Вынесение неправосудного приговора

Ст. 305 УК РФ с ми

Вынесение неправосудного приговора

Статья 305 УК РФ. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта – размещена в Особенной части Десятого раздела Тридцать первой Главы Уголовного Кодекса РФ. Представленная статья включает в себя две небольшие части текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 305 УК РФ с нашими ми к ней.

Статья 305 УК РФ. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

  1. Вынесение судьёй (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта
    – наказывается штрафом в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырёх лет, либо лишением свободы на срок до четырёх лет.

  2. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлёкшее иные тяжкие последствия,
    – наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет.

Непосредственным объектом преступления является установленный процессуальными актами порядок вынесения приговоров, решений и иных судебных актов.

Дополнительный непосредственный объект – права и законные интересы граждан или юридических лиц. Предметом преступления являются неправосудные приговор, решение или иной судебный акт.

Приговор – это решение о виновности или невиновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции.

Решение – это судебный акт по гражданскому делу. К иным судебным актам следует отнести определения, постановления, вердикты.

Определение – любое решение, за исключением приговора, вынесенное судом первой инстанции коллегиально при производстве по уголовному делу.

Определениями являются все решения, принятые судом второй инстанции, за исключением суда апелляционной или надзорной инстанции, при пересмотре соответствующего судебного решения.

Постановление – это акт президиума суда при пересмотре приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу, а также акт, принятый судьёй единолично, за исключением приговора или решения по гражданскому делу. Вердикт – это решение, вынесенное коллегией присяжных заседателей по поставленным перед ней вопросам, включая главный вопрос – о виновности или невиновности подсудимого.

Неправосудность судебного акта является обязательным признаком предмета данного преступления, который означает, что такие акты вынесены с существенным нарушением норм материального или процессуального законодательства и при явном расхождении выводов суда и фактических обстоятельств дела.

Неправосудность судебного акта может проявиться, например, в осуждении невиновного лица, оправдании виновного, в рассмотрении дела при незаконном составе суда, в неправильной умышленной квалификации преступления, в необоснованном отказе в рассмотрении иска или в необоснованном его удовлетворении, в незаконном взыскании с граждан недоимки по налогам и др.

Объективная сторона состава преступления выражается в совершении виновным действий в виде вынесения заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта, т.е. в принятии судом акта, неверного с точки зрения закона относительно рассматриваемого вопроса.

Состав преступления по конструкции – формальный. Преступление окончено с момента подписания всеми судьями неправосудного акта. Для признания преступления оконченным не имеет значения последующее оглашение судебного акта.

Субъект преступления – специальный. Ими являются: судьи любых судов и звеньев (кроме Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов РФ). К субъектам следует отнести судью, присяжного и арбитражного заседателей.

В случае вынесения неправосудного акта составом суда из нескольких членов по предварительному сговору их действия квалифицируются по ч. 1 рассматриваемой статьи, но наказание назначается с учётом п. “в” ч. 1 ст. 63 УК РФ – совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору или организованной группы.

Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. О прямом умысле свидетельствует указание на заведомую неправосудность судебного акта.

Мотивы преступления могут быть различными и на квалификацию влияния не оказывают. Профессиональные ошибки, вызванные недостаточной компетентностью членов суда, небрежностью и т.д.

, не являются основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст. 305 УК.

Частью 2 ст. 305 УК предусмотрены два квалифицирующих признака:

  1. вынесение незаконного приговора к лишению свободы, под которым следует понимать лишение свободы на определённый срок или пожизненное лишение свободы;
  2. наступление тяжких последствий, к которым можно отнести самоубийство осуждённого, причинение крупного имущественного ущерба, оправдание опасного преступника, реальное отбытие незаконно осуждённым длительного срока и др.

В этом случае состав преступления – формально-материальный.

Источник: http://xn----8sbahjdg1bucp4cc.xn--p1ai/detail2558.html

Преступления без наказания – реальность, так решил Конституционный Суд РФ

Вынесение неправосудного приговора
В Российской Федерации на официальном законодательном уровне утверждена схема освобождения судей от уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

(статья 305 УК РФ) В  статью 448 УПК РФ внесена поправка, в соответствие с которой  Не допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьей 305 Уголовного кодекса Российской Федерации, в случае, если соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей или с его участием, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке как неправосудный. В основу указанной поправки легло Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18 октября 2011 г. N 23-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности положений статей 144, 145 и 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 8 статьи 16 закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.Л. Панченко». В соответствии со статьёй 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении судьи принимается председателем Следственного комитета РФ с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей, а в отношении судьи Конституционного Суда РФ, соответственно, с согласия Конституционного Суда РФ.

Однако в отношении статьи 305 УК РФ Конституционный Суд РФ постановил не совсем адекватный с точки зрения паритета законных прав судей и граждан вывод: Применительно к вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи по признакам преступления, предусмотренного статьей 305 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, это означает, что квалификационная коллегия судей не вправе самостоятельно определять, является ли конкретный судебный акт неправосудным, т.е. оценивать его законность и обоснованность, в том числе с точки зрения правильности применения материального закона или соблюдения процессуальных правил, — такая проверка может осуществляться лишь в специальных, закрепленных процессуальным законом процедурах, а именно посредством рассмотрения дела судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Благими намерениями выложена дорога в ад. Особенно, если эти благие намерения исходят из уст слуг Дьявола. Вспомним, например, Определение Конституционного Суда РФ от 17.01.2013 N 1-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Канарского Дениса Игоревича на нарушение его конституционных прав статьей 328 и частью пятой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», которым Конституционным Суд РФ принял новое решение, прямо противоположное ранее вынесенному и неотмененному Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2010 года № 10-П, в котором Конституционный Суд Российской Федерации признал часть первую статьи 320, часть вторую статьи 327 и статью 328 ГПК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они, в частности, не предусматривают правомочие суда апелляционной инстанции направлять гражданское дело мировому судье на новое рассмотрение в случаях, когда мировой судья рассмотрел дело в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Вот и в этот раз Конституционный Суд РФ исходил из целей соблюдения гарантии неприкосновенности судей при осуществлении  ими правосудия. Как говорится, хотели как лучше, а получилось не совсем честно, даже не просто не совсем честно, а аморально, преступно.

Ни для кого не  секрет, что в настоящее время в судах действует принцип корпоративного взаимодействия судей при осуществлении правосудия. Что этот принцип представляет  из себя на практике. При рассмотрении в суде по первой инстанции дел различных категорий с одной стороны, участвующей в деле (истец, ответчик, третье лицо, подсудимый, потерпевший, гос. обвинитель и т. д.) начинает действовать определенный интерес, который доводится до судьи тем или иным образом, как напрямую, так и через вышестоящий суд. За редким исключением судьи выносят заведомо неправосудные приговор, решение или иной судебный акт действуя единолично. В основе своей свои решения по делу судьи первой инстанции предварительно согласовывают с вышестоящим судом, так сказать, заранее заручаются поддержкой вышестоящего суда-того самого суда, который именуется апелляционной инстанцией, либо непосредственно получают от него указания о том, как должно быть рассмотрено и разрешено конкретное дело. В результате чего заведомо неправосудные приговор, решение или иные судебные акты «устоят» при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции.

Далее как по накатанной.

Кассационная жалоба на судебные постановления поступает…правильно, в этот же суд, сплоченный узами корпоративного братства, и, в основе своей, прикрывается определением судьи об отказе в передаче кассационной жалобы в судебное заседание суда кассационной инстанции, потому что кассационная жалоба не содержит оснований для отмены судебных постановлений, предусмотренных ст. 387 ГПК РФ, а сама кассационная жалоба направлена на иную переоценку доказательств, данных ранее судами нижестоящих судебных инстанций, что является недопустимым с точки зрения закона, так как фактически направлено на повторный пересмотр судебных постановлений.  Что, однако, не помешало Бабушкинскому районному суду города Москвы в 2011 году повторно пересмотреть  свое решение от 2009 года, которое утвердил Московский городской суд, и уже эти судебные постановления «затвердил» Верховный Суд РФ. Согласно п.п. 2 п. 1 ст. 134 ГПК РФ Судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон. Однако, кто, что и когда мешало российскому суду переступить через закон? Никто, ничто и никогда.

Далее дело попадает и по второй и по третьей(!?) кассационной инстанции, где уже в принципе никто и ничего не читает. Что само по себе уже является отдельным составом преступления, вот только пострадавшим от этого не легче. Об этих страшных людях ещё в далеких 30-х годах написал Михаил Булгаков в своем романе «Мастер и Маргарита».

…тут Иван Николаевич поднял свечу и вскричал: − Братья по литературе! (Осипший голос его окреп и стал горячей.) Слушайте меня все! Он появился! Ловите же его немедленно, иначе он натворит неописуемых бед!

− Что? Что? Что он сказал? Кто появился? − понеслись голоса со всех сторон.

Консультант! − ответил Иван, − и этот консультант сейчас убил на Патриарших Мишу Берлиоза.

До надзора вообще доходят единичные дела. Таким образом, Конституционный Суд РФ, дал гарантию судьям не только на невмешательство в их деятельность при отправлении правосудия, но и гарантию на освобождении от уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иных судебных актов, если они не были отменены в процессуальном порядке в вышестоящих судебных инстанциях.

Указанное Постановление Конституционного Суда РФ, новая часть 8 статьи 448 УПК РФ вступили в явное противоречие с частью 2 статьи 21 УПК РФ в соответствии с которой В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Ни Конституционный Суд РФ, ни Государственная Дума РФ, ни Совет Федерации, ни Президент РФ ни иные субъекты законодательной инициативы так и не дали ответов на вопросы о том, каким образом должны быть привлечены к уголовной ответственности судьи:

1. Вынесшие заведомо неправосудные приговор, решение или иные судебные акты, если они не были отменены в процессуальном порядке в вышестоящих судебных инстанциях? 2. Утвердившие в апелляционном порядке заведомо неправосудные приговор, решение или иные судебные акты или отменившие ранее вынесенные судом первой инстанции приговор, решение или иные судебные акты и постановившие в новом судебном постановлении заведомо неправосудные приговор, решение или иные судебные акты? 3. Отказавшие заведомо незаконно в рассмотрении кассационной или надзорной жалобы, которыми оспариваются вынесенные судьей заведомо неправосудные приговор, решение или иные судебные акты? 4. Вынесшие заведомо незаконные судебные постановления по делу об оставлении в силе заведомо неправосудных приговора, решения или иных судебных актов? Именно поэтому у меня, простого гражданина, возник элементарный вопрос: «Как, каким образом при осуществлении чиновниками России всей мощи государственных полномочий на весах Российской Фемиды на одной чаше весов оказались интересы судей, а на вторую чашу весов никто так и не удосужился положить интересы граждан?»

Именно поэтому я настаиваю на пресечении беспредела со стороны судей при осуществлении правосудия связанного с их корпоративной солидарностью, что в соответствие с частью 7 статьи 35  УК РФ квалифицируется не иначе как Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом. И не стоит забывать о том, что ни одно преступление не должно оставаться безнаказанным!

Источник: https://pravorub.ru/articles/42365.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.