Виновен по назначению

Адвокат следователя

Виновен по назначению

В понедельник, 15 февраля, Суксунский районный суд приговорил жителя села Ключи Юрия Могильникова к семи годам строгого режима за убийство. Могильникова признали виновным в том, что в январе прошлого года он зарезал своего дядю — Сергея Кузнецова.

Самое сильное доказательство в деле — протокол допроса, в котором молодой человек признал свою вину. Как говорит сам Юрий, он просто подписал какие-то бумаги, которые ему дали следователи после нескольких часов общения.

Подписать эти бумаги, по словам осуждённого, ему настоятельно рекомендовала адвокат по назначению.

Случай с 25-летним жителем села Ключи Суксунского района Юрием Могильниковым весьма показателен, говорят эксперты. По версии обвинения, молодой человек в прошлом январе зарезал своего дядю.

На той самой беседе со следователями, где был подписан протокол допроса после явки с повинной, была адвокат по назначению Ирина Нургалиева. По словам Могильникова, он говорил ей о нежелании подписывать документ.

Но женщина настояла, что поставить подпись надо, мол, не зря столько сидели.

Сама госпожа Нургалиева утверждает, что на Юрия никто не давил. Но вскоре подозреваемый от своих показаний отказался.

Не будь этих показаний, возможно, не было бы и уголовного дела, и суда, и приговора. Непосредственных свидетелей убийства (и даже тех, кто предполагает вину Могильникова) и прямых доказательств нет — об этом говорят и сами суксунские следователи.

Орудие убийства тоже до сих пор не нашли. И как выяснилось уже потом, когда за дело Могильникова взялся наёмный адвокат Иван Хозяйкин, у племянника убитого и вовсе есть алиби.

В предполагаемое время преступления он был со своей гражданской женой, что она и подтвердила.

Предшественница нового адвоката много на что не обратила внимания. Так, на одном из заседаний выяснилось, что осмотр места происшествия (дом Кузнецова), возможно, провели с нарушениями. Например, одной из понятых была родственница — дочь сестры убитого, которую признали пострадавшей.

А использовать родственников пострадавших в качестве понятых запрещено.

Более того, осмотр продолжался несколько часов. Понятая, которая всё это время не должна была отлучаться, успела сходить пообедать. Да и в дом Кузнецова зашла лишь в последний момент, когда вещдоки уже запечатали в конверты. Оставалось только расписаться в протоколе.

— За что тогда вы подписывались? — спрашивает на суде прокурор Суксунского района Денис Дерябин.

— За что сказали.

— А вы замечание-то сделали?

— Нет. Знаете, я нечасто оказываюсь в таких ситуациях.

— Почему вы не сказали, что приходитесь родственницей потерпевшей?

— Меня об этом не спросили…

Адвокат Хозяйкин ставит под сомнение и судебно-медицинскую экспертизу, которая определила время убийства. Все свидетели отмечают, что тело погибшего по просьбе врача переложили на несколько метров. А эксперт не учёл этого.

Кроме того, некоторые свидетели вспоминают жару в доме убитого. Эксперт же брал в расчёт температуру после проветривания помещения. Хозяйкин считает, что это могло существенно изменить результаты экспертизы. Но судья отказался исключить такую экспертизу из материалов дела.

В суде пострадавшая лишь изредка односложно отвечает на вопросы судьи. Но при допросе одного из свидетелей поднимается с места.

— Как Юра мог убить Сергея? — спрашивает она мужчину-свидетеля.

— А я сразу сказал, что это не Юра. Он Сергею вместо сынка был…

Общая апатия

«Явка с повинной часто становится царицей доказательств», — отвечает руководитель правового отдела Фонда «Общественный вердикт» (Москва) Елена Першакова на вопрос о важности раскаяния. Причём неважно, виновен человек на самое деле или нет. Есть признание — есть раскрытие, считает собеседница «Нового компаньона».

Это касается не только следователей, но зачастую и адвокатов, особенно по назначению, то есть тех, кого государство обязано предоставить гражданину, если у того нет защитника по соглашению. Такие «помощники» нередко помогают не подопечным, а правоохранителям. В том числе и для того, чтобы получить столь нужную «явку с повинной».

По мнению экспертов, шансы на оправдательный приговор суда с бесплатным представителем почти равны нулю.

Першакова считает, что Юрий, скорее всего, попал в банальную ситуацию, которая случается, когда раскрыть дело сложно. И тогда неподготовленному человеку настойчиво предлагают «сознаться». Что он при попустительстве государственного помощника и делает.

Как же может быть, чтобы невиновный подписывал явку с повинной, наговаривая на себя? «Очень даже может! — говорит Елена Першакова. — Достаточно познакомиться с делами, над которыми работает наш фонд, чтобы увидеть, как часто на подозреваемого оказывается давление.

Такое давление не обязательно может выражаться в применении насилия или пыток. Бывает, что следователь оказывает так называемое психологическое давление. Особенно в делах, где подозреваемые — подростки или молодые люди. Здесь такие методы используют часто.

Молодого человека легче запугать».

Похожий случай произошёл несколько лет назад с пермским студентом Никитой Т. Его обвинили в установке муляжа взрывного устройства на нескольких избирательных участках Краснокамска (участки находились в одном помещении). Об этом парень написал явку с повинной.

Молодому человеку сначала назначили адвоката, и парень на несколько дней оказался в изоляторе временного содержания. Лишь после того как у Никиты появился наёмный защитник, он смог доказать свою невиновность. Потом молодой человек получил 100 тыс. руб.

компенсации за незаконное уголовное преследование.

«Зачастую адвокаты по назначению не собирают даже те доказательства, которые лежат на поверхности, — считает Елена Першакова. — Например, защитники не проверяют, есть ли у их клиентов алиби. Не запрашивают распечатку о звонках, не собирают документы о состоянии здоровья подопечного.

Последние могли бы рассказать о смягчающих обстоятельствах, если понадобится. Одним словом, зачастую адвокат по назначению просто «отсиживает» своё обязательное время. Но самое прискорбное, что известны случаи работы юристов не в интересах клиентов, а в интересах следствия или обвинения. Есть даже жаргонное слово, обозначающее таких «защитников».

Их называют кивалами — это те, кто поддакивает следователю».

Елена Першакова привела и другой известный пример — многодетной матери Светланы Давыдовой, которую обвинили в государственной измене (уголовное дело уже прекратили, подозрения в государственной измене не подтвердились).

Когда Светлану задержали и привезли из её города в Москву, у неё дома остались малолетние дети. То есть были все основания оспаривать меру пресечения. Но назначенный адвокат не обратил на это внимания. В итоге его подопечную заключили под стражу.

После того как появился адвокат не по назначению, дело Давыдовой сдвинулось с мёртвой точки. Женщину освободили из-под стражи. Затем сняли все обвинения.

Один из корней зла — в низкой оплате труда «назначенцев»: 600 руб. за смену. «Причём чем дольше затягиваются разбирательства, тем больше они отвлекают от основного заработка, — говорит Першакова. — В этой ситуации «помощник» хочет сделать всё быстро».

Другие юристы тоже говорят об отсутствии мотивации бесплатных защитников.

Многие видят, что при формальной состязательности судья бывает ближе к обвинению, чаще удовлетворяет ходатайства прокурора и вообще прямо во время заседания может обсудить с ним что-либо с глазу на глаз.

При этом, судя по практике, избавиться от неугодного представителя просто: достаточно назначать процессы в неудобное для него время. Несколько пропусков — повод говорить о замене. Всё это, мягко говоря, не подстёгивает юристов «биться до последнего».

В Адвокатской палате Пермского края также пеняют на низкую оплату труда защитников по назначению. При этом добавляют: требования хоть к «назначенцам», хоть к «наёмникам» — одинаковые. И те, и другие должны доказывать правоту клиентов. Палата может лишать права на работу тех, кто грубо нарушил правила (пока, впрочем, это редкость). Отсюда ещё один совет: чаще жаловаться в организацию.

Впрочем, вряд ли этот совет поможет Юрию Могильникову, как и многим другим, кто уже оказался в сложном положении.

Сейчас адвокат и родственники Юрия знакомятся с приговором, после чего намерены подавать апелляционную жалобу в Пермский краевой суд.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Источник: https://www.newsko.ru/articles/nk-3021317.html

Виновен или очень виновен?

Виновен по назначению

Проблема вынесения судами оправдательных приговоров является одной из важнейших в современной России.

Речь идет не только об уголовном судопроизводстве, где осуществление правосудия немыслимо без возможности оправдания подсудимого, но и о политической ситуации в стране, поскольку способность судей выносить справедливые приговоры является одним из показателей демократичности общества.

М.С. Строгович. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства и некоторое вопросы защиты в советском уголовном процессе. ЛГУ, 1967.  

Обвинительная статистика Процессуальной и психологической наукой общепризнано существование такого феномена, как «обвинительный уклон» («презумпция виновности»), заключающегося во взгляде на подсудимого как на лицо, безусловно совершившее преступление.

Число оправданных по России (1998–2008 гг.)

ГодКол-во оправданныхКол-во оправданных лиц по отношению к общему числу лиц по оконченным производством делам (в %)
 1998 37350,32
 2002 89500,87
 2003 98000,8
 2004 77000,7
 2005 82000,67
 2006 87000,66
 2007 85000,68
 2008 84000,67

Данные по количеству оправданных лиц необходимо соотносить со статистикой отмененных оправдательных приговоров. На протяжении длительного времени этот процент остается весьма высоким. В 1994 г. по районным судам РФ данный показатель составил 25,9 %, в 1995 г. – 27,9 %; в 1996 г. – 29,4 % ; в 1997 г. – 33,1 %; в 1998 г. – 42,9 %; в 2005 г. – 35,9%; в 2006 г. – 38,0% ; в 2007 г. – 37,0%. По делам, рассмотренным мировыми судьями, удельный вес лиц, в отношении которых были отменены оправдательные приговоры с вынесением обвинительных приговоров, среди лиц, в отношении которых приговоры были обжалованы, составил в 2004 г. – 18,0 %; в 2006 г. – 20,1 %; в 2007 г. – 17,0 %. Доля лиц, в отношении которых были отменены оправдательные приговоры по делам, рассматриваемым Верховным Судом РФ в кассационном порядке, среди всех оправданных, в отношении которых приговор был обжалован, составила в 1999 г. 40,3 %; в 2000 г. – 35,4 %; в 2001 г. – 35,7 %; в 2002 г. – 23,1 %; в 2003 г. – 31,1 %; в 2004 г. – 45,8 %; в 2005 г. – 46,0 %; в 2008 г. – 26,85 %. Аналогичный показатель по делам, рассмотренным судом присяжных, составил в 1996 г. – 30,7 %; в 1997 г.– 48,6 %; в 2000 г.– 54,9 %; в 2001 г.– 43,0 %; в 2002 г. – 32,4 %; в 2005 г.– 48,65 %; в 2007 г. – 23,0 %; в 2008 г. – 29,91 % (Чурилов Ю.Ю. Актуальные проблемы постановления оправдательного приговора в российском уголовном судопроизводстве. М., 2010. С. 235–237). По приводимым в литературе данным, после отмены оправдательных приговоров в 80 % случаев выносятся обвинительные приговоры, а после отмены обвинительных приговоров и повторного рассмотрения дела в суде в 90 % случаев снова выносятся обвинительные приговоры (Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и уголовная политика // Адвокат. 2007. № 5. С. 180).

Как суды оправдывают (2009 г.)

Способ рассмотрения делДоля оправдательных приговоров (%) Осуждены Оправданы
Единолично судьей 0,98 % 904 568 8902
Коллегией из трех федеральных судей 3,2 % 1029 33
С участием присяжных заседателей 22,7 % 1067 244
Доля оправдательных приговоров принципиально не меняется все последние годы. А по приговорам, вынесенным одним судьей, даже уменьшается: в 2008 г. их было 1,03%, в 2007 – 1,06%. Источник: Русский репортер. № 34 (162). 2010.

Истоки обвинительного уклона В уголовно-процессуальной науке советского периода признавалась возможность «полного искоренения» «обвинительного уклона» как социального зла, хотя и подчеркивалась сложность этой задачи (Соболев В., Потапенко С. Боязнь вынесения оправдательных приговоров: ее корни // Советская юстиция. 1989. № 10. С. 8). Формирование «обвинительного уклона» обусловлено такими субъективными факторами, как правосознание, социально-психологические условия труда, правовая психология и личностные качества, необходимые для профессии, способность отстаивать собственную точку зрения и противостоять внешнему воздействию. Многие судьи сознательно идут по пути «обвинительного уклона», поскольку поддержание обвинения является более простым и привычным способом разрешения уголовных дел, не требующим значительной физической и психологической нагрузки, профессионального опыта и знаний (Лялин Л., Аргунова Е. Приговор по шаблону // Российская юстиция. 1999. № 11. С. 37). Большинство оправдательных приговоров обжалуется, потому оправдательные приговоры требуют повышенного внимания к их качеству; они должны быть изложены логически последовательно и юридически грамотно, а многие судьи не знают процессуальных особенностей постановления и формулирования оправдательных приговоров из-за отсутствия подобной практики. Кроме того, «обвинительный уклон» является следствием сложившегося в советский период неправильного понимания назначения правосудия. В условиях, когда государство по каким-либо причинам не может эффективно решать проблемы общественной безопасности, многие судьи свое назначение видят не в разрешении уголовных дел, а в «борьбе с преступностью», которая сводится к сокрытию брака в работе следственных органов. Подобное понимание задач правосудия выгодно в политическом плане, поскольку не нужно тратить лишние средства на реабилитацию невиновных и организацию правоохранительной деятельности. Соответствующая политика формируется не на официальном, законодательном уровне, а завуалированно, в результате правоприменительной практики судов вышестоящих инстанций, которыми уменьшаются требования к обвинительному приговору, к его законности и обоснованности, снижается стандарт доказанности преступлений. Судьям, приобщившимся к подобным критериям доказанности, обеспечиваются сохранение высокого социального статуса и гарантии карьерного роста (получение квалификационного класса, льгот, продвижения по службе и пр.). А судьям, которые выносят оправдательные приговоры, создаются невыносимые условия работы в форме частных определений, «проработок» на совещаниях, дисциплинарных взысканий вплоть до лишения должности. Следует отметить, что в настоящее время даже сторонники отнесения суда к органам борьбы с преступностью отмечают, что борьба с преступностью для суда не является самоцелью, суд является органом борьбы с преступностью лишь в том смысле, что он имеет право назначить наказание лицу, признанному виновным в совершении преступления, т.е. воспользоваться главным инструментом уголовно-правовой борьбы с преступностью (Наумов А. Суд как орган борьбы с преступностью, а прокуратура как институт общего надзора // Российская юстиция. 2002. № 1. С . 24). Проблема «обвинительного уклона» в уголовно-процессуальной деятельности многоаспектна, поскольку проявляется на всех стадиях в деятельности не только судей, но и других участников процесса (Васильев О. Сначала реформа института предварительного следствия, а затем – следственного аппарата // Российская юстиция. 2001. № 8. С. 30). Обвинительной тенденции судей способствует необъективность прокуроров при поддержании обвинения, обусловленная тем, что от прокурорских работников в целях борьбы за показатели раскрываемости требуют обеспечить такое положение, чтобы по расследуемым делам исключалась возможность постановления оправдательных приговоров. Обвинительным тенденциям судей содействует и формальная, неквалифицированная защита по уголовным делам, когда защитники не оспаривают необоснованно предъявленное обвинение, не обосновывают оправдание, а ограничиваются беспомощно-стандартным ходатайством о смягчении наказания. Непоследовательность процессуальной позиции подсудимого, признающего вину под уговором защитника либо под страхом сурового наказания в конечном итоге также усиливает обвинительный уклон судьи, так как у него крепнет убежденность в том, что непризнание вины, как правило, отражает не истинность обстоятельств, а способ защиты. Непрофессиональные действия секретаря судебного заседания по протоколированию судебного процесса также способствуют незаконному осуждению невиновных лиц, поскольку уклонение судей от вынесения оправдательных приговоров во многих случаях связано с фальсификацией протоколов судебных заседаний.

Необходима борьба на всех уровнях

Принято считать, что большинство проблем судебной власти заключается в непрофессионализме и недобропорядочности судебных кадров.

Однако для борьбы с обвинительным уклоном и «боязнью» судей выносить оправдательные приговоры необходимо использовать комплексный подход и не ограничиваться лишь предложениями о повышении требований к кандидатам на должность судьи.

Помимо организационных и процессуальных решений этой проблемы, безусловно, необходима политическая воля руководства страны: примечательно, что до сих пор продолжает действовать единственное в своем роде постановление Пленума Верховного Суда СССР от 27 июля 1990 г.

№ 6 «О соблюдении судами законодательства и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при постановлении оправдательных приговоров». Юрий ЧУРИЛОВ,
адвокат АП Курской области

“АГ” № 18, 2010

Источник: https://www.advgazeta.ru/arhivnye-zapisi/vinoven-ili-ochen-vinoven/

Виновен по назначению

Виновен по назначению

“Назначение” – одно из ключевых слов в довольно банальной истории, произошедшей в глухом селе Ключи в Пермском крае. Следствие назначило виновным в убийстве “удобного” человека, адвокат по назначению помог не обвиняемому, а следствию.

Но неожиданно отработанная схема “правосудия” и конвейерной раскрываемости дала сбой. В курсе этого дела в маленьких Ключах, естественно, оказался каждый. Беспробудно пьющее село, где все всех знают, не согласилось сдавать “своего”.

К тому же обвиняемому Юрию Могильникову выпал второй шанс в лице нового защитника Ивана Хозяйкина.

Первым оказался на месте убийства – значит, преступник. Возможно, именно такой логики придерживались следователь и адвокат по назначению в деле 25-летнего жителя села Ключи Прикамья Юрия Могильникова.

Уже год молодой человек находится под следствием, несколько месяцев провел в СИЗО. Хотя даже следователи говорят: прямых доказательств его вины нет. Обвинение не нашло ни очевидцев, ни отпечатков пальцев, ни орудия убийства.

Обвинение строится лишь на том, что Юрий первым нашел тело своего дяди Сергея Кузнецова, так как знал, где лежит ключ от двери.

Мне говорили, что меня точно посадят. Чтобы срок был меньше, много раз предлагали сознаться

Эта история началась 25 января 2015 года в глухом селе Ключи Пермского края. Село небольшое, и об убийстве стало известно сразу. До сих пор это самая главная тема здесь, вот только в версию обвинения никто не поверил и не верит до сих пор. Пострадавшая (ею признали сестру убитого Сергея Кузнецова), обвиняемый, большинство свидетелей, да и убитый – родственники и знакомые.

Село Ключи живет в традициях российской провинции. Пожалуй, самое популярное словосочетание в материалах дела Могильникова – “спиртной напиток”. Речь идет о спирте по тридцать рублей за стограммовый флакон. Почти во всех показаниях: “пировали”, “употребляли спиртные напитки”, “вместе работали” – так и жили, но никто не упоминает ссор или драк ни между собой, ни с кем-то чужим.

В характеристиках, которые написали в местной администрации на убитого и обвиняемого, есть, правда, слова “характеризуется отрицательно” – но это только потому, что пьет. В тех же бумагах добавляют: жалоб от местного населения нет. На судебном заседании каждого свидетеля спрашивают: “Каково ваше отношение к обвиняемому?”.

И пострадавшая, и все остальные повторяют: “нормальное”, “положительное”.

Все свидетели как один говорят: драться с дядей, а тем более убить его Юра физически бы не смог. Кузнецов был гораздо сильнее, его даже прозвали “спортсменом”. Из всех присутствующих на суде только прокурор настаивает на виновности молодого человека.

Общее настроение на заседании близко к негодованию. Даже пострадавшая насупившись смотрит на прокурора и повторяет: “Когда пришла на место преступления, беспорядка не было”.

Дескать, о какой драке речь, хотя следователи считают, что она была перед убийством.

“Это его проблема”

Юрий Могильников у здания суда

Обвиняемый Юрий Могильников из небогатой семьи, с самого начала он не воспользовался правом на адвоката, а потому его интересы представлял назначенный защитник.

Именно с его подачи Юрий подписал признательные показания, которые сейчас есть в распоряжении Суксунского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Пермскому краю. Есть у них и показания адвоката по назначению Ирины Нургалиевой.

Она заявила следствию, что на ее подзащитного не давили во время допроса. За это адвокат позже получила предупреждение от совета региональной Адвокатской палаты: нельзя быть свидетелем по делу подзащитного.

Я говорю ей, что не хочу подписывать. Она сказала, что надо

Через месяц родственники заменили назначенного адвоката Нургалиеву на адвоката Ивана Хозяйкина. Потому что, если судить по некоторым действиям назначенного адвоката, то может сложиться впечатление, что она скорее помогала следствию, нежели своему подзащитному. На многие очевидные вопросы ни следствие, ни защита не пытались найти ответы.

Новый адвокат Юрия Могильникова буквально сразу нашел свидетеля – гражданскую жену обвиняемого, которая тогда еще была жива (позже она скончалась от болезни) и подтвердила алиби обвиняемого. Затем родственники заказали экспертизу, которая обнаружила поддельную подпись. А именно подпись бабушки Юры под словами о том, что молодой человек якобы уходил вечером из дома.

Адвокат по назначению не обратила внимания на это.

“Мне говорили, что меня точно посадят, – утверждает Юрий Могильников. – Чтобы срок был меньше, много раз предлагали сознаться”:

Мне казалось, что рано или поздно меня проверят на “Полиграфе”, тогда стало бы ясно, что я никого не убивал

– В конце концов, мне дали подписать явку с повинной, я поставил свою подпись на бумаге, даже не читая ее, – вспоминает Могильников. – Затем был допрос. После него следователи дали мне подписать протокол. Здесь уже была адвокат (Ирина Нургалиева. – Прим. ред.).

Я говорю ей, что не хочу подписывать. Она сказала, что надо, раз столько просидели. Я думал, что она на моей стороне, и подписал. Потом следователи показали, какие и как наносить удары, когда приедем на эксперимент.

Мне казалось, что рано или поздно меня проверят на полиграфе, тогда стало бы ясно, что я никого не убивал.

Но в полиграфе Юрию отказали по медицинским основаниям. Если адвокат Ирина Нургалиева действительно настояла на подписании протокола, то во многом она предопределила исход следствия. Но бывшая защитница ни о чем не жалеет:

– Не стоит раздувать эту тему, – посоветовала она корреспонденту Радио Свобода. – Все было в рамках закона. Все, что говорит Юра (сейчас. – Прим. ред.), – это его проблемы. Хочет он так говорить – пусть он так говорит. Случай был совершенно ординарный, ничего сложного в этом не было, стандартная ситуация, бытовая. Юра сам спокойно все рассказывал (тогда, на допросе. – Прим. ред.).

“В условиях неочевидности”

Признательные показания – пожалуй, единственный козырь следствия. Не будь их, вряд ли можно было бы вообще надеяться на раскрытие уголовного дела.

В тот как обычно пьяный день, 25 января, Юрий Могильников встретился со своим соседом. Тот в суде сказал, что к тому времени в доме убитого несколько дней работал телевизор. Это парень видел из своего окна. При этом дым из трубы не шел. Кузнецов предложил Могильникову проведать спортсмена (убитый Сергей Кузнецов занимался боксом).

По пути ребята встретили еще двоих друзей. Все вместе и пошли проверять. Дверь была заперта, на стук никто не отозвался. Тогда Юрий решил сам открыть дверь, он иногда жил у дяди и знал, где ключ. Молодые люди зашли в дом, они увидели тело Сергея Кузнецова и сразу вызвали скорую и полицию.

После опроса свидетелей и экспертизы следователи установили, что убийство произошло 22 января.

В показаниях оперуполномоченного Ширяева, приехавшего на место преступления, сказано: “Могильников единственный знал о ключе, поэтому на него и обратили внимание”. Очень быстро Могильникова отправили в СИЗО. Адвокат по назначению выступила против, но решение суда не оспорила.

В одном из документов следователи даже использовали фразу “совершение преступления в условиях неочевидности”

На фоне похмельного беспамятства опрашиваемых и в отсутствии прямых доказательств вины Юрия в разных листах с показаниями появляется одно и то же время – 18:00. Сосед Могильникова: “До шести вечера употреблял спиртные напитки с Могильниковым. Дальше пошел к себе спать”. Сам обвиняемый: “В четверг 18:00 пошел к убитому, не застал его дома и вернулся обратно”.

Сейчас Юрий опровергает свои слова, записанные на дополнительном листе, и уточняет, что подписал новый лист показаний после многочасовых бесед с полицейскими, а потом – следователями.

На очередном допросе тот самый сосед, который 25 января повел Могильникова проведать дядю, добавил, что примерно в полседьмого проснулся и вернулся к Юрию и они еще сидели, выпивали до начала десятого вечера…

Новый адвокат Иван Хозяйкин, кроме прочего, собрал показания о ключе от дома убитого. Оказалось, что многие в селе знают, где он лежит. И вообще у Кузнецова часто бывали гости, потому что он продавал самогон и мак. Приезжали даже из Суксуна и Перми.

Родственники и односельчане считают Юрия не виноватым

В апреле дело начал вести новый следователь, он предложил суду заменить обвиняемому СИЗО на домашний арест. В августе Могильникова, тоже по ходатайству следствия, отпустили под подписку о невыезде.

Следователь отказался давать комментарии “до решения суда”. Но отметил, что “дело сложное”. В одном из документов следователи даже использовали фразу “совершение преступления в условиях неочевидности”.

Главное доказательство вины по-прежнему одно – парень знал, где ключ, Могильников часто ходил к убитому в гости, одним из первых пришел на место преступления. Ну и признательные показания. Суд должен закончиться в конце января. Каким бы ни было решение, для всех заинтересованных лиц очевидно, что адвокат по назначению с самого начала сыграла в этом процессе роль на стороне обвинения.

Назначенный адвокат – помощник для следователя

В конце 2015 года более семидесяти российских адвокатов написали открытое письмо. Они потребовали навести порядок в работе защитников по назначению. Те, по мнению авторов обращения, стали придатком следствия. Адвокаты предлагают ввести электронную систему выбора защитников. Чтобы кандидатуру подбирал не следователь по своему усмотрению, а робот случайным образом.

В Пермском крае новшество уже работает. Адвоката ищет своеобразный генератор случайной выборки. Это позволило избавиться от многих проблем, считает президент Адвокатской палаты Пермского края Павел Яковлев:

От неудобного адвоката всегда просто избавиться. Например, можно регулярно назначать процессуальные действия в неудобное для него время

– Привлечь к делу карманного защитника стало сложнее. Но некоторые все равно ищут лазейки. Например, следователь отстраняет адвоката по назначению и сам находит другого – по соглашению. Подмену в этом случае может заметить только сам подзащитный, если будет внимательно следить за материалами дела.

По мнению Павла Яковлева, надо помнить и о негласной связке следствие – прокуратура – суд. Обвинительный приговор одинаково хорошо сказывается на показателях эффективности всех органов:

– А от неудобного адвоката всегда просто избавиться. Например, можно регулярно назначать процессуальные действия в неудобное для него время. Если он не будет успевать – хороший повод просить о замене. Кстати, в этом случае из дела могут исчезнуть ходатайства прежнего защитника. Поэтому новый всегда должен узнавать все обстоятельства своего прихода.

Яковлев обращает внимание и на то, что у адвокатов нет критериев эффективности. То есть никто не считает, скольких оправдательных приговоров адвокат добился. Еще одна проблема – недостаточная оплата труда: около 600 рублей за “судодень”. Отсюда – и соответствующее качество работы.

Корреспондент Радио Свобода спросил у одного из жителей Ключей, что говорят люди о деле Могильникова. Тот ответил, что мнения разделились: “Одни уверены, что Юра не виноват и на него повесили убийство. Другие считают, что Юра виноват. Но только в том, что не смог доказать свою невиновность”.

Источник: https://www.svoboda.org/a/27499721.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.