Выемка уголовного дела

Проблемы выемки в российском уголовном процессе

Выемка уголовного дела

Новицкий, А. Н. Проблемы выемки в российском уголовном процессе / А. Н. Новицкий. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 46 (232). — С. 179-181. — URL: https://moluch.ru/archive/232/53739/ (дата обращения: 13.11.2020).



Выемка в уголовном процессе, являясь одним из видов следственных действий, соответственно может рассматриваться в качестве способа собирания доказательств. Следовательно, уголовно-процессуальные проблемы выемки по уголовному делу, могут быть связаны с несовершенством ее регулирования в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — УПК РФ) [1].

Стоит отметить, что основная статья 183 УПК РФ, в которой получили регулирование порядок, основания проведения выемки, неоднократно подвергалась изменениям, которые можно охарактеризовать как направление усиления гарантий прав и законных интересов лиц, чьи интересы затрагиваются при производстве выемки.

Так выемка заложенной в ломбарде вещи стала возможной по судебному решению. Тем самым повышено обеспечение законности ее изъятия в указанном месте. Более того введена отдельная статья 450.

1 УПК РФ, касающаяся особых условий проведения выемки в отношении адвоката (в том числе осмотра и обыска), что было направлено на установление реальных гарантий адвокатской тайны, что, несомненно, следует признать обоснованным. Согласно ч. 1 ст.

170 УПК РФ обязательно участие понятых при проведении выемки объектов, содержащих сведения, составляющие государственную или охраняемую иным федеральными законом тайну, а также информацию о банковских вкладах и счетах, в том числе в иных кредитных организациях и далее согласно ч 3 ст. 183 УПК РФ.

Как видим, проблемы производства выемки в уголовном процессе находятся в постоянном фокусе внимания законодателя, предпринимающего меры по совершенствованию уголовно-процессуального закона, основанием для реализации которых, безусловно, служат научные исследования специалистов в области уголовно-процессуального права. Среди значимых аспектов проблематики выемки отдельными авторами [4] рассматривается неоднозначность норм УПК РФ, касающихся возможности или, наоборот, запрета на производство выемки до возбуждения уголовного дела, то есть на этапе проверки сообщения о преступлении.

А именно, в части 1 ст. 144 УПК РФ допускается, что при проверке сообщения о преступлении можно изымать предметы и документы в порядке установленном УПК РФ. Такую формулировку закона можно напрямую связать с ч. 1 ст.

183 УПК РФ, в которой устанавливается, что выемка производится при необходимости изъятия определенных предметов. Несомненно, выемка представляет собой ничто иное, как изъятие каких-то объектов.

Более того, можно с уверенностью сказать, что выемка есть основной способ изъятия предметов и документов по уголовному делу, несмотря на то, что не менее действенными способами также являются осмотр, обыск, уже потому, что выемка имеет ограничительное условие для ее проведения — наличие точной известности того, где и у кого находятся изымаемые объекты. Тем самым выемка не предполагает поисковые действия, характерные и допускаемые при осмотре и обыске.

Ряд авторов справедливо считает, что производство выемки до возбуждения уголовного дела законодателем не разрешено, исключено [3; 5]. Веским аргументом для этого является отсутствие данного разрешительного действия в самой статье 183 УПК РФ, как это было выполнено законодателем в соответствующих ст.

176, 178, 179, 195 УПК РФ, в которых регламентированы производство осмотра, освидетельствования и производства экспертизы. В тоже время в ч. 1 ст.

144 УПК РФ не произведено регулирование иных способов изъятия предметов и документов в ходе проверки сообщения о преступлении, о чем также пишут исследователи [10] и что указывает на возможность получения доказательств путем изъятия предметов и документов при осмотре.

В связи с этим возникает вопрос о том, насколько противоречит принципам уголовного судопроизводства допущение о проведении выемки до возбуждения уголовного дела. Безусловно, этот аспект значим для таких видов выемки, как изъятие предметов и документов, содержащих уже упомянутую тайну, особенно банковскую.

Вместе с тем приведенные виды выемки производятся по судебному решению, при выдаче которого судьей уже проверяется законность и обоснованность их производства. Рассуждая о проблеме понимания сути выемки как познавательного процесса, С. Б.

Россинский пишет о том, что она все более утрачивает такое значение и превращается в простой механизм по фиксации вхождения определенных документов и предметов в уголовное дело [8].

В связи с этим, по мнению цитируемого автора, в настоящее время отсутствуют препятствия по изъятию предметов и документов на стадии возбуждения уголовного дела по правилам выемки взамен применяемых, по его мнению, правовых суррогатных средств изъятия и истребования предметов и документов [8].

Вполне вероятно, что подобными аргументами руководствовались суды, признававшие в качестве доказательств результаты выемки, произведенной до возбуждения уголовного дела, о чем свидетельствуют примеры, приведенные в своей работе К. Б. Калиновским [3]. Так гр. А.

была осуждена Майкопским городским судом Республики Адыгея еще 7 мая 2017 года за получение взятки о выдаче некоторых важных и значимых для безопасности технологических работ удостоверений, которые были изъяты путем проведения выемки в ходе проверки сообщения о преступления сотрудником оперативного подразделения органа дознания. Решение приведенного суда низового уровня было поддержано Верховным Судом Российской Федерации как обоснованнее и законное в ходе обжалования. Подытоживая судебную практику, К. Б. Калиновский пишет: «Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 т и ст. 183 УПК РФ» [3].

Весьма интересна позиция Конституционного Суда Российской Федерации, отказавшего в своем Определении от 22.12.2015 года № 2885-О в принятии к рассмотрению жалобы указанной гр. Абрамовой Э. В.

на том основании, что доказывающие ее виновность документы были изъяты путем производства выемки не у нее самой, а других лиц (очевидцев — в формулировке суда), которые выдали их добровольно и стороной защиты при этом подлинность этих документов не оспаривалась.

Тем самым непосредственно конституционные права заявительницы гр. Абрамовой Э. В. не были нарушены. Далее Конституционный Суд Российской Федерации заключает, что проверка выбора правильности правовых норм и оценка полученных доказательств в компетенцию этого суда не входит [2].

Как было отмечено, Верховный Суд России признал законными решения нижестоящего суда, т. е. оценил доказательства, полученные в ходе выемки до возбуждения уголовного дела.

В этой связи А. Н. Савченко с сожалением уточняет, что Конституционный Суд Российской Федерации, отказал в принятии жалобы к рассмотрению, «не акцентировав в своем решении то обстоятельство, что обращение А. вызвано не порочностью закона, а его толкованием» [9].

Как видим, неопределенность положений уголовно-процессуального закона, в частности о выемке, породила различное понимание у практических работников, в том числе судебных, и в целом идущую вразрез с требованиями закона судебную практику, которая показывает преувеличенное применение принципа свободы судьи при оценке доказательств согласно ст. 17 УПК РФ. Такая свобода, безусловно, должна быть ограничена рамками закона.

Анализ последних диссертационных исследований таких ученых как К. Д. Муратов, И. А. Мисюта показывает, что они были в основном нацелены на исследование проблем выемки, касающихся ее проведения в рамках правовой помощи [7], концептуального понимания обыска и выемки [6].

Вместе с тем данными специалистами были разнопланово исследованы проблемы гарантий прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится выемка. Так затронутая К. Д. Муратовым проблема гарантий прав адвокатов и адвокатской тайны при выемке получила разрешение во внесении изменений в УПК РФ путем введения уже отмеченной статьи 450.

1, чему в определенной мере способствовали изыскания и этого автора.

Таким образом, проблемы выемки в уголовном процесса в настоящее время находятся в плоскости обеспечения реальными гарантиями прав и законных интересов лиц, чьи права ограничиваются при ее проведении, возможного разрешения проведения выемки до возбуждения уголовного дела, несовершенства законодательства, порождающего разночтения в понимании и толковании сути самой выемки и положений закона, в частности УПК РФ и т. д. В определенной части проблемы выемки в уголовном процессе получают постепенное разрешение, другие — по-прежнему актуальны и требуют более глубокого исследования.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/232/53739/

Некоторые процессуальные вопросы изъятия предметов и документов до возбуждения уголовного дела

Выемка уголовного дела

М. П. Перякина,
доцент кафедры уголовного процесса ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России, кандидат юридических наук

При осуществлении надзора за деятельностью правоохранительных органов по проверке заявлений и сообщений о преступлениях органами прокуратуры в последнее время выявляются случаи производства таких следственных действий, как обыск и выемка. Это объясняется неоднозначным толкованием норм уголовно-процессуального законодательства России, регламентирующих стадию возбуждения уголовного дела.

Федеральный закон РФ от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ внес значительные изменения в порядок рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях. Часть 1 ст.

144 УПК РФ позволяет теперь следователю, органу дознания, руководителю следственного органа, дознавателю «получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий» [1].* Peryakina M. Some procedural questions of withdrawal of subjects and documents before initiation of legal proceedingsТаким образом, одним из способов собирания доказательств на указанной стадии является изъятие предметов и документов в порядке, установленном УПК РФ. Как известно, закон не предусматривает такого самостоятельного процессуального или следственного действия, как изъятие. Поэтому напрашивается вывод о том, что изъятие может быть осуществлено только в рамках следственных действий, однако законодатель не прописывает, каких именно.Актуальность законности изъятия предметов и документов до возбуждения уголовного дела обостряется еще одним новшеством указанной стадии. Так согласно ч. 1 и 2 ст. 144 УПК РФ «Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения статей 75 и 89 настоящего Кодекса» [1]. А это значит, что информация, полученная с нарушением норм УПК РФ, будет признана недопустимым доказательством. Однако сложно соблюдать законодательство, если оно не раскрывает конкретных требований и алгоритма действий.Так обнаружение и изъятие предметов и документов возможно при производстве осмотра, обыска и выемки. Однако закон допускает до возбуждения уголовного дела только осмотр. Спорным является вопрос об изъятии предметов и при освидетельствовании, производство которого так же возможно до возбуждения уголовного дела. Статья 179 УПК РФ, регламентирующая освидетельствование, ничего не говорит об изъятии каких-либо предметов при его производстве. Несмотря на это ч. 3 ст. 180 УПК РФ гласит «В протоколах перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре и (или) освидетельствовании» [1]. Поэтому не совсем понятно, будут ли признаны допустимыми доказательствами предметы и документы, изъятые при освидетельствовании.Таким образом, недостаточная регламентация изъятия предметов и документов на стадии возбуждения уголовного дела порождает массу противоречивых мнений как среди ученых процессуалистов и криминалистов, так и среди практических работников. Во многих ведомственных подразделениях регулярно производятся выемки до возбуждения уголовного дела. Кроме того, такие уголовные дела ряд прокуратур пропускает с обвинительным заключением или обвинительным актом, а суды выносят обвинительные приговоры.Ряд авторов также полагают вполне легитимным производство выемки (обыска) до возбуждения уголовного дела. Так профессор А. Халиков указывает на то, что «так как в случае производства изъятия предметов и документов в порядке, установленном УПК РФ, нет какого-либо указания на поисковый характер, то речь идет о правилах, аналогичных производству выемки, которые изложены в ст. 183 УПК РФ» [2].А. Каретников и С. Коретников утверждают, что благодаря изменениямч. 1 ст. 144 УПК РФ «обыск и выемка могут стать обыденными следственными действиями для стадии возбуждения уголовного дела» [3]. Кроме того, они считают, что указание законодателя «изымать, в порядке, установленном УПК РФ» «предполагает возможность производства выемки и обыска не только в тех местах, где не требуется судебное решение, но и в местах, где оно необходимо, либо без судебного решения в случаях, не терпящих отлагательств» [3].О.Л. Васильев считает, что под процессуальное действие «изъятие предметов и документов» законодатель замаскировал такие следственные действия, как осмотр, освидетельствование, обыск, личный обыск и выемку [4], т.е. напрашивается вывод о возможности производства этих следственных действий до возбуждения уголовного дела.Из перечисленных следственных действий ч. 1 ст. 144 УПК РФ прямо указывает на возможность производства на стадии возбуждения уголовного дела лишь осмотра места происшествия, при составлении протокола которого должна быть отражена информация об изъятии предметов и документов. Поэтому, на наш взгляд, их изъятие при производстве иных следственных действий до возбуждения уголовного дела является незаконным. Такого же мнения придерживается Генеральная прокуратура Российской Федерации, которая рекомендует подчиненным прокурорам при осуществлении прокурорского надзора за законностью рассмотрения заявлений и сообщений о преступлении обращать особое внимание на недопустимость производства обысков и выемок до возбуждения уголовного дела.Мы согласны с А. А. Суминым в том, что «не может идти речь об отождествлении законодателем следственного действия «выемка» и непонятного «изъятия»» [5]. Н. В. Карагодин также считает, что закон не позволяет проводить на стадии возбуждения уголовного дела обыски и выемки [6].На данный момент законно изъять предметы и документы до возбуждения уголовного дела можно только путем производства осмотра места происшествия. Но нередко на доследственной проверке отсутствуют фактические основания проведения такого осмотра, однако несмотря на это следователям и дознавателям приходится его проводить в связи с необходимостью изъятия предметов и документов с целью установления оснований для возбуждения уголовного дела. В связи с этим участились обращения граждан в суды в рамках ст. 125 УПК РФ с целью признать осмотры места происшествия незаконными. Вследствие подобных жалоб протокол осмотра места происшествия признается недопустимым доказательством, что порой исключает и дальнейшее производство.Представляет определенный интерес предложение некоторых авторов о внесении в закон истребования и предоставления предметов и документов как процессуальных действий. При этом предлагается регламентировать их производство с возможностью применения мер процессуального принуждения [7]. Однако, на наш взгляд, это предложенное процессуальное действие практически аналогично выемке. Так следует ли нагромождать стадию возбуждения уголовного дела еще одной процедурой. Считаем, что проще разрешить производство уже привычной выемки до возбуждения уголовного дела. Такая регламентация устранила бы проблему правоприменителя при необходимости изъятия предметов и документов на доследственной проверке.БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ1. Часть 1 ст. 144 УПК РФ. URL:http://www. consultantra/popular/upkrf/11_26.html#p2415.2. Халиков А. Собирание доказательств в ходе проверки сообщения о преступлении // Законность. 2013. № 12.3. Каретников А., Коретников С. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении // Законность. 2014. № 7.4. Васильев О. Л. Новый этап реформы досудебных стадий уголовного процесса. Критический анализ новелл 2013 г. // Закон. 2013. № 8.5. Сумин А. А. Некоторые проблемы применения статьи 144 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации // Адвокат. 2013. № 4.6. Карагодин В. Н. Осмотр места происшествия, обыск или выемка? // Рос. юрид. журнал. 2013. № 5.

7. Семенцов В. А. Следственные действия в досудебном производстве (общие положения теории и практики). Екатеринбург, 2006. С. 137-150.

Источник: https://pravo163.ru/nekotorye-processualnye-voprosy-izyatiya-predmetov-i-dokumentov-do-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela/

Уголовно-процессуальное право

Выемка уголовного дела

Согласно ч. 1 ст. 183 УПК РФ при необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, если точно известно, где и у кого они находятся, производится их выемка. Порядок производства выемки и фиксации ее хода и результатов определяется ст. 183 УПК РФ.

Выемка следственное действие, сущность которого заключается в изъятии (при необходимости принудительном) должностным лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, на основаниях и в порядке, предусмотренном законом, предметов и документов, имеющих значение дня уголовного дела, если точно известно, где и у кого они находятся.

В зависимости от особенностей процессуального порядка существуют следующие виды выемки:

  1. выемка предметов (документов) в помещениях предприятий:
  2. выемка предметов, документов в жилище:
  3. выемка заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи:
  4. выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну:
  5. выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях1Выемку почтово-телеграфных отправлений (ч. 5 ст. 185 УПК РФ) следует рассматривать в виде составной части такого следственного действия, как наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка. Нели осмотр и выемка в данном случае рассматриваются как самостоятельные следственные действия, то наложение ареста на почтово-телеграфные отправления теряет направленность на получение доказательств и как следственное действие рассматриваться не может..

Законодатель указывает на возможность изъятия посредством производства выемки лишь предметов и документов (ч. 1 ст. 183 УПК РФ). В связи с этим, даже если точно известно, где и у кого находится конкретное разыскиваемое лицо или труп, необходимо производить не выемку, а обыск.

Фактическое основание производства выемки — наличие достоверных доказательств, на основании которых может быть сделан вывод о нахождении индивидуально определенных, имеющих значение для дела предметов (документов) в конкретном месте и во владении конкретного лица.

Выемка не может быть проведена, если известно, что предмет (документ) находится в определенном помещении, но отсутствуют доказательства, свидетельствующие о его конкретном месте нахождения.

В случае когда такое место известно, но отсутствуют данные об индивидуальных признаках предмета, документа (например, известно, что в сейфе находится орудие преступления – пистолет, но неясно, какой именно), необходимо производить обыск, поскольку подобных предметов в этом месте может оказаться несколько, а посредством выемки может быть изъят лишь один из них, указанный в постановлении. При наличии достоверных доказательств, прямо указывающих на место нахождения индивидуально определенного предмета (документа), изъятие его путем производства выемки возможно лишь при условии, если точно известно, в чьем владении находится предмет (документ) на момент производства выемки.

Выемка производится по постановлению следователя (дознавателя).

Выемка в жилище, выемка заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, производятся на основании судебною решения, принимаемого в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ.

Процессуальные правила производства выемки во многом совпадают с правилами производства обыска. Так, производство выемки не допускается в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. При производстве выемки необходимо обеспечить присутствие лица, у которого производится выемка, или совершеннолетних членов его семьи.

В производстве выемки по решению следователя может принимать участие специалист. Лицо, у которого производится выемка, имеет право на юридическую помощь адвоката. Перед началом следственного действия следователь должен разъяснить права и обязанности лицам, принимающим в нем участие.

После этого лицу под расписку предъявляется постановление о производстве выемки и предлагается выдать предметы и документы, подлежащие изъятию.

В случае когда предметы и документы, указанные в постановлении не выдаются добровольно, выемка может быть проведена принудительно. Если подлежащие изъятию предметы (документы) не обнаружены в предполагаемом месте, производство поисковых действий (в отличие от обыска) не допускается. В этом случае производство выемки заканчивается.

При этом если необходимость обнаружения и изъятия предмета (документа) обусловлена случаем, не терпящим отлагательства, следователь вправе вы нести постановление о производстве обыска, в ходе которого произвести поисковые действия с последующим уведомлением об этом суда и прокурора (если для производства обыска требуется судебное решение) по правилам, предусмотренным ч. 5 ст. 165 УПК РФ.

Изъятые в ходе выемки предметы предъявляются лицам, присутствующим при выемке, упаковываются и опечатываются на месте производства выемки. Изъятие электронных носителей информации производится по тем же правилам, что и в ходе обыска.

О производстве выемки составляется протокол. Копия протокола вручается лицу, у которого производилась выемка.

В случае выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи в трехдневный срок производится уведомление об этом заемщика или поклажедателя.

Таким образом, выемка отличается от обыска следующими признаками.

Она может производиться, только если точно известно: (1) какие предметы (документы) подлежат изъятию; (2) конкретное местонахождение предметов (документов), подлежащих изъятию; (3) в чьем владении на момент производства выемки находятся подлежащие изъятию предметы (документы). Кроме того, в ходе выемки не допускаются поисковые действия.

Источник: https://isfic.info/crimpro/lodne77.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.