Влияние на установление истины оказывает презумпция невиновности

Презумпция невиновности или работает ли данный принцип?

Влияние на установление истины оказывает презумпция невиновности

Принцип презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве и проблемы его реализации.

Принцип Презумпции невиновности считается одним из основных принципов уголовного судопроизводства.

Этот принцип закреплен в международных документах ООН и других международных организациях, а также в основном законе Российской Федерации – Конституции Российской Федерации (далее Конституция РФ) и поэтому считается обязательным и общепризнанным не только в России, но и во всех современно-развитых государствах. В соответствии с презумпции невиновности обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В настоящее время принцип презумпции невиновности закреплен как в основных международных документах, так и внутренним законодательством многих стран.

Так, например, в статье 9 Декларации прав человека и гражданина Франции, изданной в 1789 года, говорится, что каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят (по суду) виновным, то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности должна быть строго караема законом.

В Российской Федерации теоретическое содержание и практическое применение принцип презумпции невиновности включил в себя нормы из Конституции РФ (ст. 49) и из Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) (ст. 14).

Эти два основных нормативно-правовых акта и определили данный принцип как процессуальную возможность и обязанность правоохранительных органов гарантировать обвиняемому максимальные возможности, исключающие незаконное привлечение к уголовной ответственности посредством вынесение судом обвинительного приговора.

Теперь нам необходимо разобраться, что вбирает в себя данный принцип и как реализуется на практике.

Нам хорошо известно, что содержание презумпции невиновности и возможности ее реализации устанавливается системой правовых норм, закрепленных в законодательстве нашего государства и применяемых органами предварительного следствия и судом в соответствии с УПК РФ и обязательными к исполнению ими в процессе уголовного судопроизводства.

Данный принцип вбирает множество норм, которые закреплены в УПК РФ, а именно:

1. Вина лица должна быть бесспорно доказана и сформулирована в установленном законном акте: постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительным заключением, в приговоре (ст. 171, 220, 297,302 УПК РФ);2. Все сомнения в отношении доказательности обвинения, если их не удалось устранить, толкуются в пользу обвиняемого (п. 3ст. 14 УПК РФ);3. Обязанность доказывания не может возлагаться на обвиняемого (п. 2 ст. 14 УПК РФ);4. Правоохранительные органы, участвующие в уголовном судопроизводстве, обязаны принять все меры для всестороннего, полного и объективного расследования обстоятельств дела, выявлять все смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства (ст. 73 УПК РФ);5. Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК РФ) 6. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК РФ);7. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (п. 4 ст. 14, ст. 302 УПК РФ).

От выполнения данных процессуальных норм и зависит степень реализации принципа презумпции невиновности.

Таким образом, можно сделать вывод, что при выполнении данных процессуальных положений исполняется данный принцип, но проанализировав судебное разбирательство, мы делаем вывод о том, что суд на всем протяжении этой стадии, конечно же, руководствуется данным принципом, но с момента постановления обвинительного приговора презумпция невиновности для суда утрачивает свое содержание. Однако в силу вышеуказанных нормативно-правовых актов, а именно: Конституции РФ и УПК РФ презумпция невиновности как объективная правовая установка продолжает действовать и распространяется на всех до момента вступления приговора в законную силу. Данный факт в соответствии с законодательством Российской Федерации наступает по истечении срока обжалования приговора в апелляционном порядке (ст. 390 УПК РФ) и составляет 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда (ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ) или

Соответственно если главным условием прекращения действия данного принципа является вступление в законную силу приговора суда, возникает вопрос о законности и целесообразности продления принципа на стадию апелляционного разбирательства допустим, когда приговор обжалован. Какая практическая необходимость, в том числе и для осужденного? Обвинительный приговор ему вынесен и соответственно, презумпция невиновности для него теряет смысл и содержание.

Совершенно прав В.М. Савицкий, утверждающий, что авторитет и роль в данной ситуации ставится под сомнение для суда первой инстанции, который вынес приговор, так как он становится юридической формальностью и никаким образом не определяет виновность лица, а также не оканчивает действие презумпции невиновности для осужденного.

Конечно, пересмотр приговора по жалобе участников судопроизводства возможен, но стоит ли учитывать течение срока презумпции невиновности с правом на обжалование? Суд первой инстанции уже вынес приговор от имени государства, который признал лицо виновным в деянии и тем самым приостановил срок действия принципа.

Следовательно, процессуальное значение презумпции невиновности неопределенно. Законодатель не поясняем нам, почему данный принцип заканчивает свое действие, если одна из сторон обжалует данное решение, после принятия решения судом апелляционной инстанции. Также нам известно, что этой стадией обжалование приговора не заканчивается.

Ее продолжение возможно и в кассационной, и надзорной инстанциях, в Конституционном Суде Российской Федерации, и в Европейском Суде по правам человека. Будет ли это значить, что смысл презумпции невиновности и все ее элементы, которые указаны в УПК РФ на этих стадиях пересмотра всех решений отсутствует и не принимается во внимание.

Следовательно, элементы данного принципа не могут быть использованы ни осужденным, ни его защитником.

Не стоит также забывать, что в любой инстанции осужденный гипотетически может оказаться невиновным в данном деянии, и оправдан, но данный принцип для него прекращает свое действие после вынесения приговора еще при первом судебном разбирательстве. Выходит, что это также нарушает его право на данный принцип.

Мы предлагаем решение данной проблемы. Законодателю необходимо четко разъяснить границы презумпции невиновности. Когда этот принцип перестает действовать, а когда снова «включается в работу».

Все это необходимо, потому что данный принцип является международным и включен в наше законодательство Российской Федерации. Мы считаем необходимо расширить содержательную часть презумпции невиновности в пункте 1 ст.

14 УПК РФ, а именно помимо слов «вступившим в законную силу» добавить еще «до исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты».

Но выше мы упоминали Европейский Суд по правам человека, но данный суд имеет особый статус и не входит в перечень государственных средств правовой защиты и поэтому многие политологи и ученые-правоведы считают данные решения суда недействительные. Данные суждения имеют место быть, поэтому это еще один повод для дискуссии.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d02878b26147800b8efb503/prezumpciia-nevinovnosti-ili-rabotaet-li-dannyi-princip-5d039ca6f5dc000f8d03e13a

Влияние презумции невиновности

Влияние на установление истины оказывает презумпция невиновности

Презумпция невиновности – это объективное правовое положение, из которого следует несколько важных следствий.

Ни один невиновный не должен быть привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст.2 УПК РСФСР).

Раскрытие преступлений и изобличение преступников, равно как и недопущение случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных лиц, восстановление их в правах, если они были необоснованно привлечены к ответственности, обеспечение своевременной и полной их реабилитации и возмещение причиненного им ущерба означает установление фактических обстоятельств дела в точном соответствии с действительностью, т.е. установление, на основе уголовно-процессуального закона, истины по делу. Недопущение случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных есть гарантия прав и законных интересов граждан.

Наличие процессуальных гарантий уголовного судопроизводства ограждает граждан от необоснованного привлечения к уголовной ответственности и осуждения.

“Никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом” (ст.4 УПК РСФСР).

Закон позволяет точно определить круг и характер фактических обстоятельств, которые должностные лица (прокурор, следователь и т.д.) обязаны установить к моменту принятия решения о привлечении лица в качестве обвиняемого. УПК РСФСР (ст.ст.

143-151) устанавливает форму, порядок и условия привлечения лица в качестве обвиняемого, основания к вынесению соответствующих решений. Такой порядок служит и для исключения случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных.

Законное и обоснованное привлечение гражданина к уголовной ответственности является одним из основных требований уголовно-процессуального закона.

Привлечение к уголовной ответственности заведомо невинного серьезно нарушает конституционное право человека и гражданина и рассматривается как преступление против правосудия.

Важнейшим принципом уголовного судопроизводства является всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела (ст.20 УПК РСФСР). Они означают установление и оценку всех возможных версий совершенного преступления, тщательное исследование обстоятельств как подтверждающих эти версии, так и устраняющих их или подвергающих сомнению.

При этом должны быть выяснены все обстоятельства, установление которых имеет существенное значение при постановлении приговора. Всесторонне, полно и объективно должны быть исследованы и данные о личности подсудимого. При объективном, непредвзятом рассмотрении дела выясняются и обстоятельства, отягчающие и смягчающие ответственность подсудимого.

Обстоятельства, не отнесенные законом к отягчающим ответственность, не могут учитываться при назначении лицу наказания. Изменяя приговор в отношении Г., Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР указала: “Отрицание вины не перечислено в ст.39 УК РСФСР в числе обстоятельств, отягчающих ответственность.

Следовательно, суд не вправе был учитывать его при назначении осужденному наказания” (Бюллетень ВС РСФСР, 1970 г., № 4 стр.9).

Непосредственно воспринимаемые судьей, следователем определенные предметы, события, не закрепленные с соблюдением процессуальных требований, не могут быть использованы в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела, т.к. в этом случае отсутствуют основания для полной, всесторонней и объективной проверки этих данных и условий формирования внутреннего убеждения. Приговор не может быть основан на доказательствах, добытых с нарушением закона.

Отмечаемые на практике неправомерные попытки переложения обязанности доказывания на обвиняемого выражаются в неблагоприятных для обвиняемого решениях следователя или суда (об отклонении ходатайства о прекращении дела, обвинительный приговор, решение об отклонении жалобы на приговор), мотивируемых тем, что обвиняемый (или его защитник) не представил убедительных доказательств невиновности.

Социальная значимость правил о недопустимости переложения обязанности доказывания на обвиняемого состоит в том, что таким образом устраняется зависимость выводов следователя и суда от субъективного фактора – желания и возможностей обвиняемого доказать свою невиновность, наличие или отсутствие доказательственных факторов.

Защита от преступных посягательств жизни и здоровья, личной свободы, чести и достоинства человека и гражданина, его жилища и имущества, иных прав и законных интересов определяет смысл, содержание и применение процессуального законодательства РФ, общие и частные задачи уголовного судопроизводства. Принцип презумпции невиновности следует из одной из таких задач уголовного процесса: правильное применение закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Источник: https://studopedia.ru/10_196599_sub-ekti-dokazivaniya.html

Марьяна Торочешникова: В начале этого года в Госдуме появился законопроект, направленный на изменение действующего Уголовно-Процессуального кодекса. Теперь российским судьям предлагают заняться не только оценкой доказательств и вынесением на их основании того или иного приговора, а и поиском объективной истины. Почему российские депутаты хотят отказаться от принципа состязательности в уголовном процессе и обязать судей собирать доказательства по делу и как поправки отразятся, если они будут приняты, на российской правоприменительной практике, мы будем говорить в сегодняшней передаче.

Объективная истина вместо презумпции невиновности – такова тема сегодняшней передачи. Наши гости – судья в отставке Сергей Пашин и член президентского Совета по правам человека, адвокат Юрий Костанов.

Автор законопроекта – депутат от “Единой России” Александр Ремезков, он в пояснительной записке отмечает, что проект направлен на усиление гарантий, обеспечивающих справедливость правосудия, отправляемого в форме уголовного судопроизводства, а сейчас справедливость обеспечивается недостаточно, потому что модель состязательности “тяготеет к чуждой традиционному российскому уголовному процессу англо-американской доктрине, где суду отводится роль независимого арбитра”. Судья же должен искать объективную истину, используя для этого все возможные способы, в том числе занимаясь и поиском доказательств. Объективная истина, по мнению Ремезкова, – это соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения. Сергей Анатольевич, видите ли вы необходимость в установлении объективной истины, которую вы должны были устанавливать еще во времена Советского Союза?

Сергей Пашин: По действовавшему тогда законодательству, объективную истину устанавливать не надо было. Надо было всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела. Этого не было и при царе.

И даже на Западе, где употребляется термин “истина”, вовсе не требуется, чтобы она непременно была установлена. Средства доказывания, которые имеются в наших руках, не обязательно ведут к установлению истины.

И юристы ведь используют всякий инструментарий, такой как фикции, презумпции, и все это вовсе не соответствует задаче установления истины. Но судоговорение должно решить дело – это самое важное.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, господин Ремезков отсылает нас к уставу 1864 года, к советским кодексам и говорит, что тогда требовалось найти эту самую объективную истину.

Сергей Пашин: Преувеличивает депутат. В Уставе уголовного судопроизводства понятие “истина” фигурировало три раза. Например, в 613-ой статье Устава говорилось о том, что председательствующий может раздельно допрашивать подсудимых, если это лучше для постижений истины. Но никто не требовал, чтобы истина была найдена.

В советском УПК 1960 года термин “истина” употреблялся однажды – применительно к полномочиям председательствующего судьи, он направляет ход судебного следствия в сторону лучшего нахождения истины. А что касается законопроекта, он ведь не об истине.

Он о доследовании и о том, чтобы судья стал инквизитором и выполнял работу следователя, восполнял пробелы предварительного следствия.

Марьяна Торочешникова: Автор законопроекта обращает внимание, что в настоящий момент времени в России судья является беспристрастной фигурой, которая смотрит, что ему принесли одна и другая сторона, потом делает выводы на основании этих доказательств, кому стоит больше верить, и выносит решение. Депутат Ремезков и люди, которые поддерживают этот законопроект, в том числе руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин, говорят, что если человек попадает под уголовное преследование, но не может оплатить себе адвоката, то он находится в заведомо плачевном положении, потому что бесплатный адвокат будет работать некачественно, доказательств его невиновности отыскивать не будет, и в суде у обвинения будет все, у защиты ничего, и тогда судья поднимется над процессом и сам скажет, что нужно еще исследовать, и встанет как бы на сторону подсудимого. Выходит, дело-то правое…

Юрий Костанов: Мне не кажется, что дело будет правым, если судья встанет на какую-то сторону.

Судья должен быть беспристрастным! И раньше, еще в тех самых судебных уставах 1864 года, смысл сводился к тому, что появился суд присяжных, появилась состязательность обвинения и защиты, а судья, независимый от той или другой стороны, на основе исследования доказательств приходил к какому-то выводу.

На самом деле, мы до сих пор не пришли к этому, у нас до сих пор нет грамотного обвинения, не всегда есть хорошие адвокаты, но с этим бороться надо не так. Когда нет нормального обвинения, судья был вынужден в советские времена нередко брать на себя эту функцию.

Марьяна Торочешникова: И тогда судьи читали обвинительное заключение.

Юрий Костанов: Это еще было не так страшно, но когда они становились обвинителями, это уже совсем плохо! На сторону защиты они никогда не становились.

И до сих пор судьи рекрутируются из любых юристов, но не из адвокатов, то есть судья изначально заражен обвинительным уклоном.

Чтобы прийти к выводу, достиг он объективной истины или не достиг, достаточно ли доказательств, у судьи в голове уже должна быть картинка, она уже должен знать, в чем истина состоит. Иначе с чем сравнивать, достаточно ли доказательств?

Марьяна Торочешникова: А откуда вообще появилось понятие “объективная истина”?

Сергей Пашин: От неграмотности. Или от сильного занятия марксизмом-ленинизмом.

Объективная истина – это философский термин, его употреблял Ленин в работе “Материализм и эмпириокритицизм”, а до него Маркс, а до него Декарт, а еще раньше монахи-картезианцы.

И картезианцы ответили так же, как отвечает сейчас депутат Ремезков: соответствие наших знаний тому, что было в действительности.

Марьяна Торочешникова: То есть предлагается подгонять факты под какую-то теорию?

Сергей Пашин: Нет, предлагается использовать философию в рамках прикладного уголовного процесса. И это попытка с негодными средствами.

Марьяна Торочешникова: А к чему это приведет? О каком правосудии и праве можно тогда говорить, если конкретный человек, исходя из собственных убеждений, будет решать, можно это называть объективной истиной или нет?

Юрий Костанов: К нему приносят толстый том уголовного дела, а то и не один дом, следователи не очень убеждены часто, но с них требует начальство быстро раскрыть. Очень часто это не соответствует никакой истине, но бумага есть.

Я прихожу туда, приношу какие-то доказательства, но мне еще надо упросить суд, чтобы они мои факты признал доказательствами, и онг еще спрашивает мнение прокурора при этом.

Даже если мой свидетель пришел, судья обязан его допросить, если я ходатайствую, но он его выслушает и все равно напишет, что он ему не верит, иногда даже никак это не мотивируя.

Марьяна Торочешникова: В пояснительно записке к законопроекту написано: “Закрепленная в 14-ой статье Уголовно-процессуального кодекса России юридическая фикция презумпции невиновности, предполагающая толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, может быть применена лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины, и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию”. Что имеет в виду автор законопроекта?

Сергей Пашин: Автор просто говорит, что он в презумпцию невиновности не верит и ее не уважает, причем говорит он это юридически неграмотно. Презумпция невиновности откладывается в сторону, процесс идет инквизиционно, мы пытаемся достичь истины, применяя все средства, и если истина нам не улыбнулась, тогда, может, и оправдаем.

Марьяна Торочешникова: Правильно я понимаю, что у российских судей появляются при этом просто какие-то безграничные полномочия?

Сергей Пашин: У судьи и так есть все возможности искать истину, если он захочет. Он может удовлетворять, например, ходатайства стороны защиты, не полагаясь на материалы расследования. Судья имеет право по собственной инициативе вызвать свидетелей, назначить экспертизу.

Так что слова “объективная истина” ничего не добавляют. Можно всем составом суда выехать на место преступления.

Но самое главное, что судьи, может, и независимы, но они перегружены, и путь наименьшего сопротивления – взять дискету у следователя или у прокурора и на базе этой дискеты с обвинительным заключением состряпать приговор. Носитель истины у нас – прокурор.

Юрий Костанов: Нигде не существует зафиксированных российских традиций, которые противоречили бы нормальной состязательности и нормальному рассмотрению дела.

После многих сотен лет инквизиционных обвинительных процессов, когда судьи сами искали доказательства и сами казнили потом, наконец, человечество дошло до того, что в споре рождается истина, что правда – может родиться только в споре обвинения и защиты.

У нас в свое время существовали “тройки”, в 1934 году, дела решались без сторон, не было ни обвинения, ни защиты. Три судьи решали судьбу человека, ни обжалования, ничего не было. И там же тоже началось не с этого.

Объективная истина – это картинка в голове судьи, и судья подгоняет под эту картинку то, что нужно написать в приговоре. Судья должен эту картину построить на основе доказательств, которые принесла одна и другая сторона, и за пределами доказательств для него истин быть не должно.

Марьяна Торочешникова: Вы считаете, что эти поправки предлагают принять, чтобы облегчить жизнь следователям?

Юрий Костанов: Естественно!

Марьяна Торочешникова: Но в этой же записке написано: “В целях создания благоприятных условий для установления объективной истины уже на стадии предварительного расследования предусматривается введение дополнительных требований и к деятельности тех должностных лиц, которые собирают доказательства во время предварительного расследования”. То есть и следователи будут искать объективную истину, не допуская обвинительного уклона в доказывании.

Юрий Костанов: Действующий закон все это и так предусматривает.

Формулировка закона не лучшие на сегодняшний день, и Конституционный суд по этому поводу принял решение, что по действующей конституции государство обязан обеспечивать права гражданина, и в уголовном процессе представители государства – следователь и прокурор, и они обязаны гарантировать права.

Никто не против, чтобы приговор суда установил то, что было в действительности, но вопрос ведь в критериях, откуда, когда, из чего суд должен понять, что он достиг этой истины? Кроме доказательств, других инструментов нет.

Источник: https://www.svoboda.org/a/25309341.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.