, совершившие международно-противоправные деяния.

Субъективная сторона международного правонарушения – это отношение правонарушителя к совершенному им деянию и его последствиям. Субъективная сторона правонарушения выражается в вине3.

Только за виновное противоправное действие / бездействие наступает юридическая ответственность. Субъективная сторона может выражаться как в форме умысла, так и в форме неосторожности. Однако в отличие от внутреннего права этот элемент состава в международном праве разработан не столь подробно.

Так, в конвенциях часто используются термины «преднамеренное», «предумышленное» и т.д.

В то же время особенностью международного права является то, что некоторые составы международных правонарушений не содержат всего комплекса элементов и в ряде случаев субъективная сторона в них не зафиксирована.

Речь идет о так называемой «ответственности независимо от вины», в частности, об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности (например, ядерными объектами, воздушными судами, космическими объектами и т.д.).

6. Предмет международных правонарушений:

– общепризнанные принципы международного права;

– международные договоры;

– права, честь и достоинство государства и его имущественные права;

– права международных организаций;

– права и интересы наций и народов;

– права физических и юридических лиц;

– неприкосновенность дипломатических и консульских представительств, постоянных представительств государств и международных организаций друг при друге и их персонала.

7. Основные формы противоправного поведения государства выражаются в его несоблюдении своих международных обязательств, что проявляется в следующем:

– нарушение прав других субъектов международного права;

– нарушение прав физических и юридических лиц;

– самовольные действия физических и юридических лиц;

– противоправная деятельность на территории данного государства органов других государств и межгосударственных организаций;

– поведение любого из его органов, действующего в своем официальном качестве, независимо от занимаемого им места в системе государственных органов страны,

а) деятельность законодательных органов (принятия нормативного акта, противоречащего международным обязательствам государства; непринятие необходимого международно значимого закона; неотмена закона, противоречащего международным обязательствам государства, и т.д.);

б) деятельность исполнительных органов власти (поведение внутригосударственных и зарубежных органов и должностных лиц, нарушающее международные обязательства государства; поведение вооруженных сил государства, нарушающее его международные обязательства, и т.д.).

в) деятельность судебных органов (нарушение международных норм и стандартов судопроизводства; запрет доступа иностранцев в национальные суды; судебное решение, принятое в нарушения международных обязательств государства; явно несправедливое решение; ошибка суда, приведшая к нарушению международных обязательств государства, и т.д.);

г) действия государственных органов за пределами их компетенции, нарушающие международные обязательства государства и порождающие его международно-правовую ответственность;

д) бездействие органов государства в связи с противоправным поведением частных лиц, политических партий и общественных организаций (покушение на представителя иностранной государства; бездействие при совершении покушения на честь и достоинство иностранного государства, например, оскорбление флага; организация вооруженных отрядов в поддержку мятежа, и т.д.).

– поведение любого иного образования, не являющегося органом государства, или любого лица, которые уполномочены выступать от имени государства и осуществлять его властные полномочия,

– поведение лица или группы лиц, которые действуют под руководством или контролем этого государства,

– поведение любой иной организованной группы или лица, которое признается данным государством как поведение самого государства.

Источник: https://cyberpedia.su/6x6c58.html

Деликт и вина

Вина в международном праве

1. Деликтные обязательства

Обязательства возникают в том числе вследствие причинения вреда (п. 2 ст. 307 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При этом положения ст. 1064 ГК РФ не следует толковать ограничительно. Так, в частности:

– вред может быть причинен любому имуществу, которым могут быть как вещи, так и имущественные права [1];

– деликтная ответственность может наступить в связи с двойным отчуждением вещи [2];

– допускается возмещение юридическому лицу нематериального (репутационного) вреда [3].

По общему правилу, обязательство вследствие причинения вреда возникает при наличии совокупности следующих условий:

– наступление вреда,

– противоправность поведения причинителя вреда,

– причинно-следственная связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда,

– вина причинителя вреда.

На данный состав неоднократно указывал и продолжает указывать Конституционный Суд РФ [4].

Можно сказать, что условия возникновения деликтного обязательства и условия ответственности за причиненный вред совпадают, обязательство вследствие причинения вреда имеет своим содержанием ответственность за причиненный вред.

Наличие условий возникновения деликтного обязательства должен доказать потерпевший (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ/ч. 1 ст. 65 АПК РФ), при этом в силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ наличие вины причинителя вреда презюмируется (о противоправности поведения причинителя вреда чуть далее).

«По общему правилу» – так как существуют исключения. К примеру, обязанность возмещения вреда может быть возложена законом на лицо, не являющееся причинителем вреда (абз. 2 п. 1 ст. 1064 ГК РФ); в случаях, предусмотренных законом, подлежит возмещению вред, причиненный правомерными действиями (абз. 1 п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1082 ГК РФ способов возмещения вреда два: 1) возместить вред в натуре или 2) возместить причиненные убытки.

Говоря о возмещении причиненных убытков, истец дополнительно столкнется с обязанностью доказать их размер.

Однако необходимо отметить, что в настоящее время это не должно вызывать существенных затруднений: размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности; в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить [5].

Довольно странно, конечно, что положение п. 5 ст. 393 ГК РФ решили разместить именно среди норм гл. 25 ГК РФ, регулирующих ответственность за нарушение обязательств, но, благо, Верховный Суд РФ более чем прямо указал на применение этого подхода и при возмещении убытков за причинение вреда.

2. Принцип генерального деликта

В широком смысле все деликтное право по признаку его систематизации условно может быть разделено на два больших пласта: 1) централизованное (унитарное) деликтное право, в основе которого лежит принцип генерального деликта; 2) децентрализованное (плюралистическое) деликтное право, исходящее из существования лишь отдельных видов правонарушений, при отсутствии общего принципа, который дал бы возможность определить признаки гражданского правонарушения. При этом некоторые юрисдикции могут быть отнесены к системам смешанного деликтного права [6].

Принято считать, что в нашем праве принцип генерального деликта выражен в п. 1 ст. 1064 ГК РФ: «подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред» [7].

Во Франции принцип генерального деликта выражен более явно: любое действие человека, причиняющее другому вред, обязывает лицо, виновное в его причинении, этот вред возместить (ст. 1382 ФГК).

То есть согласно принципу генерального деликта само по себе причинение вреда уже может служить основанием возникновения деликтного обязательства (в отличие от сингулярных деликтов, в которых ответственность предусмотрена за отдельные виды деликтов с конкретными фактическими составами [8]).

Встречается позиция, согласно которой в объем понятия «генеральный деликт» входят все условия ответственности за причиненный вред (в том числе и вина), но мне ближе позиция, согласно которой принцип генерального деликта означает только то, что всякое причинение вреда презюмируется противоправным [9]. Из этого исходил и Высший Арбитражный Суд РФ [10].

3. Вина в гражданском праве

ГК РФ выделяет следующие формы вины: умысел и неосторожность. Неосторожность, в свою очередь, разделяется на простую и грубую.

При этом ГК РФ не содержит определение понятия вины, но абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ позволяет его сформулировать через определение понятия невиновности: вина состоит в непроявлении должником той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота [11].

Такое определение вины как условия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства позволяет для соответствующих случаев отграничить ее от уголовно-правовых взглядов. Последние, как известно, определяют вину как предполагаемое психическое отношение лица к своим действиям и их последствиям.

Таким образом, вина переводится из области труднодоказуемых субъективных психических ощущений конкретного человека в область объективно возможного поведения участников имущественных отношений, где их реальное поведение сопоставляется с определенным масштабом должного поведения [12].

Некоторые коллеги, кстати, небезосновательно отмечают (Репин Р.Р.), что «психологический» и «объективный подход» – это все об одном и том же, но разными словами. Полагаю, что в отношении неосторожности это действительно весьма близко к истине (развеять сомнения поможет текст ст. 26 УК РФ). Относительно же умысла вопрос чуть тоньше.

4. Различие форм вины

Исходя из текста абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, поведение лица сопоставляется с определенным масштабом должного поведения как применительно к неосторожности, так и к умыслу.

Это подтверждает и Верховный Суд РФ: в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства [13].

Однако ГК РФ не раскрывает сами понятия умысла и неосторожности, не определяет границу между простой и грубой неосторожностью.

С одной стороны, это, по сути, не является проблемой, так как в гражданском праве различие форм вины редко имеет юридическое значение – для наступления ответственности в подавляющем большинстве случаев достаточно наличия любой формы вины.

То есть в гражданских правоотношениях, по сути, значение имеет не вина как условие ответственности, а доказываемое делинквентом отсутствие вины как основание его освобождения от ответственности.

С другой стороны, ГК РФ содержит немало положений, которые указывают именно на определенные формы вины: п. 3 ст. 401 ГК РФ, п. 1 ст. 693 ГК РФ, п. 4 ст. 720 ГК РФ, etc.

И даже Конституционный Суд РФ не смог сформулировать некие (хотя бы совсем уж ориентировочные) критерии, для отграничения простой неосторожности от грубой.

Ограничился следующим: «[в]опрос же о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств.

При этом, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что также не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина» [14].

Чего уж говорить о разграничении умысла и грубой неосторожности.

На мой взгляд, если рассматривать вину как условие ответственности за нарушение обязательств, вполне разумна позиция, озвученная на одном из НКС М-Логос Ширвиндтом А.М.: когда мы боимся разрушить границу между умыслом и грубой неосторожностью, мы исходим из ложной посылки, что она есть.

Отделение же простой неосторожности от грубой/умысла – это вопрос конкретных обстоятельств конкретного дела и применение судом критерия «существенность».

5. Умысел делинквента

Применительно к вопросу о вине как условию возникновения деликтного обязательства нельзя не отметить постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Так, в п. 23 данного постановления разъяснено: «[п]од умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид)».

Такой взгляд на умысел практически идентичен положениям ст. 25 УК РФ, раскрывающим соответствующее понятие в уголовном праве.

Следовательно, умысел потерпевшего в рамках деликтной ответственности следует понимать именно как психическое отношение лица к деянию и его последствиям.

Возникает вопрос: следует ли аналогично, через установление психического отношения лица, определять наличие умысла у причинителя вреда (к примеру, при применении п. 3 ст. 1083 ГК РФ) и отделять умысел и грубую неосторожность в рамках деликтной ответственности?

 

[1] Гутников О.В. Деликтная ответственность за нарушение относительных прав: перспективы развития в российском праве // Закон. 2017. № 1.

[2] Определение Верховного Суда РФ от 22.05.2017 № 303-ЭС16-19319.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/11/13/delikt_i_vina

2. ВИНА КАК УСЛОВИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Вина в международном праве

Во внутреннем праве считается общепризнанным, что уголовной ответственности и наказанию подлежат только лица, виновные в совершении преступления, то есть умышленно или по неосторожности совершившие предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние. Психическое отношение лица к общественно опасному деянию и к его общественно опасным последствиям образует субъективную сторону преступления. И уголовная ответственность за общественно опасное деяние возможна лишь при наличии вины лица40.

Как известно, в международно-правовой доктрине существуют разные точки зрения в отношении вины как сущностного необходимого условия международного правонарушения государства. Одним из противников признания вины в отношении государства считается Д. Анцилот-ти. .

По его мнению, вина, будучи проявлением воли как психологического акта индивида, не свойственна природе государства41. Несомненно, что на аргументацию сторонников такой точки зрения оказывает влияние распространение цивилистских концепций ответственности без вины.

В то же время многие зарубежные юристы-международники (Оппенгейм, Феодросс, Дам) и практически большинство советских юристов отстаивают концепцию виновной ответственности государства за международные правонарушения.

Исходя из представления о том, что государство как единый социальный организм обладает реальной волей, они обоснованно, на наш взгляд, полагают, что ответственность государства является следствием его виновного поведения и что наличие вины государства-правонарушителя является необходимым условием для квалификации его поведения международно-противоправным42.

Для характеристики роли вины как элемента международного правонарушения советскими юристами характерно подчеркивание того момента, что вина государства носит классовый, политический характер, поскольку государство— это классово организованный коллектив, обладающий единством воли. Делается также вывод, что поскольку государство не является простой суммой индивидов, юридических лиц и органов, то представляется неоправданной подмена вины государства виной его органов и уполномоченных.

73

Таким образом, сторонники вышеуказанных точек зрения подчеркивают, казалось бы, неправильность чисто психологического, основанного на внутриправовых концепциях подхода к вине. Однако, пытаясь дать определение вины государства, они по существу воспроизводят определение вины, характерное именно для внутреннего права, С. Б.

Крылов писал, например, что ответственность государства наступает лишь тогда, когда доказано его намерение совершить правонарушение или злой умысел в его действиях43. По мнению П. М.

Куриса, суть вины государства заключается в осознании государством противоправности своего поведения, в волевом отношении государства к результатам этого поведения, выражающемся как в желании их получить, так и в невнимательности к правам других субъектов или пренебрежении ими44.

Заметим, наконец, что среди советских юристов есть и сторонники объективного вменения. По их мнению, в международном праве вопрос о вине не связан с психическим отношением субъекта к содеянному, а решается в зависимости от наличия совокупности обстоятельств, влекущих ответственность. Поэтому они говорят о некоторой объективизации соответствующих критериев 4Б.

Последняя точка зрения, по нашему мнению, может быть обоснованной только по отношению к какому-то специфическому виду правонарушений, относящихся к отраслям права, где возникает вопрос об объективном вменении. Что же касается международных преступлений, то для них характерна совершенно очевидная роль вины как имманентного элемента этих преступлений.

Преступный умысел, агрессивное намерение animus agressionis подразумеваются в самом понятии такого тягчайшего преступления, как агрессия. Агрессия не может быть совершена ни «случайно», ни «по ошибке», подчеркивает Ю. М. Рыбаков, агрессия может быть совершена только умышленно 46.

Как известно, при разработке определения агрессии-вопрос о роли принципа агрессивного намерения стал предметом больших дискуссий.

Однако те государства, и в частности социалистические, которые выдвигали возражения в отношении предложений западных держав по этому поводу, были отнюдь не против этого принципа как такового, а лишь против фактической подмены им принципа еще большего значения, а именно принципа первенства.

Д.  Б. Левин подчеркивает, что степень вины государ-

74

ства-агрессора может иметь непалое значение при определении объема ответственности47.

Так, по послевоенным мирным договорам, объем ответственности ряда стран, воевавших на стороне Германии: Болгарии, Венгрии, Италии и Румынии, — определялся с учетом того обстоятельства, ч го они порвали отношения с Германией и объявили ей войну. Это обстоятельство было зафиксировано в преамбулах мирных договоров с этими государствами.

Умысел проявляется и при совершении военных преступлений.

Так, в Положении о законах и обычаях сухопутной войны, приложенном к 4-й Гаагской конвенции 1907 года, говорится, что «всякий преднамеренный захват, истребление или говреждение подобных (культурных, религиозных, благотворительных и т. п.) учреждений, исторических памятников, произведений художественных и научных воспрещаются и должны подлежать преследованию» 48.

Ярко выраженный умышленный характер носят преступления против человечности. Так, по ст.

II Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него под геноцидом понимаются действия, «совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-то национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую».

Международная Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него в ст. II постановляет, что акты апартеида совершаются «с целью установления и поддержания господства одной расовой группы людей над какой-либо другой расовой группой людей и ее систематического угнетения».

Наличие вины при совершении международных преступлений как сущностного условия их определения в качестве таковых и необходимость ее установления в то же время отнюдь не означают, что бремя ее доказывания лежит на пострадавшей стороне и что установление вины затрудняет возложение ответственности на делинквента.

При международных преступлениях, угрожающих миру и международной безопасности, пострадавшей стороной является по существу все международное сообщество государств, которое и выступает субъектом охранительных •отношений, субъектом претензий к государству-правонарушителю. Органы этого сообщества, и прежде всего компетентные органы ООН, как правило, подробно анализируют ситуации, свидетельствующие о международных преступлениях, и, отражая мировое общественное мнение ч своих многочисленных резолюциях, констатируют их со-

75

вершение, обосновывают их противоправность, осуждают их и требуют от соответствующих режимов их прекращения. Это ясно видно на, примере ситуаций в Южной Африке и на оккупированных Израилем арабских территориях.

По поводу совершаемых там международных преступлений ООН приняла десятки, если не сотни, резолюций.

Эти режимы никак не могут претендовать на то, что им неизвестно о противоправном с международной точки зрения характере их политики и практики.

Установление вины тех или иных государств в случае международных преступлений не представляет в то же время значительной сложности, поскольку возведенная в-ранг государственной политики и практики противоправная деятельность облекается, как правило, в форму всякого рода теорий и доктрин.

Если обычные уголовные преступники подготавливают свои деяния тайно и заинтересованы в сохранении вокруг них покрова тайны, подготовка международных преступлений и их осуществление характеризующиеся широчайшими масштабами и использованием людских и материальных потенциалов целых стран, требуют обработки общественного мнения, привлечения к участию в них широких слоев населения. Именно этим целям и служат соответствующие теории и доктрины.

Наиболее часто для этих целей используются противоречащие общечеловеческой морали и основам международного права расистские теории. Они являлись по существу основой преступлений гитлеровской Германии и милитаристской Японии и составляют краеугольный камень государственной доктрины как в Южной Африке, так и в государстве Израиль.

В фашистской Германии широкое развитие получила международно-правовая доктрина «абсолютного государственного суверенитета», являвшаяся теоретической основой отказа от выполнения международных обязательств.

Для ее обоснования использовались в соответствующем изложении также институты международного права, такие как право на самооборону, оговорка об изменившихся обстоятельствах (rebus sic stantibus) и т. п.

49

Концепции такого рода подвергались критическому анализу советскими юристами. Н. А. Ушаков писал, например: «Теория абсолютного суверенитета и отрицание какой-либо связанности государств нормами международного права служили целям обоснования безграничной экспансии и агрессии крупнейших капиталистических дер-76

жав, были направлены на «узаконение» полнейшего произвола в международных отношениях и оправдание международных преступлений» 50.

Всякого рода теории и доктрины, подготавливающие общественное мнение к мысли о допустимости или неотвратимости тех или иных действий, являющихся по сути дела международными преступлениями, например войны с применением средств массового уничтожения, характерны для политики империалистических сил и в наше время.

В Отчетном докладе Центрального Комитета КПСС XXVI съезду партии говорилось, например, о выдвижении «опасных для дела мира военных доктрин, вроде пресловутой директивы Картера.

Людям хотят внушить, будто ядерная война может быть ограниченной, хотят примирить их с мыслью о допустимости такой войны…

Но это же прямой обман народов! Ведь «ограниченная», по американским понятиям, ядерная война, скажем, в Европе означала бы уже в самом начале верную гибель европейской цивилизации. Да и сами Соединенные Штаты, разумеется, не смогли бы остаться в стороне от пламени войны.

Ясно, что подобные планы и «доктрины» — серьезная угроза для всех народов, включая и американский. Эти планы встречают осуждение повсюду в мире. Народы говорят им решительное “Нет!”». Как известно, Генеральная Ассамблея ООН осудила в декларации от 9 декабря 1981 г. такого рода доктрины.

Наряду с совершенно очевидной ролью вины при совершении международных преступлений надо отметить также следующее.

Выше уже отмечалось, что, пытаясь дать определение вины государства применительно к общей родовой категории международных правонарушений, юристы по существу не могут указать на существенные отличия в ее характеристике от характеристики вины во внутреннем праве. По нашему мнению, это еще более верно по отношению к международным преступлениям.

Международное преступление характеризуется чертами государственного заговора, в котором соучаствуют заговорщики, занимающие ответственное положение в структуре государственной власти.

Еще в Нюрнберге было признано, что для возложения на них индивидуальной ответственности за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности необходимы два критерия, а именно: чтобы они знали о планах подготовки и осуществления преступных действий и влияли на их фактическую реализацию. Несомненно поэтому,

77

что такие элементы определения вины государства, как осознание им противоправности своего поведения и волевое отношение к результатам этого поведений, по существу повторяют элементы вины физических лиц, виновных в международных преступлениях.

Именно в силу характера государственного заговора вина этих лиц, занимающих ключевые позиции в государстве, как бы переходит и даже сливается с виной самого государства.

Это, разумеется, отнюдь не означает, что при рассмотрении конкретных ситуаций не должна выясняться как вина государства, которое не может быть сведено к сумме составляющих его лиц, так и вина физических лиц, поскольку только индивидуальная вина и может быть основанием ответственности последних.

Источник: http://www.adhdportal.com/book_1304_chapter_9_2._VINA_KAK_USLOVIE_MEZHDUNARODNYKH_PRESTUPLENIJJ.html

2. Признаки международно-правовой ответственности

Вина в международном праве

Основными составляющими элементами международного правонарушения есть противоправное поведение, вред (ущерб), причиненный противоправным поведением, и причинная связь между действием и вредными последствиями.

Более спорным в науке международного права является включение вине субъекта в перечень объективных признаков международного правонарушения.

Учитывая сложность толкования самого понятия «вина», установление вины в международном праве, противоречивую практику ее доказывания, Комиссия международного права не включила ее в проект статей об ответственности государств как необходимый признак правонарушения.

Противоправное поведение проявляется в нарушении международных обязательств государства в форме действия или бездействия. Противоправность в международном праве означает несоответствие между правовой нормой и поведением государства.

Проявлениями противоправного поведения является: несоблюдение органами государства ее международных обязательств, что проявляется в нарушении прав других государств, международных организаций; несоблюдение органами государства ее международных обязательств, что проявляется в нарушении прав физических и юридических лиц; несоблюдение органами государства ее международных обязательств в связи с самовольными действиями юридических и физических лиц; несоблюдение органами государства ее международных обязательств, возникающих в связи с противоправной деятельностью на ее территории органов других государств и международных организаций.

Вред (ущерб). Любое противоправное поведение наносит ущерб законным интересам субъектов международного права, охраняемых международным правом, негативно влияет на международный правопорядок.

Вред может быть как материальной (территориальные, имущественные потери, убытки), так и нематериальной (ограничения прав, чести, достоинства, престижа государства и т.д.). Часто вред наносится в смешанной форме.

Характер и объем убытков влияют на определение объема, вида и формы международно-правовой ответственности.

Причинно-следственную связь (реальный, объективный, необходим, а не случайный) между противоправным поведением и причиненным ущербом является необходимой составляющей правонарушения.

Наличие необходимых признаков позволяет не только квалифицировать определенное поведение как правонарушение, но и отделить последнее от подобных деяний, которые не имеют всех необходимых признаков, таких как недружественный акт и преступления международного характера.

Недружественный акт – это такое поведение государства, которая наносит ущерб другим государствам, но не нарушает при этом норм международного права, в результате чего и отсутствует правонарушения. Недружественный акт затрагивает интересы государства, которые не защищены международным правом.

В таких действий (актов) относятся, например, ограничение прав физических и юридических лиц на территории государства, повышение таможенных сборов (налогов) на товары, которые ввозятся из определенного государства, национализация иностранной собственности и т.д.

В случае недружественного акта государство самостоятельно решает, каким образом ей реагировать на подобные действия, но если это не противоречит обязательствам по договорам.

Поскольку в международном праве отсутствует запрет на осуществление недружественных актов, основную роль в регулировании проблем, возникающих, выполняют политические и моральные средства.

Преступления международного характера (преступные поступки физических лиц) затрагивают интересы двух, нескольких или многих государств, то есть имеют международную опасность, они являются основанием для уголовного, а не международно-правового наказания.

Юридическим основанием для ответственности за такие деяния являются международные соглашения по борьбе с конкретными видами преступлений и принятые в соответствии с ним внутригосударственные нормы уголовного права.

Борьба с такими правонарушениями предусмотрена нормами международного права, но ответственность физических лиц в таких случаях не является международно-правовым.

Главным признаком этих правонарушений является то, что они осуществляются вне государственной политики индивидами, которые не являются должностными лицами государства, действующие от ее имени, а, наоборот, как правило, действуют на нарушение законодательства и правопорядка собственного государства.

Источник: https://banauka.ru/3196.html

Вопрос. Понятие и основание международной ответственности

Вина в международном праве

Ответственностьэто обязанность субъекта международного права ликвидировать вред, при чиненный им другому субъекту международного. права в результате международного правонарушения, или обязанность возместить материальный ущерб в результате правомерной деятельности (если это специально предусматривается международным договором).

Основаниями международно-правовой ответственности являются, предусмотренные международно-правовыми нормами, объективные и субъективные признаки, необходимые для наступления ответственности. Различают юридические и фактические основания международной ответственности.

Под юридическими основаниями понимают международно-правовые обязательства субъектов международного права, в соответствии с которыми то или иное деяние объявляется международным право нарушением.

Иными словами, при международном правонарушении нарушается не международно-правовая норма (нормы), а обязательства субъектов соблюдать зафиксированное нормой поведение.

Поэтому перечень источников, юридических оснований ответственности шире, чем круг источников международного права.

Юридическими основаниями ответственности являются: международный договор, международный обычай, решения международных судов и арбитражей, резолюции международных, организаций (например, ст.

15, 24 Устава ООН устанавливают юридическую обязательность для всех членов ООН решения Совета Безопасности ООН), а также односторонние международно-правовые обязательства государств, устанавливающие юридически обязательные правила поведения для данного государства (в форме деклараций, заявлений, нот, выступлений должностных лиц и т. п.).

Фактическим основанием ответственности является международное правонарушение, т, е деяние субъекта международного права, выражающееся в действиях (бездействии) его органов или должностных лиц, нарушающее международно-правовые обязательства.

Международное правонарушение представляет собой сложное правовое явление. С юридической точки зрения, в качестве международного правонарушения рассматривается, деяние субъекта международных правоотношений в котором имеются признаки (элементы) состава международного правонарушения.

Международно-правовое правонарушениехарактеризуютследующие основные признаки: международная общественная опасность, противоправность) причинно-следственная связь, наказуемость.

Различают три вида международных правонарушений: международные преступления, преступления международного характера (международные уголовные преступления), иные международные правонарушения (международные деликты).

Международное преступлениеэто деяние, нарушающее столь основополагающие, .жизненно важные интересы мирового сообщества, что оно рассматривается как преступление перед международным сообществом в целом. К международным преступлениям относятся агрессия, геноцид, рабство, наемничество. Международные преступления:

– совершаются государствами, должностными лицами государства, использующими, механизм государства в преступных целях, а также рядовыми исполнителями;

– совершаются в непосредственной связи с политической позицией государства;

– посягают на международный мир и безопасность и угрожают основам международного правопорядка, – влекут ответственность государства как субъекта международного права и персональную ответственность исполнителей, должностных лиц.

Ответственность за международные преступления наступает в рамках международной (а в некоторых случаях и национальной) юрисдикции.

Преступление международного характера (международное уголовное преступление) – это деяние физического лица, посягающего на права и интересы двух или нескольких государств, международных организаций, физических и юридических лиц, пользующихся международной защитой: незаконный захват воздушных судов, подделка денежных знаков, захват заложников, незаконные операции с радиоактивными веществами и др.

Преступления международного характера:

– затрагивают интересы двух или нескольких государств, юридических лиц и или граждан;

– совершаются отдельными физическими лицами;

– совершаются вне связи с политикой государств, – влекут персональную уголовную ответственность правонарушителей в рамках национальной юрисдикции.

К международным деликтам следует относить международные правонарушения, не вошедшие в первые две группы.

К ним относятся: нарушение государством договорных обязательств; не имеющих основополагающего значения; невыполнение юридическими и физическими лицами положений международных конвенций (например. Конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г.

), невыполнение решений международных судов и арбитражей; нарушение государствами своих односторонних международно-правовых обязательств и т.д.

В международном праве различают два вида ответственности государств: материальная и нематериальная ответственность. Материальная ответственность выражается в форме реституций, репараций.

Реституция представляет собой возмещение право нарушителем причиненного материального ущерба в натуре (возвращение неправомерно захваченного имущества, транспортных средств). Разновидностью реституции является субституция- замена неправомерно уничтоженного или поврежденного имущества аналогичным по стоимости и назначению.

Репарация это возмещение материального ущерба, причиненного правонарушением, деньгами, товарами, услугами.

Репарация осуществляется, когда восстановление прежнего положения в форме ресторации невозможно и преследует цель возмещения вреда. Нематериальная ответственность выражается в форме ресторации, сатисфакции, ограничения суверенитета и декларативных решений.

Ресторация представляет собой восстановление правонарушителем прежнего состояния и несение им всех неблагоприятных последствий этого (например, освобождение незаконно занятой территории и несение связанных с этим имущественных расходов).

Сатисфакция предполагает удовлетворение правонарушителем нематериальных требований, заглаживание нематериального (морального) ущерба.

Это могут быть официальные выражение сожаления и сочувствия, оказание почестей флагу потерпевшего государства, исполнение гимна государства в торжественной обстановке, принесение извинений, официальное признание факта, праВ9нарушения и т. д. Сатисфакция, как правило, сопровождает действия, осуществляемые в порядке ресторации.

Международная ответственность государств и международных организаций.

Основанием международно-правовой ответственности государства является совершение международного правонарушения, т, е. действие или бездействие государства, нарушающее его международное обязательство, которое установлено нормой международного права.

Государству может вменяться только поведение таких лиц, которые находятся в определенной правовой связи с этим государством, т. е. обладают качеством органа для должностного лица.

Среди действий законодательных органов, порождающих международную ответственность государства, в первую очередь следует указать на издание закона или иного нормативного акта, противоречащего международным обязательствам данного государства.

Государство несет международную ответственность за действия своих исполнительных органов (начиная от правительств и кончая представителями низшего звена исполнительной власти). С действиями этих органов связано наибольшее число правонарушений государства.

Международные обязательства государств могут быть решены действиями или бездействиями национальных судов, поскольку они тоже являются органами государства. Принцип независимости судебной власти не исключает ответственности государства, ибо имеется в виду независимость судов от правительства, а не от государства.

Ответственность государства возникает и за действия его органов или должностных лиц, совершенные вне пределов их компетенции, т е. если они превысили свои полномочия или нарушили инструкции.

Ущерб, причиняемый международными правонарушениями, можно подразделить на две основные категории:

ущерб материальный (ущерб людям или имуществу); ущерб нематериальный (нарушение государственного суверенитета, ущерб, причиненный чести и достоинству государства).

Что касается значения вины для возникновения международной ответственности государства, то в доктрине имеются прямо противоположные мнения.

Практика и значительная часть доктрины склоняются к тому мнению, что вина предполагается при любом нарушении государством его международных обязательств.

Однако, при совершении простых правонарушений (деликтов) государство-правонарушитель имеет право доказывать свою невиновность (случаи тираничных инцидентов). Что же касается международных преступлений, то здесь сам характер действий такой, при котором возможно только их виновное совершение.

Различают два вида ответственности государств: материальную и нематериальную.

Источник: https://studopedia.ru/1_101269_vopros-ponyatie-i-osnovanie-mezhdunarodnoy-otvetstvennosti.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.