Восстановление иных прав реабилитированного в уголовном процессе

Проблемы восстановления прав реабилитированного в уголовном судопроизводстве

Восстановление иных прав реабилитированного в уголовном процессе

Ковалышин, Р. В. Проблемы восстановления прав реабилитированного в уголовном судопроизводстве / Р. В. Ковалышин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 9 (299). — С. 103-104. — URL: https://moluch.ru/archive/299/67761/ (дата обращения: 13.11.2020).



Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации, человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита — обязанность государства.

Указанное конституционное положение означает необходимость создания и постоянного совершенствования эффективно действующих механизмов, обеспечивающих каждому человеку и гражданину возможность добиваться защиты и восстановления своих прав и свобод от любых незаконных ограничений и нарушений, статья 53 Конституции РФ, гласит: «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. В уголовном законодательстве есть механизм восстановления прав граждан, подвергшихся незаконному либо не обоснованному уголовному преследованию. Основания возникновения права на реабилитацию закреплено в 18 главе Уголовно-процессуального кодекса, это право в современном виде оформлено относительно недавно, с принятием и вступлением 1 июля 2002 г. в законную силу УПК РФ. Стоит отметить, что в отечественной юридической науке вопросам реабилитации граждан в уголовном процессе в разные годы уделялось немалое внимание. Однако в виду относительного малого процента оправдательных приговоров в современной России, а также случаев прекращения уголовных дел по реабилитирующим основания тема до конца не изучена и остается актуальной.

Согласно данным сайта «Единой межведомственной статистической системы» (ЕМИСС), число преступлений, по которым уголовные дела были прекращены по реабилитирующим основаниям, составляет в 2016–5091, в 2017–5670, 2018–4934, 2019 — статистика не опубликована, на момент написания работы. Данные же о количестве лиц, получивших возмещение вреда, не публикуются в данных статистики.

Сама история института реабилитации лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, не стоит на месте, постоянно совершенствуется.

Если до начала ХХ века для лиц, незаконно привлеченных к суду, было недоступно понятие возмещения материального или морального ущерба, восстанавливались лишь некоторые права таких граждан, то на сегодняшний день, несмотря на все недостатки института реабилитации, в законодательстве закреплены прицепы и механизмов возмещения.

На сегодняшний день мы видим пробелы в законодательстве, касающиеся многих аспектов реабилитации, таких как сроки давности по реабилитации, которые, по нашему мнению, есть ограничение прав реабилитируемого лица, по нашему мнению, эти сроки должны быть отменены или значительно увеличены.

В научной литературе мы можем найти предложения о предоставлении права на бесплатную юридическую помощь потерпевшему по уголовному дела, для реализации всех его прав.

Лицо угловое дело, в отношении которого прекращено по реабилитирующим основаниям является фактически таким же потерпевшим от незаконной или необоснованной деятельности органов следствия или суда, при этом сейчас сам реабилитируемый должен подавать заявление о возмещении вреда как в рамках уголовного процесса для возмещения материального вреда так и в гражданском процессе для возмещения морального вреда, при этом неся дополнительные издержки на юридическую помощь, по нашему мнению, законодатель должен предусмотреть право на бесплатную юридическую помощь для прохождения процедуры реабилитации.

Получив оправдательный приговор в суде и обратившись за возмещением вреда, реабилитируемый почти наверняка получит кассационную жалобу на приговор и это, не говоря о случаях, когда дело прекращается по реабилитирующим обстоятельствам на стадии предварительного следствия или дознания, в этом случи при обращении за возмещением вреда, реабилитированный рискует сменить свой правовой статус на «обвиняемый», так как по практике постановление о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям следователя или дознавателя сразу же будет отменено в прокуратуре или вышестоящей прокуратуре.

Стоит отметить экономический аспект выплаты компенсации, ежегодно в бюджете Российской Федерации отдельной строкой прописываются денежные суммы, предназначенные для компенсации вреда, причиненного органами государственной власти, в том числе за незаконное уголовное преследование или осуждение.

Денежная сумма, предназначенная для компенсаций вреда, причинённого государством граждан относительно не большая, поэтому для экономии бюджета, суды, по делам о компенсации морального вреда, причиненного органами государственной власти, присуждают небольшие суммы, а представители Министерства финансов обжалуют постановления о выплатах, затягивая получение компенсации. Сам факт обжалования постановления о выплатах, по нашему мнению, нарушат законные интересы реабилитируемого, поэтому такая практика должна быть отменена на законодательном уровне. Также стоит сократить сроки перечисления Министерством финансов денежных средств реабилитированному с трех месяцев до одного месяца.

По нашему мнению, законодателю стоит развивать институт реабилитации, наделить реабилитированных правом на получение бесплатной медицинской помощи (если она необходима), включая бесплатное предоставление медикаментов, а в случае, если лицо по каким то причинам не хочет обращаться в государственное медицинское учреждение, где ему может быть оказана медицинская помощь в рамках реабилитации, либо такой помощи недостаточно или ее предоставление невозможно, реабилитированному должны быть возмещены связанные с этим расходы.

В связи с изложенным, по нашему мнению, механизм возмещения реабилитируемому лицу вреда как имущественного, так и морального не отражает современной процессуальной природы и нуждается в существенном улучшении, в первую очередь, с учетом интересов реабилитированных лиц, их родственников, иждивенцев, наследников и (или) представителей и лиц с ними связанных.

Литература:

  1. Безлепкин Б. Т. Уголовный процесс России: Учебник. М., 2003.
  2. Махова Т. М. Реабилитация / Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. Ред. П. А. Лупинская. 2-е изд., перераб. и доп. -М., 2009.
  3. Потетинов В. А. Уголовно-процессуальный институт реабилитации в законодательстве современной России: современное состояние и перспективы развития. Автореферат к диссертации, Томск 2018
  4. Государственная межведомственная статистика ЕМИСС www.fedstat.ru, gks.ru. (Дата обращения: 25.11.2019).

Основные термины(генерируются автоматически): возмещение вреда, государственная власть, бесплатная юридическая помощь, дело, компенсация вреда, лицо, механизм возмещения, моральный вред, Российская Федерация, уголовный процесс.

Источник: https://moluch.ru/archive/299/67761/

Порядок восстановления прав реабилитированного | Студент-Сервис

Восстановление иных прав реабилитированного в уголовном процессе

Особенности возмещения реабилитируемому причиненного вреда зависят от вида последнего. Имущественный вред, связанный с уголовным преследованием, – это причиненный вред, убытки, упущенная выгода в полном объеме, т.е. разность между материальным положением лица до его уголовного преследования и после, а также неполученные доходы, которые это лицо могло получить. В него входит возмещение:

  • заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования;
  • имущества, конфискованного или обращенного в доход государства на основании судебного решения;
  • штрафов и процессуальных издержек, взысканных во исполнение приговора суда;
  • сумм, выплаченных за оказание юридической помощи (например, оплата услуг адвоката);
  • иных расходов (например, расходы, которые понесены реабилитированным непосредственно в ходе уголовного преследования;
  • расходы, понесенные им в целях устранения последствий незаконного или необоснованного уголовного преследования, включая затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации, восстановления здоровья;
  • расходы на оплату экспертиз и заключений специалистов и другие).

При этом возмещается только реальный вред, а не предполагаемый. Реабилитированный также вправе рассчитать, обосновать документально и потребовать от государства денежной компенсации любых убытков, происхождение которых находится в причинной связи с его незаконным и необоснованным уголовным преследованием или незаконным осуждением. Согласно п. 2 ст.

15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права; утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для того, чтобы получить возмещение имущественного вреда следует произвести ряд процессуальных действий.

Как указывалось выше, после вступления в законную силу решения с признанием за лицом права на реабилитацию, реабилитированному лицу должно быть направлено извещение с разъяснением соответствующих статей УПК РФ о порядке возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, где должно быть указано, какой вред возмещается при реабилитации, а также порядок и сроки обращения за его возмещением.

В случае смерти реабилитируемого указанный документ направляется наследникам, близким родственникам, родственникам или иждивенцам умершего.

Если их место жительства неизвестно, то указанные документы направляются не позднее 5 суток со дня обращения этих лиц в органы или к должностному лицу, который реабилитировал гражданина.

Для возмещения вреда реабилитированному или заинтересованному лицу необходимо подать требование (ходатайство) о возмещении вреда в суд, постановивший реабилитирующее решение, либо в суд по месту жительства реабилитированного, либо в суд по месту нахождения органа, вынесшего реабилитирующее решение.

О месте и времени судебного заседания должны быть извещены реабилитированный, его представитель и законный представитель (при их наличии), прокурор, соответствующий финансовый орган, выступающий от имени казны РФ, и другие заинтересованные лица.

В судебном заседании с участием этих лиц в течение месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции.

На основании вступившего в законную силу судебного постановления о возмещении имущественного вреда выдается исполнительный лист, который направляется для исполнения в порядке ст.

2422 Бюджетного кодекса РФ в Министерство финансов РФ или его территориальное подразделение (например, Управление Федерального казначейства по Челябинской области), которые производят выплату по исполнительному листу.

Возмещение морального вреда может быть осуществлено в нескольких формах.

  1. Взыскание компенсации морального вреда в денежном выражении производится в порядке гражданского судопроизводства. Реабилитированный в этом случае освобождается от уплаты государственной пошлины. При определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, другие обстоятельства, а также требования разумности и справедливости. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда.
  2. Опровержение не соответствующих действительности порочащих доброе имя гражданина сведений, в том числе в средствах массовой информации. По требованию реабилитированного, либо его родственников, либо по указанию суда, прокурора, дознавателя, следователя в течение 30 суток делается сообщение в средствах массовой информации о реабилитации этого лица, если в СМИ были оглашены сведения, порочащие реабилитированного.
  3. Направление письменного сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина по месту работы, учебы, жительства. Инициатива о направлении сообщений может исходить от реабилитированного, его родственников. Они должны обратиться к соответствующим должностным лицам с письменным заявлением с просьбой о направлении вышеуказанных сообщений. Срок направления сообщений (копии решений о реабилитации) – 14 суток с момента поступления заявления.
  4. Принесение прокурором официального извинения от имени государства. Форма принесения извинения (устно, письменно, что именно нужно произнести и т.п.) в УПК РФ не закреплена. Но в указании Генпрокуратуры России от 03.07.2013 г. «О порядке реализации положений ч. 1 ст. 136 УПК РФ» закреплено, что официальное извинение следует приносить в письменной форме в возможно короткий срок, но не позднее одного месяца со дня вынесения решения о реабилитации.

Восстановление трудовых, жилищных и иных прав реабилитированного производится в порядке ст. 399 УПК РФ при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора.

Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено, или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства. В соответствии со ст.

396 Трудового кодекса РФ решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника подлежит немедленному исполнению.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

Время нахождения лица под стражей, отбывания наказания, отстранения от должности засчитывается в непрерывный стаж, если перерыв между днем вступления в законную силу оправдательного приговора либо постановления (определения) о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям и днем поступления на работу не превышает трех месяцев.

При восстановлении реабилитированного в пенсионных правах применяются положения п. 7 Указа Президиума Верховного совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 18 мая 1981 года.

Так, при назначении пенсии на льготных условиях или в льготных размерах, зачтенное в трудовой стаж реабилитированного время отбывания наказания, а также время, в течение которого гражданин не работал в связи с отстранением его от должности или заключением под стражу, приравнивается по выбору реабилитированного либо к работе, которая предшествовала осуждению или привлечению к уголовной ответственности, либо к работе, которая следовала за освобождением от уголовной ответственности или отбытия наказания. Согласно ч. 3 ст. 104 Жилищного кодекса РФ договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения службы либо нахождения на государственной должности РФ, государственной должности субъекта РФ или на выборной должности.

Прекращение трудовых отношений либо пребывания на государственной должности РФ, государственной должности субъекта РФ или на выборной должности, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения.

При восстановлении в жилищных правах лицу возвращается конфискованное жилое помещение либо предоставляется равноценное, восстановленное в очереди на жилье.

Поэтому в случае восстановления реабилитированного на работе (службе) жилищные условия, существовавшие до прекращения договора найма служебного жилого помещения, должны быть полностью восстановлены.

Реабилитированным, которые были лишены на основании судебного решения специальных, воинских и почетных званий, классных чинов, а также государственных наград, восстанавливаются соответствующие звания, классные чины и возвращаются государственные награды.

В случае обращения реабилитированного в соответствии с частью 2 статьи 138 УПК РФ в суд по вопросу о восстановлении в воинском, специальном, почетном звании или классном чине, а также о возвращении ему государственных наград, которых он был лишен, суд, рассмотрев требование реабилитированного, и признав его обоснованным, должен указать на это в своем постановлении и направить копию постановления в соответствующий государственный орган для решения вопроса о восстановлении реабилитированного лица в воинском, специальном, почетном звании или классном чине, а также о восстановлении его в правах на государственные награды.

Восстановление свобод реабилитированного означает устранение незаконных правоограничений и связанных с ними последствий для гражданина, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию или незаконному осуждению.

Например, должны быть сняты ограничения таких свобод, как свобода передвижения и выбора места жительства, если они были ограничены в ходе уголовного преследования или осуждения; свобода в использовании своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом деятельности; свобода поиска, получения, передачи и распространения информации; свобода в распоряжении способности к труду и выборе рода деятельности и профессии и т.п.

Источник: https://student-servis.ru/spravochnik/poryadok-vosstanovleniya-prav-reabilitirovannogo/

Восстановление иных прав реабилитированного

Восстановление иных прав реабилитированного в уголовном процессе

Возможность восстановления иных прав реабилитированного (трудовых, пенсионных, жилищных) предусмотрена ст.138 УПК РФ. Заявление подобного рода рассматриваются в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Особенностью рассмотрения таких материалов является то, что если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Вопросов о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированных в 2007-2009 годах судами области в порядке исполнения приговора не разрешалось.

Проблема реабилитации по делам частного обвинения является достаточно острой и до сих пор не получила должного разрешения в законодательстве и правоприменительной практике.

При увеличении количества ежегодно оправдываемых судами граждан по делам частного обвинения и прекращаемых в отношении них дел возрастает и число обращений граждан в суд с требованиями о реабилитации.

В связи с этим в судебной практике стал нередко возникать вопрос: несет ли государство ответственность за причиненный вред в случае реабилитации подсудимого по делу частного обвинения либо такой вред должен возмещаться за счет частного обвинителя?

Статистика свидетельствует о том, что городскими, районными судами и мировыми судьями Костромской области в 2005 г. по делам частного обвинения оправдано 28 человек, прекращено уголовных дел по реабилитирующим основаниям в отношении 114 человек, в 2006 г.

оправдан 21 человек, прекращено по реабилитирующим основаниям уголовных дел в отношении 108 человек1. Если обратиться к судебной статистике о работе всех мировых судей, действующих в РФ, то только за 2006 г. ими по делам частного обвинения оправдано 5,3 тыс.

человек, прекращено дел по реабилитирующим основаниям в отношении 11,8 тыс. человек2.

Вместе с тем в нормах УПК РФ не содержится прямого ответа на вопросы о том, кто несет ответственность за причиненный вред в случае реабилитации подсудимого по делу частного обвинения либо такой вред должен возмещаться за счет частного обвинителя?

В ч. 1 ст. 133 УПК РФ речь идет о возмещении государством вреда, причиненного гражданину органами дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом в результате незаконного уголовного преследования.

Под уголовным преследованием закон понимает процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5).

По делам частного обвинения такую процессуальную деятельность осуществляют не органы дознания, дознаватель, следователь или прокурор, а гражданин — частный обвинитель.

Отсюда можно сделать вывод, что в УПК РФ не содержится запрета на применение норм главы 18 к реабилитации и возмещению вреда по делам частного обвинения.

К примеру, выше приводились данные о количестве прекращенных мировыми судьями дел частного обвинения. В подавляющем большинстве случаев такие решения принимались на основании ч. 3 ст. 249 УПК РФ в связи с неявкой частного обвинителя, фактически приравненной законом к отказу обвинителя от обвинения. Согласно же п. 2 ч. 2 ст.

133 УПК РФ, право на реабилитацию имеет подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Следовательно, такое же право должен иметь подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения.

Здесь, на наш взгляд, вполне возможна процессуальная аналогия, но с определенными оговорками. Они касаются источника возмещения вреда.

Так, следует учитывать, что назначение судебного заседания по надлежаще оформленному заявлению частного обвинителя является обязанностью суда, уголовное преследование в этом случае возбуждается самим частным обвинителем и в случае прекращения дела нельзя говорить о том, что это явилось следствием незаконных действий со стороны государства.

Косвенным подтверждением данного вывода может служить ч. 9 ст. 132 УПК РФ — пожалуй, единственная норма в Кодексе, непосредственно посвященная вопросу реабилитации по делу частного обвинения.

Она гласит, что при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу.

Тем самым закон допускает возложение бремени расходов, связанных с осуществлением незаконного уголовного преследования по делу частного обвинения, на самого частного обвинителя.

Исходя из данных положений, полагаем, что действующее законодательство о реабилитации в части взыскания причиненного имущественного и морального вреда за счет казны РФ не может распространяться на уголовные дела частного обвинения, прекращенные судами в связи с неявкой частного обвинителя, и ответчиком по таким делам должны признаваться граждане — потерпевшие (частные обвинители), возбудившие и осуществлявшие уголовное преследование.

То же самое можно сказать и о делах частного обвинения, по которым постановлен оправдательный приговор и отсутствовали основания для отказа мировым судьей в принятии к производству заявления потерпевшего (частного обвинителя). К примеру, Ю. Ю.

Чурилов, отмечая существование на практике ситуаций, когда потерпевшим изначально подается заявление о привлечении к уголовной ответственности лица при явном отсутствии события преступления или признаков состава преступления, правильно обращает внимание на то, что, несмотря на очевидное отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, мировой судья в силу ст.

319 УПК РФ обязан принять указанное заявление, провести судебное разбирательство с вызовом подсудимого и лишь в конце разбирательства, которое иногда длится годами, вынести оправдательный приговор.

При этом судебное разбирательство в отношении такого заведомо невиновного лица может сопровождаться применением к подсудимому мер процессуального принуждения и вообще негативно отразиться на его повседневной жизни, а вынесение оправдательного приговора в этом случае становится формальным актом3.

В связи с этим представляется, что с учетом обязанности судьи принять заявление гражданина к своему производству и назначить судебное заседание независимо от наличия или отсутствия события или состава преступления ответственность за незаконное уголовное преследование по делам частного обвинения должно нести лицо, его возбудившее и осуществлявшее, а не государство.

Данный вывод основан на результатах проверки Конституционным Судом РФ конституционности отдельных положений законодательства о реабилитации в связи с рядом обращений граждан.

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 30.05.2003 с гражданки З., являвшейся потерпевшей и частным обвинителем по уголовному делу о клевете (ч. 1 ст.

129 УК РФ), был взыскан имущественный вред в размере 35 000 руб., причиненный лицу, обвинявшемуся ею в этом преступлении и оправданному по приговору суда.

Данная сумма была уплачена подсудимым адвокату за оказание юридической помощи.

Принимая такое решение, суд первой инстанции руководствовался процессуальными нормами, регламентирующими возмещение имущественного вреда реабилитированному (ст. 133 и 135 УПК РФ).

Постановление судьи было обжаловано З. в Президиум Ивановского областного суда. В надзорном определении суд, сославшись на ч. 9 ст.

132 УПК РФ, указал, что при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд имеет право взыскивать процессуальные издержки полностью или частично с лица, если по его жалобе было начато производство по данному уголовному делу.

На этом основании в решение суда первой инстанции были лишь внесены изменения, признающие взысканные с заявительницы денежные средства возмещением процессуальных издержек4 и уменьшающие размер взыскания до 25 000 руб. с учетом того, что З. является пенсионеркой и размер ее пенсии невелик.

В жалобе, направленной в Конституционный Суд РФ, заявительница оспаривала конституционность ч. 9 ст. 132 УПК РФ. По мнению З.

, суд, применив в ее деле оспариваемую норму и взыскав с нее в пользу подсудимого по уголовному делу понесенные им расходы, по существу, признал ее виновной в клевете и заведомо ложном доносе, чем нарушил ее конституционное право, гарантируемое ч. 1 ст. 49 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ, отказывая в принятии к рассмотрению жалобы З., поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона от 21.01.94 № 1–ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», подчеркнул следующее. Из смысла ч. 1 ст.

49 Конституции РФ следует, что недоказанность обвинения какого-либо лица в совершении преступления влечет его полную реабилитацию и восстановление всех его прав и законных интересов, ограниченных в результате уголовного преследования, включая возмещение расходов, понесенных в связи с данным преследованием.

В свою очередь, как полагает Конституционный Суд, взыскание в пользу реабилитированного расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием ее деятельности.

При этом, однако, возложение на частного обвинителя обязанности возместить лицу, которое было им обвинено в совершении преступления и чья вина не была доказана в ходе судебного разбирательства, понесенные им вследствие этого расходы не может расцениваться как признание частного обвинителя виновным в таких преступлениях, как клевета или заведомо ложный донос. Принятие решения о возложении на лицо обязанности возместить расходы, понесенные в результате его действий другими лицами, отличается от признания его виновным в совершении преступления как по основаниям и порядку принятия соответствующих решений, так и по их правовым последствиям и не предопределяет последнего.

Тем самым Конституционный Суд РФ фактически не отрицал правильность взыскания имущественного вреда, причиненного реабилитируемому по делу частного обвинения, с гражданина, возбудившего незаконное уголовное преследование, а не с федеральной казны5.

Более четко данная позиция обозначена в Определении Конституционного Суда РФ по жалобе гражданина Яковлева И. А.

Яковлев И. А., в отношении которого уголовное преследование в связи с отказом частного обвинителя от обвинения было прекращено за отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ), оспаривал конституционность ряда норм УПК РФ, регламентирующих возмещение вреда гражданам в порядке реабилитации, в том числе: ч. 4 ст.

11, предусматривающей, что вред, причиненный лицу в результате нарушения прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены данным Кодексом; ч. 1 и п. 2 ч. 2 ст.

133, устанавливающих, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда, и относящих к лицам, имеющим право на реабилитацию, подсудимого, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. По мнению Яковлева, эти положения закона, не предусматривая права на возмещение вреда лицам, уголовное дело в отношении которых прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, противоречат ст. 2, ч. 3 ст. 17, ч. 1 ст. 19 и ч. 1 ст. 21 Конституции РФ.

Отказывая в принятии к рассмотрению данной жалобы как недопустимой, Конституционный Суд отметил в Определении, что оспариваемые в жалобе Яковлева И. А.

нормы уголовно-процессуального закона, регламентируя порядок возмещения государством вреда, причиненного органами государственной власти или должностными лицами гражданину в результате уголовного преследования, как таковые направлены на защиту прав и законных интересов лиц, незаконно подвергшихся уголовному преследованию, и сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Источник: https://studopedia.ru/4_11241_vozmeshchenie-vreda-po-delam-chastnogo-obvineniya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.